Профессия "пораженец"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Профессия "пораженец" Сергей Кургинян: "Почему в России нет реальной коммунистической оппозиции"


"Когда шестнадцатилетняя девушка обижается на маму за нелестный комментарий по поводу ее прически или ее кавалера - это нормально. Когда взрослые политики обижаются - это весьма прискорбно. А когда под воздействием обиды (эмоции, для политика недопустимой в принципе) они начинают делать ляп за ляпом, то... То таким политикам пора на пенсию. Каких политиков и какие ляпы я имею в виду? Я имею в виду саморазоблачительные реакции руководства КПРФ на вполне концептуальную критику, которую я высказал в передаче А.Караулова 20 октября 2006 года. Конкретно - заявление пресс-службы ЦК КПРФ, опубликованное в газетах "Советская Россия" и "Правда" 24 октября 2006 года. Верхушка КПРФ, конечно, взволновалась не из-за меня, а по поводу бытовых эпизодов, которые задел Караулов (незаконная покупка земли на территории тургеневского заповедника и тому подобное). Однако и моей персоне было уделено несколько лживых фраз. Мол, известный автор антикоммунистического "Письма тринадцати"... и так далее. Между тем я в своей критике говорил не о дачах, а об общих болезнях КПРФной номенклатуры. В частности, я сказал, что Зюганов - фигура двусмысленная (ненавидит коммунизм, руководя коммунистической партией). Что КПРФная номенклатура уже абсолютно неотличима от номенклатурных фигур из противоположного стана. Что нельзя хрюкать на свой идеологический лад вокруг общего "новорусского" корыта. Что надо перестать хрюкать, надо демонстрировать обществу альтернативные образы, альтернативный стиль жизни и прочее. Что нужно глубоко модернизировать все направления работы - идеологическую, учебную, кадровую, если хоть чего-то хотеть. И что именно этого КПРФ не делает. Такова была критика. Каков же был ответ? Отвечающие, что называется, "перешли на личности". А это абсолютно непрофессионально. Сказал тебе кто-то что-то обидное - возьми себя в руки и ответь по существу. Ведь сказано-то нечто по существу. А когда, уклоняясь от разговора по существу, "переходят на личности", - значит, нечего сказать по существу. И это - первое саморазоблачение. Второе - как "переходят на личности". Если вы не можете отличить факта от сплетни, а сплетни излагаете согласно пословице "слышит звон, да не знает, где он", то издержки, как мне кажется, очевидны. И не видеть эти издержки могут только слепцы. А слепцы, по определению, только проигрывают. Вот тут-то мы и переходим к главному. Потому что пример, который я привожу, важен лишь постольку, поскольку "микрокосм повторяет макрокосм". Меня, конечно, интересует макрокосм. А в микрокосме ценно только то, как он раскрывает нечто более масштабное и существенное. Элита КПРФ давно идет от поражения к поражению. Победители (эти "злые силы", с которыми так неутомимо борется Зюганов все эти годы) давно используют действия КПРФ как эффективную для них "фабрику поражений". И это понятно: почему не инвестировать в "фабрику", производящую такой ценный товар, как поражения коммунистов? А что же элита КПРФ? Настолько ли она слепа и наивна? Или ей уже выгодно выступать в этой роли? Вот по-настоящему существенные вопросы. И я попытаюсь на них ответить. Варварские нормы реакции номенклатуры КПРФ на критику... Отсутствие в этой среде всего того, что называется профессиональной реакцией на события и вызовы... Отсутствие даже элементарных самоочистительных процедур, обязательных в эпоху, так сказать, советско-коммунистической адекватности (то есть вплоть до начала 80-х годов прошлого века)... Все это я знаю не понаслышке. Потому что начал концептуально критиковать руководство КПРФ в конце 1993 года. Когда Зюганов, входя в руководство ФНС (напоминаю тем, кто забыл, что это Фронт национального спасения), сначала призвал народ на борьбу против ельцинской Конституции, а затем, в самый острый