Против Bank of New York подан иск на $22,5 млрд

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Возобновление расследования о махинациях 90-х

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::18.05.2007, Дела давно минувших рублей

Против Bank of New York подан иск на $22,5 млрд

Дмитрий Бутрин, Максим Кваша, Ольга Плешанова, Мария Разумова, Наиля Аскер-Заде

Converted 24177.jpg

Бывший топ-менеджер ЮКОСа Константин Кагаловский (второй слева) в беседе с корреспондентом "Ъ" (в тексте ее нет) назвал прославившее его в 1999 году дело BoNY «полной х…ней»

Федеральная таможенная служба (ФТС) вчера заявила о подаче в арбитражный суд Москвы иска против американского Bank of New York (BoNY) на 579,096 млрд руб. ($22,5 млрд). ФТС через адвокатов российского адвокатского бюро "Смаль и партнеры" и американской Podhurst Orseck фактически хочет продолжить в российском суде закрытое в ноябре 2005 года судом США "дело BoNY". Результатом иска может стать раскрытие имен компаний и физических лиц, пользовавшихся услугами BoNY в 1996-1999 году. В том числе и тех, которые за прошедшие десять лет стали крупнейшими финансовыми структурами России.

Вчера Максим Смаль, партнер коллегии "Смаль и партнеры", заявил Ъ, что им был подан в арбитражный суд Москвы иск к BoNY и его московскому представительству о взыскании с банка прямых и непрямых убытков ФСТ России в размере 579,096 млрд руб. ($22,5 млрд). По его словам, иск связан с вовлеченностью BoNY в схему по легализации теневого импорта в Россию в 1996-1999 годах. Он пояснил Ъ, что не имеет контракта с ФТС, а действует по поручению американской юридической компании Podhurst Orseck (Флорида), чьим клиентом является ФТС.

ФТС вчера официально подтвердила подачу иска, но отказалась комментировать его содержание, пообещав раскрыть всю информацию на пресс-конференции сегодня. В арбитражном суде Москвы вчера вечером не подтвердили информацию о том, что иск подан. "Правда, нельзя исключать, что заявление сдано в канцелярию незадолго до закрытия, а потому не успело пройти регистрацию и попасть в базу",– уточнил источник Ъ в суде.

Иск, согласно информации Ъ, полученной от юристов ФТС, требует от BoNY возмещения убытков ФТС, полученных от занижения в 1996-1999 годах "группой российских физических лиц и компаний" (определение суда в США) таможенных пошлин при "сером" импорте товаров в Россию – роль BoNY заключалась в обеспечении фактической оплаты поставщикам товаров в США. Суд в июле 2006 года (см. справку) признал факт отмывания лишь на $7 млрд, виновным в нем были сотрудники BoNY. Пресса также утверждала, что в деле замешаны старший вице-президент BoNY Наталья Кагаловская, а также ее муж Константин Кагаловский (см. справку на стр. 14), ранее работавший в банке МЕНАТЕП, входящий в группу РОСПРОМ-ЮКОС. Впрочем, на суде их имена не звучали.

Партнер Podhurst Orseck Стивен Маркс, прилетевший в Москву накануне, подтвердил Ъ, что иск готовился командой юристов его компании, Максим Смаль и еще несколько российских юристов, имена которых не раскрываются, являются "ее частью". Господин Маркс рассказал Ъ, что участвует в подготовке иска уже больше года, после того как в ноябре 2005 года стало ясно, что поведение BoNY в конце 90-х было "неподобающе". На вопрос, почему иск был подан против BoNY, а не против юридических лиц, нарушавших таможенное и валютное законодательство, в интересах которых, возможно, отмывались денежные средства, господин Маркс пояснил: многие из русских банков-корреспондентов BoNY банкроты, но в "любом случае, ничего из этого не могло бы случиться без участия BoNY."

По словам Максима Смаля, иск подан по американскому праву и основан на материалах расследования, проведенного прокуратурой США по делу BoNY. "Само исковое заявление небольшое – два-три листа,– говорит адвокат,– однако приложенные к нему материалы расследования составляют несколько сотен листов". Причину подачи иска в Москве, а не в США господин Смаль объяснил туманно: "После завершения дела в США американские адвокаты ФТС обратились в российским адвокатам с целью получить решение российского суда, которое должно быть исполнено в США". Арбитражный процессуальный кодекс действительно позволяет обращаться в суд по месту нахождения представительства компании, но только в том случае, когда "иск к юридическому лицу вытекает из деятельности его представительства". Господа Смаль и Маркс уверяют, что иск связан с деятельностью BoNY в США, а не его московского офиса.

Суть схем по уменьшению затрат на таможенную очистку товаров, причинивших ущерб России, адвокаты ФТС раскрыть отказались, сославшись на то, что "ФТС сейчас проводит расследования с последующей передачей материалов в правоохранительные органы". Сами схемы, скорее всего, традиционны: таможенная стоимость товаров могла занижаться с использованием, например, офшорных компаний и недобросовестных банков, осуществляющих переводы денег за рубеж. В частности, по словам Максима Смаля, в официальных документах по расследованию фигурируют Депозитарно-клиринговый банк (лицензия отозвана origindate::17.11.1999.– Ъ) и Фламинго-банк (исключен из госреестра origindate::26.07.2005.– Ъ). При этом долларовые расчеты всегда идут через банк-корреспондент в США, и таким центром мог выступать BoNY.

В московском и лондонском представительствах BoNY от комментариев отказываются. Как пояснил Ъ вице-президент по корпоративным коммуникациям главного офиса BoNY в Нью-Йорке Кевин Хейни, "ни один из наших сотрудников – ни в Москве, ни в Нью-Йорке – не видел этот иск ФТС". По его словам, пока банк не предпринимал никаких действий, ожидая информации из Москвы. Вчера вечером, впрочем, BoNY выпустил официальное заявление по поводу иска. В нем, помимо отрицания всех выдвинутых обвинений, банк информировал, что ранее к нему обращались некие юристы, представлявшиеся представителями ФТС, которые предлагали BoNY "за незначительную часть от указанной суммы" избежать предъявления исков – фактически, речь идет об обвинении в шантаже.

Podhurst Orseck указывает в числе корпоративных клиентов компании правительства России, Венесуэлы и ряда латиноамериканских стран. Впрочем, Стивен Маркс практически неизвестен как адвокат по подобным делам – ранее он специализировался на исках, связанных с авиакатастрофами. В частности, он фигурировал в исках по авиакатастрофе самолета компании "Сибирь" в 2006 году в Иркутске. Podhurst Orseck также готовила иск к табачным кампаниям США от имени правительства России с крупными денежными требованиями – по аналогии с иском, поданным ей от имени правительства Венесуэлы в 1999 году. Сам Маркс суть своего сотрудничества с правительством России раскрыть отказался.

В 1999 году интерес к делу проявлял тогда замглавы ФСБ Виктор Иванов, сейчас помощник президента. В 1999-2002 годах СМИ утверждали, что в расследовании "дела BoNY" существовала информация об отмывании через одну из компаний, фигурировавших в деле, BENEX, и компании ФИМАКО, созданной ЦБ для размещения части средств банка, средств кредита МВФ, выданного России осенью 1998 года. Сам Виктор Геращенко, впрочем, вчера заявил Ъ, что считает версию о связи иска ФТС к BoNY и работы ФИМАКО абсолютно несостоятельной.

Претензии к BoNY могут быть связаны с новым делом Михаила Ходорковского – в этой логике через BoNY могли легализоваться средства, выведенные компаниями ЮКОСа от налогообложения в России. Впрочем, по официальным данным, новые обвинения господину Ходорковскому охватывают действия его компании в 1999-2004 годах, а расследование "дела BoNY" заканчивается 1999 годом. Александр Темерко, бывший вице-президент ЮКОСа, заявил вчера Ъ, что вряд ли иск связан с обвинением. По его мнению, Россия намерена иском "вынудить США защитить BoNY суверенитетом" и отказать в исполнении возможных претензий российского суда к ним. Константин Кагаловский, переехавший с Натальей Кагаловской в Лондон, вчера отказался комментировать Ъ иск ФТС к BoNY – об иске он узнал от Ъ.

Иск ФТС к BoNY ставит под угрозу стабильность финансовой системы в первую очередь России: он может привести к замораживанию всех счетов и активов, которыми владеет BoNY. В первую очередь это акции российских компаний, на которые выпущены ADR и GDR (на вчерашний день рыночная стоимость этих бумаг составляла более $100 млрд). Всего BoNY участвует в примерно 30 программах по выпуску депозитарных расписок. "Так как по закону нерезиденты не могут являться номинальными держателями активов, Bank of New York юридически является владельцем ценных бумаг",– объясняет глава инфраструктурного института ПАРТАД Петр Лансков. "Риск того, что на акции российских компаний, на которые иностранный депозитарий выпускает ADR, GDR, может быть наложено взыскание по требованиям к этому депозитарию, гипотетически существует",– признает старший советник по правовым вопросам Центра развития фондового рынка Татьяна Медведева.

В случае наложения ареста на эти активы, предположил Сергей Бережный из Deutsche Bank, BoNY будет вынужден приостановить все действующие программы и объявить держателям ценных бумаг, что они не смогут осуществлять операции по их конвертированию. Кроме того, если будет доказана правомерность претензий таможенной службы, банку будет проблематично завоевывать новые мандаты на депозитарные программы, а потому большая доля рынка может уйти к основным конкурентам Bank of New York – Deutsche Bank и JP Morgan, полагает руководитель крупного иностранного инвестбанка. А репутационный ущерб может привести и к потере до 50% уже имеющихся программ.