момент, призвал все тот же народ не выходить на улицу, ибо поддержка Белого дома означает "участие в провокации". Но это было бы еще полбеды. После расстрела Белого дома тот же Зюганов повел партию на выборы, обеспечив легитимность той самой ельцинской Конституции, ради недопущения которой пролили кровь люди, поверившие и ФНС, и Зюганову. Говорят: "О мертвых или хорошо, или никак". Один из почивших в бозе (и не худших, честно говоря) руководителей КПРФ предложил мне тогда весьма соблазительный (как им казалось) политический "товар" в обмен на лояльность. Я отказался и встал на другой путь. Этот путь никогда не был путем шельмования коммунизма и коммунистов. Он не был и путем конфронтации с КПРФ как таковой. Я не могу встать на путь лобовой сшибки с теми, кто хоть как-то разделяет красные и левые ценности. Я тем более не могу встать на путь абсолютного размежевания с теми советскими, по сути, людьми, чей боевой и трудовой подвиг построил страну под названием СССР. Страну, являющуюся для меня исторической и метафизической ценностью. Но при выборе между структурой и ценностями я однозначно выбираю ценности. И бесконечно уважая тех советских по духу людей, которые верят Зюганову, я не могу утаивать от них правду. Я не могу защищать форму, если эта форма бросила вызов своему содержанию. Именно такое понимание своей ответственности побудило меня в 1994 году создать клуб "Содержательное единство". На этом клубе сделаны за прошедшие 12 лет сотни докладов. Десятки из них посвящены ошибкам руководства КПРФ. Ошибкам - или чему-то большему. Я никогда не выносил окончательный аналитический вердикт по этому поводу. Я всегда хотел думать, что речь идет об ошибках. И что критика ошибок - это долг человека, занявшегося интеллектуально-политической деятельностью. Мое якобы стремление ослабить КПРФ с помощью критики - это выдумка зюгановской элитной когорты. И сама эта выдумка разоблачает когорту достаточно сокрушительным образом. Потому что критика не может ослаблять позиции серьезной структуры. Сильный не боится критики. Это ленинский, причем отнюдь не худший урок. И он не потерял политической актуальности. Я напомню Зюганову и его присным вехи этой критики. Напомню, поскольку они лгут своим сторонникам, говоря, что моя критика - это часть заказной кампании, осуществляемой журналистом А.Карауловым. Видимо, элита КПРФ заблудилась во временных лабиринтах. И не понимает, что у Караулова я выступил в 2006 году, а критиковать Зюганова начал в конце 1993-го. И что мои слова в телепрограмме А. Караулова в точности повторяют то, что я публиковал многими годами раньше и в газете "Завтра", и в моем журнале "Россия - XXI", и в других печатных изданиях. Каковы мотивы А.Караулова - это дело самого Караулова. Его - и никого другого. Интерпретация этих мотивов - занятие крайне неблагодарное. Потому что интерпретирующий иногда выдает себя своими интерпретациями. Это называется "интерпретационное зеркало". Видимо, Зюганову и К° не объяснили их политтехнологи, что это такое. Видимо, их политтехнологи не ходят ни на мои лекции, ни на лекции других профессионалов. Пусть тогда воспринимают то, что я пишу, как минимальный урок профессии. Итак, во-первых, исследовать чужие мотивы - дело неблагодарное. Исследовать надо не мотивы, а реальное содержание. Вопрос не в том, что некогда Бобу Вудворду из "Вашингтон пост" империалисты заказали "Уотергейт". Может быть, заказали, может быть, нет. Может быть, Вудворд разоблачал Никсона потому, что тот мешал такому-то и такому-то бизнесу. Может быть, потому, что он, Вудворд, был ангажирован другими спецслужбистскими кланами. Может быть, потому, что против Никсона играли Москва или Пекин, а Вудворда "использовали втемную". Может быть, Вудворд был не только кем-то нанят, но и обижен Никсоном (и обиды носили самый грязный характер). Это недоказуемо и неважно. Это как с мотивами Наполеона (читай Толстого). Или с мотивами других исторических персонажей. Во-вторых, исследовать мотивы - унизительно. И бессмысленно. Исследовать надо только факты. Либо пленки, которыми оперировал Вудворд, и его данные - правильны. Тогда Никсон "горит", и никого не интересуют мотивы Вудворда. Либо эти пленки - фикция.И тогда Вудворд "горит". И опять же, не по мотивационным причинам. А по причинам использования фиктивной информации. Теперь предположим, что мотивы того или иного СМИ (его спонсоров, его архитекторов, его главных действующих лиц) носят совершенно специфический характер. Чаще всего так и бывает во всем мире. "Заказ" - это способ существования современного информационного общества. И что? Кому-то надо с определенными целями "уделать", например, Ватикан. А кто-то занимается расследованием преступлений убийц Альдо Моро, создателей "стратегии напряженности" или бандитских действий "Банко Амброзиано". Что, следователь, занимающийся чьими-то преступлениями, будет думать о мотивах газет, которые опубликуют его данные о преступлениях? Да не будет тогда никаких разоблачений! В мотивах этот следователь будет разбираться до второго пришествия. А разобравшись, уйдет в монастырь. Но и там обнаружит какую-нибудь сомнительную мотивационную логику в чьих-нибудь не до конца однозначных действиях. Элита КПРФ не понимает этого? Делает вид, что не понимает? Ей лень понимать? Или ей понимать невыгодно? Для ответа на эти, казалось бы, простые вопросы мне нужно зафиксировать вкратце все то, что сказано мною о Зюганове и верхушке КПРФ с 1993 года. Прямо в ходе октябрьских событий 1993 года я заговорил о двусмысленном поведении так называемой "русской партии", находившейся тогда в Белом доме и активно игравшей на поражение Верховного Совета и его лидеров. Зюганов, скажем так, был не чужд всему этому. Теперь, 13 лет спустя, многое описано господином Байгушевым. Фигурой, сильно засветившейся в Белом доме во время тех трагических событий. У живой политики - свои законы, а потому скажу лишь, что "многие знания умножают скорбь". Об остальном читайте в "мемуарно-признательных показаниях" самого Байгушева (книга "Русский орден внутри КПСС"). Эти признания, повторяю, сделаны только сейчас. Я раскрыл суть игры тогда, когда правильные действия, блокирующие эту игру, еще могли спасти ситуацию. У меня есть веские основания полагать, что именно эти мои догадки (получившие теперь абсолютную доказательность) послужили причиной неких "ответных действий", помешавших мне остановить катастрофу. Имея то влияние, которое я имел, я мог положить какую-то гирю на другую чашу весов. А весы - колебались. И эта моя гиря для кого-то была крайне опасна. Но даже в такой ситуации я успел о чем-то заранее предупредить общество. Это общеизвестно. Я неоднократно спрашивал, почему руководство КПРФ, ставшее после разгрома ФНС и других структур абсолютным оппозиционным лидером, не провело настоящего расследования причин поражения "белодомовцев" в их противостоянии ельцинскому режиму? Что это? Избегание острых углов? Нечто из категории пресловутого "рыльце в пушку"? Как бы то ни было, принятая линия поведения в этом вопросе объективно является пораженческой. Без беспощадного "разбора полетов", без глубокого анализа ошибок у политического движения нет будущего. Этому посвящена серия моих работ. И я не отказываюсь тут ни от чего. И ничего не могу прибавить к сказанному. Отказ от разбора ошибок означал лишь то, что ошибки будут повторены. А место публично сказанной правды займут сплетни и досужие домыслы, разрушающие нравственные основы оппозиционной идейной консолидации. Я об этом предупреждал, и это так и случилось. Я последовательно разбирал все концептуальные ошибки зюгановского движения. Я говорил о пагубности принятия так называемой концепции устойчивого развития. Когда тем самым, главным концептуальным лидером КПРФ неожиданно стал... вице-президент США Альберт Гор, глава радикально-либеральных групп в американской элите и автор этой самой