Пока российские клиенты Bank of New York не торопятся отказываться от сотрудничества. Так, в банке ВТБ, который выбрал BoNY банком-депозитарием своих GDR, считают, что иск не затрагивает их интересов. "Соглашение с банком уже подписано, поэтому юридического смысла в отказе от его услуг нет,– заявил Ъ вице-президент ВТБ Василий Титов.– В данном случае уверен, что наши интересы не пострадают". Котировки акций российских компаний вчера снизились незначительно – в среднем на 1%.

Еще одним крупным риском является возможное появление информации о том, какие именно российские компании и физические лица были причастны к отмыванию в 1996-1999 годах денег через BoNY. Ранее ни одного имени не было раскрыто, но есть основания предполагать, что среди них может быть обнаружено не одно из имен списка нынешних миллиардеров Forbes – услугами BoNY и BENEX, на тот момент, видимо, крупнейшего организатора "схем" оптимизации налоговых платежей, пользовались десятки структур крупных компаний. В этом случае иск ФТС к BoNY может оказаться "бомбой" не только по сумме требований, но и по политическим последствиям.

***

История вопроса

Дело Bank of New York 19 августа 1999 года газеты USA Today и The New York Times сообщили о том, что ФБР расследует отмывание Bank of New York (BoNY) до $10 млрд из России и Восточной Европы. Среди лиц, причастных к махинациям, СМИ называли известных российских политиков и бизнесменов, в том числе Анатолия Чубайса, Олега Сосковца, Александра Лившица, Владимира Потанина, Татьяну Дьяченко. Сообщалось, что через банк украдена часть выданного РФ в 1998 году стабилизационного кредита МВФ. В сентябре 1999 года российская делегация во главе с замдиректора ФСБ Виктором Ивановым (ныне помощник президента РФ) ездила в США для выяснения обстоятельств дела, но не получила от ФБР никаких документов. Тогда же Генпрокуратура и МНС провели проверки ряда российских банков.

16 сентября 1999 года федеральный окружной суд города Нью-Йорк возбудил уголовное дело против вице-президента лондонского филиала BoNY Люси Эдвардс, занимавшейся счетами клиентов из Восточной Европы, и ее мужа Питера Берлина. Их обвинили в осуществлении банковских операций без лицензий и содействии в отмывании денег. Обвинения предъявлялись их сообщнику главе компании Torfinex Corp. Алексею Волкову, но его дело до суда не дошло. Из BoNY уволились несколько менеджеров–выходцев из России, в том числе старший вице-президент Наталья Кагаловская. 17 февраля 2000 года Люси Эдвардс и Питер Берлин прибыли в США и признались, что отмывали и скрывали в офшорных зонах деньги из РФ, получив за это $1,8 млн. 13 июля 2002 года сотрудница банка Светлана Кудрявцева приговорена в США к двум неделям тюрьмы и пяти с половиной месяцам домашнего ареста за участие в отмывании. В ноябре 2005 года руководство BoNY признало "халатность в выявлении преступных схем" и согласилось возместить $12 млн пострадавшим банкам и $26 млн властям. 26 июля 2006 года Эдвардс и Берлин приговорены к пяти годам условно, шести месяцам домашнего ареста и $20 тыс. штрафа каждый. Они также должны возместить $685 тыс. ущерба властям США. Как установил суд, в 1996-1999 годах они при посредничестве российских банков скрыли от налогообложения $7 млрд экспортных доходов "большой группы российских физических лиц и компаний".

***

Оригинал этого материала
© "Газета", origindate::18.05.2007, Дело BONY переехало в Москву

Возобновление расследования о махинациях 90-х может вызвать новые политические скандалы

Галина Антонова, Алексей Тихонов

Российские власти решили продолжить расследование дела BONY - самого нашумевшего экономического скандала конца 90-х годов прошлого века. [...] Новый виток начался почти сразу после смерти Бориса Ельцина. Российские власти перед выборами могут получить доступ к обширной базе экономического компромата. [...]