концепции устойчивого развития. Я напоминал о том, что концепция устойчивого развития требует сокращения населения на нашей территории. Что она несовместима с преодолением российского демографического кризиса. Я напоминал также о том, что "устойчивое развитие" - это вообще нонсенс. А концепция Альберта Гора призвана прикрыть красивыми словами об УСТОЙЧИВОМ (то есть невозможном) развитии - принцип НЕРАЗВИТИЯ большинства территорий земного шара. Я выражал предельное возмущение тем, что концепция устойчивого развития вошла в программные документы КПРФ. Что в этом ее варианте КПРФ берет дополнительные обязательства по усугублению демографической депрессии на нашей территории. Я приводил цитаты из документов, доказывающие правоту моих обвинений. Я просил опомниться - во имя уважения к советскому прошлому и российскому будущему. В ответ - все то же шельмование. Когда мои статьи не цитировались, но при этом осуждались (знаменитый принцип "я Солженицына не читал, но знаю, что он негодяй"). Трусливое замалчивание и извращение сути, навязывание критику каких-то склочных мотивов (разоблачающее лишь склочность навязывающих), увиливание от любой содержательной полемики - уже тогда стало основой стиля руководства КПРФ. И это не могло не иметь реальных политических последствий. Одно из таких последствий - соучастие КПРФ в принятии серии сокрушительных для страны ельцинских бюджетов. Опять-таки я не сейчас вспоминаю об этом. Я писал об этом тогда. И не я один. Например, Сергей Глазьев, сказавший в 1994 году, что в Думе, где КПРФ имела решающие позиции, нет конструктивной оппозиции правительственному экономическому курсу. И вновь - увиливание от дискуссии по существу. И лживое приписывание посторонних мотивов. Переход от обсуждения содержания к обсуждению личности. И обсуждение личности в худших традициях советской эпохи. Традициях, породивших загнивание КПСС и обрушение страны вместе с правящей партией. Помимо бюджетов речь шла и о более важных вещах. Например, о вдруг заявленном Зюгановым принципе "лимитов на революцию". Откуда Зюганов выкопал этот принцип - до сих пор остается для меня загадкой. Где, по его мнению, располагается комитет по лимитам такого рода? Как эти лимиты соотносятся с квотами, лицензиями и чем-то другим? Как это все сочетается с марксизмом-ленинизмом, которому Зюганов лживо клялся в любви? Все это я спрашивал в момент, когда только начинались такие фокусы. Ответом был специфический набор обвинений по поводу личности и мотивов критикующего. Если критика не останавливает падения, то падение превращается из идеологического в политическое. И стократно усугубляется. В 1996 году стало ясно, что Зюганов набирает на президентских выборах в лучшем случае 35%. Это - без легко предсказуемой информационной войны, в которой противники имели очевидный приоритет. Каков был выход? Только нахождение оппозиционного кандидата, приемлемого и для 35% "условно красных" противников действующей власти, и для 35% "условно белых" противников той же власти. Тогда ни фальсификация, ни информационное преимущество уже не сработают. Что сделал Зюганов? Он провалил такую стратегию действий. Он отверг все кандидатуры, выдвигавшиеся теми, кто заботился всерьез об оппозиционном успехе. Что это означало в целом? Что Зюганов становится очевидной опорой ельцинского режима! Опорой - а не сокрушителем, понимаете! Он становится удобнейшим оппозиционным спарринг-партнером, у которого можно выиграть в любой ситуации. Противопоставив объединительной стратегии тупиковую линию "вождя КПРФ - в президенты!", Зюганов по большому счету досрочно выбыл из реальной борьбы за власть. Отныне эта борьба велась между двумя группами ельцинистов - сторонниками выборов и сторонниками "чрезвычайщины". Но только ли между ними? Увы, все было еще хуже! Если бы ельцинская "чрезвычайщина" возобладала прямо перед выборами, то Ельцин, как гнилой диктаторе рейтингом 3%, стал бы "машиной государственной