Хотя банк начал свой бизнес в России еще в 1992 году, он никогда не обращался за банковской лицензией и весь его штат в 90-е годы состоял из пяти человек, выполнявших административные функции. Все операции сводились к открытию корреспондентских счетов российских банков в BONY. Таким образом, клиенты российских банков могли проводить платежи в долларах США из России в другие страны мира. Счета открывались после предварительной проверки банков, но проверить клиентов банков было уже невозможно. «Все дело в особом устройстве глобальной электронной системы банковских переводов, - объяснял Томас Рени, глава BONY на специальных слушаниях в конгрессе США в сентябре 1999 года. - Информация об отправителе и получателе средств состоит из суммы, номеров счетов и цифровой идентификации банка». Такая информация, по признанию банкира, позволяет легко отследить денежные потоки в системе, но фактически бесполезна при попытках определить владельцев счетов и назначение платежа. Совершенно очевидно, что эту же линию защиты банк будет отстаивать и сейчас. Фактически это означает начало нового разбирательства.

Политический поворот

Максим Смаль готов к проведению нового расследования, ведь в предыдущем деле, которое велось в Нью-Йорке, российские власти не участвовали. Почему? Сразу после начала расследования в 1998 году среди имен сотрудников банка и криминальных элементов замелькали политические имена, в том числе членов семьи президента Бориса Ельцина. BONY признался, что на двух счетах в подразделении банка на Каймановых островах лежат $2,7 млн, принадлежащие члену семьи российского президента; дело замяли из-за статуса неподсудности, который распространялся на всех родственников Бориса Ельцина. Теперь это все в прошлом.

"Если против BONY будет возбуждено дело, то банку надо будет защищаться", - говорит Андрей Черепанов, руководитель Проекта национального развития. Ожесточенная защита выведет на орбиту новых фигурантов. По мнению Черепанова, для судебного разбирательства российской стороной будут запрошены базы данных за тот период времени. Таким образом власти получат доступ к документам. «И будут цеплять в них то, что им интересно, прежде всего - деяния наших олигархов, - уверен Черепанов. - База данных - это компромат, который они смогут в предвыборный период использовать по своему усмотрению». И если раньше от этих мероприятий власть могли удерживать договоренности с Борисом Ельциным, то сейчас она чувствует себя свободной от старых обязательств.

***

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::18.05.2007

Company Profile

Bank of New York Bank of New York основан 23 февраля 1784 года американским политиком, министром финансов первого правительства США Александром Гамильтоном. В 1792 году акции банка стали первыми ценными бумагами, торгуемыми на Нью-Йоркской фондовой бирже. Банк имеет представительства в 33 странах мира, в том числе и в России. Штаб-квартира находится в Нью-Йорке.

В Bank of New York работают 22,9 тыс. человек. Активы на 31 декабря 2006 года – $85,9 млрд (17-е место в США). Объем депозитов на 31 марта 2007 года – $65 млрд (14-е место в США). Чистая прибыль – $3,01 млрд. Капитализация на 17 мая – $30,77 млрд.

Досье

Константин и Наталья Кагаловские

Константин Кагаловский родился 13 октября 1957 года. В 1980 году окончил Московский финансовый институт, работал в Госплане и Академии наук СССР. В 1989 году создал и возглавил Международный центр исследований экономических реформ. С 1990 года был представителем России по взаимодействию с МВФ и Всемирным банком, советником правительства. С октября 1992 года – директор МВФ от России. Осенью 1994 года в США женился на Наталье Гурфинкель, старшем вице-президенте Bank of New York (BoNY). С октября 1995 года – первый зампред правления банка МЕНАТЕП, входил в совет директоров "Роспрома". В 1999-2000 годах – зампред правления НК ЮКОС, с июня 2000 года – член совета директоров ЮКОСа. С 2002 года – президент Института открытой экономики.

Наталья Кагаловская родилась в 1954 году. Окончила Ленинградский госуниверситет, в 1979 году эмигрировала в США, где окончила Принстонский университет. С 1986 года работала в банке Irving Trust, в 1988 году купленном BoNY. Стала одним из ведущих специалистов BoNY по России. В 1989 году выступила неофициальным переводчиком беседы возвращавшегося из США Бориса Ельцина с иностранными банкирами. В благодарность будущий президент России даже донес ее сумку до пограничного поста. В 1994 году в должности старшего вице-президента BoNY возглавила Восточно-Европейский департамент банка.

18 августа 1999 года сотрудники ФБР провели обыск и опечатали кабинет госпожи Кагаловской, подозревая ее в причастности к отмыванию российских денег. Предполагалось, что среди этих средств фигурирует часть кредитов МВФ. В американских СМИ ее обвинили в участии в "сомнительных операциях". Официального обвинения ей не предъявили, но руководство BoNY отправило ее в оплачиваемый отпуск. 13 октября 1999 года она уволилась, посчитав, что руководство банка не защитило ее от нападок СМИ.

29 февраля 2000 года Наталья Кагаловская подала в Савеловский суд Москвы иск о защите чести, достоинства и деловой репутации к руководству BoNY, потребовав компенсации в $270 млн. Об итогах дела не сообщалось. По информации СМИ, госпожа Кагаловская и банк заключили мировое соглашение.