деструкции". От такого диктатора отпадал бы регион за регионом. То есть речь шла уже не о власти, а о государственности как таковой. Что сделал Зюганов в этих условиях? На пороге "чрезвычайщины" КПРФовская элита устроила в российском парламенте некое шоу под названием "денонсация Беловежских соглашений". Этот тупой (для кого-то) и провокационный (для других) политический жест оставлял Россию без первичного конституционного документа. И при этом не восстанавливал СССР! Потому что другие постсоветские государства не поддержали это начинание. Белоруссия и Украина не отменили свои подписи под "беловежьем"! Казахстан и Узбекистан или Армения с Грузией не заявили о готовности вернуться в "добеловежское" союзное лоно. То, что они так поступят, было очевидно. Тогда в чем был смысл односторонней денонсации? Фактически зюгановская элита этим шоу и подталкивала ельцинистов к "чрезвычайщине", и создавала особые условия для того, чтобы "чрезвычайщина" превратилась из банально-силовой судороги в реальный распад страны. Затем "чрезвычайщина" началась. И тут же была остановлена. Кто ее остановил? Митинги коммунистов, вышедших на улицы? Отнюдь! Паника коммунистической элиты была беспрецедентной. На улицы никто никого не выводил. Машина остановки "чрезвычайщины" находилась в руках у очень узкой группы людей. А люди эти апеллировали и к интересам одних (корыстным интересам тех, кто уже подписался под выборы, а не под "чрезвычайщину"), и к ценностям других (в числе которых был министр внутренних дел Анатолий Куликов), и к политическим опасениям третьих (тех, кто боялся власти "чрезвычайщиков"). И, наконец, к звериному политическому инстинкту самого Ельцина, увидевшего в "чрезвычайщине" подрыв своих интересов. КПРФовское руководство восприняло остановку "чрезвычайщины" как великое чудо. Оно, руководство это, никогда не поймет, что в решающий момент воля малых групп, знающих, что должно и что не должно, и понимающих логику процесса, может создавать эти самые рукотворные чудеса. Ленин понимал это, как никто другой. Ленин - а не Зюганов. Как говорят, "почувствуйте разницу". Судороги "чрезвычайщины" не прекращались. Тогда и было написано и опубликовано "Письмо тринадцати". "Тринадцать олигархов" уже до этого были частью машины, остановившей "чрезвычайщину". Срабатывал Его Величество Интерес. Тринадцать подписались на другое, на выборы. И боялись "чрезвычайщины", как огня. "Письмо тринадцати" - открытый документ. Там нет ни слова против КПРФ. А умелое использование этого письма могло бы дать КПРФ дополнительные возможности. Но для использования таких возможностей опять же надо быть не Зюгановым, а Лениным. Зюганов поступил проще. Он просто "лег" под это "Письмо тринадцати". Доказать сей факт не составляет никакого труда. Возьмем, например, письмо Геннадия Зюганова "Перед лицом страны", опубликованное в "Советской России" N 50 от 30 апреля 1996 года. Прочитавший не может не увидеть, что Зюганов полностью солидаризовался с "Письмом тринадцати". Известно также, что Зюганов немедленно встретился с олигархами-подписантами, причем встреча носила взаимно комплиментарный характер. Известно и то, что демократическая пресса понос ила "Письмо тринадцати" как прокоммунистическую затею. И, наконец, известно, что это письмо было с помпой опубликовано коммунистической прессой. В том числе газетой "Советская Россия". В которой теперь говорится, что письмо якобы было провокационной антикоммунистической акцией. То есть что имеется в виду сейчас? Что "Советская Россия" тогда поддержала антикоммунистическую провокацию? У газеты с тех пор поменялось руководство? Она изменила курс? Или она всех своих читателей держит за беспамятных дураков? Но ведь такая оценка "своих" - это часть стратегии поражения. Но вернемся к выборному сюжету. Зюганову "Письмо тринадцати" дало возможность идти на выборы. Он на них пошел - и... И дело не только в том, что проиграл! Проигрыш был запрограммирован заранее. Дело в том, что Зюганов неприлично быстро признал итоги выборов и поздравил Ельцина. После чего - с облегчением отстранился от опасной "большой политической игры". Но игра-то продолжалась! Игру вел теперь уже не Зюганов, а генерал Лебедь.Речь снова зашла о силовой судороге. И не только о ней! А о том, что к власти рвался политик, подписавший Хасавюртовские соглашения и почти открыто опершийся на Басаева. То есть однозначный враг России. Кто "выкидывал" Лебедя, блокируя эскалацию Хасавюртовского предательства? Зюганов? Даже совсем бесстыдные трубадуры "зюгановщины" никогда не осмелятся сказать что-либо подобное. В каждой очередной острой ситуации зюгановская верхушка пряталась в политическую нору. И оттуда извергала сомнительные фонтаны беспомощно-сладкой риторики. На следующем этапе беспомощность вошла в фазу клиники. Борьба уже не шла между Ельциным и Зюгановым. Реально шла борьба между Путиным и его общеизвестными оппонентами. Путин победил, помирился с оппонентами, вывел из игры ненужные ему элементы. А также стал реальным носителем того духа патриотического компромисса, который Зюганов опрометчиво считал своей собственностью. С этого момента все робкие демарши зюгановской элиты по поводу деструктивности путинизма стали просто смешны. А вот что произошло дальше... Не хочу "линейных оценок". Но не могу не выразить изумления по поводу того, что никто якобы не доказал наличия союза коммунистов и олигархов. А также материальных компонентов в рамках этих союзов. Как это никто не доказал? А разве сами лидеры коммунистов не называли это шедевром политической гибкости? Разве они не упоминали всуе Парвуса и многие другие прецеденты, говоря о правомочности таких действий? Кому хотят морочить голову и зачем? Как надо презирать общество, свой электорат, чтобы так отрицать собственные публичные заявления? Как надо презирать элиту, которая знает все, чтобы вот так, с порога, отрицать эту "парвусовскую компоненту" в тогдашней стратегии? И зачем? Приняли какую-то линию - ведите ее до конца. Решили, что "неопарвусианство" есть необходимая политическая гибкость, - отстаивайте правоту своего решения! Я-то считаю, что иногда возможны любые союзы, в том числе и весьма экзотические. Главное, на чьей почве! И это не мое частное мнение. Это-то как раз и есть "содержательный ленинизм" (в противовес догматическому, риторическому, шаманскому). Есть компромиссы и компромиссы - так ведь? Не должно быть компромиссов - где? Правильно, в сфере идеологии. То есть там, где это посягает на твое содержание. Или хотя бы на стержень твоего содержания - идею государственности. Не олигархи были плохи сами по себе. И не их нелояльность Путину. Плохо было то, что один из них ну никак не мог обойтись без правозащитной чеченской тематики и вытекающей из нее ревизии Конституции в направлении конфедерации (первая модель ослабления государственности). А второй решил заменить президентскую республику парламентской (вторая модель ослабления государственности). Ленин играл в другую игру. Он не становился марионеткой неких инструментальных систем (Парвус, немецкий генштаб и так далее). Он эти инструментальные системы переигрывал и заставлял играть на своей территории. Немецкий генеральный штаб получил от этой игры "по полной программе". Все кончилось крахом немецкой армии через год после Октябрьской революции. А Парвус если что и получил, то на периферийном "поле спецэкономики", но никак не на главном "поле власти и идеологии". Итог ленинской игры общеизвестен. Ленин получил власть, отстоял ее и использовал для исторического творчества. Он хотел творить историю - и добился желаемого. А Зюганов? Итог коммуно-олигархической игры КПРФ также общеизвестен. Коммунисты еще больше потеряли. Еще дальше оказались отодвинуты от власти. Еще глубже окунулись в пораженчество. Вступив в КПСС тогда, когда коммунистические номенклатурщики из нее бежали, как крысы с тонущего корабля, я сознательно заявил о своей причастности ко всему советскому - как плохому, так и хорошему. Потому что не может быть одного без другого. Моим героем являлся и является молодой парень, погибший за эту идею в Гражданскую или в Отечественную войну. Моим героем является тот, кто жертвовал, а не тот, кто пользовался. Моим героем является не успех, а историческое свершение. Вне советского подвига нет российской истории. И этим определяется все, что я делал и делаю. И если кто-то когда-то думал, что верность красному смыслу и красному делу имеет что-то общее с феодальным вассалитетом по отношению к высокопоставленным лицам, то этот "кто-то" совсем не умеет понимать мотивов, отличающихся от его собственных. Я эти лица (в их номенклатурном, сыто-беспомощном качествовании) всегда сосредоточенно ненавидел. Потому что они убили сначала идею, а потом и страну. И все эти ссылки на ЦРУ, "мировую закулису", "происки злых сил" - это все для детей дошкольного и младшего школьного возраста. Почему КГБ не развалил ЦРУ? За что так было продано идейное первородство? За чечевичную похлебку? Тогда будет иной ответ на вопрос о причинах распада СССР, движущих силах этого распада и прочих составных частях и источниках. Это вовсе не выводит США и другие международные факторы из числа ответственных за распад, последовавший за ним регресс и все остальное. Но "чужие" просто профессионально работали (и это еще вопрос: настолько ли, как повествуют, занимаясь саморекламой?). А что делали "свои"? И как они могут уйти от исторической ответственности, если находились у власти? В пределах монопольно правящей партии? Я вот с себя ответственности не снимаю. Хотя в партию вступил, что называется, "на излете". А Зюганов? Но дело даже не в лицах. Дело в принципе. В отказе от деструктивного поведения или в его расширенном воспроизводстве. Шельмующее отмахивание от критики - это часть деструктивного поведения, имевшего своим результатом распад СССР. Как можно осуждать распад и воспроизводить поведение? Между тем именно деструктивное поведение потерявшей адекватность КПССной номенклатуры, - вот основной источник геополитической катастрофы. Вот причина того ужасного результата, за который КПРФ не хочет отвечать, приватизируя только все "КПСС, но хорошее". КПСС, мои дорогие, -это не набор благоглупостей. КПСС в советскую эпоху - это абсолютная власть. А значит, и абсолютная ответственность. КПРФ, заявляя о себе как о наследнице КПСС, не хочет брать на себя эту горькую ответственность. Она отказывается признать, что динамит деструкции накапливался внутри советского общества, советской элиты. Осуждая Горбачева и Ельцина, она не хочет признавать то, что неизбежно вытекает из этого осуждения. Горбачев и Ельцин родились внутри определенной среды. Они двигались по определенным каналам вертикальной мобильности. Их привела наверх не какая-то "мировая закулиса", а партийная номенклатура. Та номенклатура, которая задолго до Горбачева и Ельцина была проникнута смердящей деструктивной двусмысленностью. Зюганову дорога другая картина. В этой картине он является наследником созидательной КПСС и врагом КПСС разрушительной. Между тем, само проведение этой грани - это социологический абсурд. Любой ответственный исследователь понимает, что такая зюгановская пропись не намного более убедительна, чем антисоветские пасквили Егора Гайдара или Гавриила Попова. Сусально идеализируя "созидательную КПСС" как своего исторического предшественника, Зюганов отвергает сам принцип исторической ответственности. В этой лубочной картинке нет места анализу ошибок прошлого. Ибо созидательное - не ошибалось. И деструктивное - тоже не ошибалось, а "чинило козни". В этой псевдологике ошибка вообще отсутствует. Но тот, кто отказывается от анализа ошибок прошлого, не способен анализировать собственные ошибки. Тот, кто бежит от исторической ответственности, не способен выдержать груза ответственности политической. А там, где нет места признанию собственной ответственности и анализу собственных ошибок, не может быть ничего, кроме сокрушительного поражения. Зюгановская КПРФ - это партия поражения. Поражение запрограммировано тем, что я только что описал. И много чем еще. Но поражение - это товар. Причем вполне ликвидный. Противнику нужны конкуренты-пораженцы. Он согласен опекать таких конкурентов, потому что ему нужна лжеконкуренция. И выиграть он может, только сконструировав себе противника-пораженца. Пораженец же, понимая эту коллизию, понимает и то, сколь она может быть приземленно-выгодной. Он понимает, как удобно быть главным спарринг-партнером, вечно проигрывающим "вторым". А даже если не вторым, а третьим или четвертым, - все равно это очень выгодно. Посты, комитеты, бизнес... Опять же - нет победы, нет и ответственности. Пусть Ельцин отвечает за судорожное сползание страны в клоаку исторического небытия. Ельцина можно ругать, ему можно проигрывать с огромной выгодой для себя... И ни за что не отвечать! НИ ЗА ЧТО! Я занимаюсь не критикой левой оппозиции, коммунистов, красной идеологии. Я занимаюсь критикой пораженчества. В этом смысле я действовал, действую и буду действовать в интересах каждого, кто хочет победы. Нет и не может быть победы вне анализа ошибок. Нет и не может быть победы без очищения. Нет и не может быть победы без новых масштабных целей и стратегических ориентиров. Без глубокого и последовательного обновления идеологии. Без организационной модернизации. Без глубокого овладения интеллектуальным оружием современности. Мне кажется, что демонстрируемый КПРФ стиль никак не сочетается с этой современностью. Но очень хорошо сочетается с эскалацией пораженчества. Я привел доказательства. Для кого-то они не носят абсолютного характера. Что ж, никакие доказательства не носят абсолютного характера. Но есть конкретные исторические результаты. Эти результаты можно оболгать и извратить. Но для начала они должны быть. Если их нет, то, наверное, как-то спокойнее. Никто ничего извращать не будет. Был бы Ленин хорошим юристом, действительным статским советником... Никто бы не клеветал на него, не требовал, чтобы выносили из Мавзолея... Что? Гитлер был бы властелином мира? Ну это еще попробуйте докажите... Да и вообще... Песенники шутят: "Если у вас нету тети, ее вам не потерять. И если вы не живете, то вам и не умирать". А Данте выносит более серьезный вердикт: "Их память на земле невоскресима; от них и суд, и милость отошли. Они не стоят слов: взгляни - и мимо!". Последуем ли мы подобной рекомендации одного из величайших поэтов и философов? Если бы не люди... Если бы не Родина, не судьба... Но ведь есть они, есть этот экзистенциальный контекст, так сказать. И ради него - слова. Ради него, а не чего-либо другого. Пусть читают. И думают. Пусть ругают. Пусть прислушиваются к вождям. С каждым очередным поражением все станет еще и еще яснее. Это нужно для будущего. Если вообще мы верим в будущее. А если не верим - зачем живем? Политика - это такой особый вид занятий, где оправдание ужасной деятельности (а она в политике всегда ужасна) ДАЕТ ТОЛЬКО ПОЛИТИЧЕСКИЙ РЕЗУЛЬТАТ. А еще точнее - ИСТОРИЧЕСКИЙ РЕЗУЛЬТАТ. Такое оправдание - всегда лишь частично. И все же Сталина оправдала Победа в Великой Отечественной войне. И успех той жестокой индустриализации, без которой эта Победа была бы невозможна. Ленина оправдали крупнейшие исторические завоевания, повлиявшие на ход всей мировой истории. А также сохранение Российского государства от окончательной исторической катастрофы. Что оправдает Зюганова и его приближенных? Люди смертны. А их деяния - это все, что после них остается. Какие деяния оправдают элиту КПРФ? Что останется после нее? Стыд за бесконечные поражения, за бесславный конец великого дела, за превращение идеи в бренд, остатков надежд в приватный товар сомнительного качества? Только-то..."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации