Процесс Стоит, Контора Пишет

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


«Опекать» Пичугина теперь будут настоящие специалисты

1105975256-0.jpg В минувший понедельник, 17 января, в Московском городском суде вновь… не начался процесс по скандальному делу начальника отдела службы безопасности нефтяной компании «ЮКОС» Алексея Пичугина. Почти трех месячный перерыв в ходе слушаний связан с тем, что прокуратура оказалась фактически бессильна доказать вину Пичугина в тех преступлениях, которые ему приписывают следователи. И после того, как стало очевидно, что присяжные готовы вынести сотруднику «ЮКОСа» оправдательный приговор, суд стал затягивать ход процесса.

Прокуратура ни как не может допустить, чтобы Пичугина оправдали. Ведь тогда у нее даже не дойдя до суда, рассыплется дело одного из соучредителей нефтяной компании Леонида Невзлина, а там глядишь, придется признать, что и Ходорковский ни в чем не виноват, и «ЮКОС» зря раззорили. Именно поэтому дело Пичугина имеет для Генеральной прокуратуры такое принципиальное значение.

Однако присяжные, очевидно, не прониклись важностью проблемы, а потому лишь оценивали показания свидетелей обвинения, и раз за разом убеждались если не в невиновности, то, по крайней мере, в отсутствии у следователей реальных доказательств вины Пичугина. Прокуратура не могла доверить им вынесение приговора, и суд пошел ей на встречу. После двух месячного откладывания заседаний судья Наталья Олихвер в декабре распустила неугодную следователям коллегию присяжных. Начало отбора новой скамьи присяжных заседателей было назначено на 17 января.

Заседание Мосгорсуда в понедельник началось со знакового события. Участники слушаний узнали о том, что государственный обвинитель из Московской городской прокуратуры Борис Локтионов снят с процесса. Поводом для его отставки послужила, очевидно, та минимальная юридическая щепетильность, которую он мог себе позволить в этом процессе. Судя по всем, и она оказалась излишней по меркам Генеральной прокуратуры.

Дело в том, что еще осенью к Локтионову обратились сотрудники Генеральной прокуратуры из следственной группы Буртового, занимающейся расследованием дел Пичугина и Невзлина. Локтионову было предложено объединить дела двух обвиняемых в общее производство. В данной ситуации он отреагировал как грамотный юрист, пояснив, что закон такого объединения не допускает. Ответ оказался «не правильным». Локтионова предупредили, что в дальнейшем этот вопрос будет решаться уже без его участия. Теперь его заменят два новых обвинителя из Генеральной прокуратуры.

Фамилии одиозных прокуроров Генпрокуратуры Найденова и Кашаева хорошо известны в кругах специалистов. Евгений Найденов «прославился» в процессе Сутягина, где с помощью манипулирования судом, присяжными и показаниями свидетелей он добился осуждения ученого по обвинению в государственной измене. Хотя даже свидетели из Генерального штаба говорили о том, что Сутягин пользовался открытыми источниками, и информация, которую он сообщал иностранным партнерам, не является секретной, это не помешало Найденову добиться для обвиняемого 15 лет лишения свободы.

Марат Кашаев «отличился» в деле о взрыве на Котляковском кладбище, где он добился обвинительного приговора, начав повторный процесс через пять лет после окончания первого.

Таким образом, Генеральная Прокуратура подключила к делу Пичугина свои главные резервы, направив на участие в процессе двух своих лучших «специалистов» специально заточенных на умелую обработку присяжных и выколачивание обвинительных приговоров любой ценой.

Тем временем, судья и прокуратура так увлеклись подготовкой новой команды «более способных» обвинителей, что реально оказались не готовы ко второму туру слушаний. Судья Наталья Олихвер, по мнению наблюдателей, так самозабвенно предана прокуратуре, что даже забыла об исполнении своих прямых обязанностей. В результате она даже не смогла обеспечить явку всех участников процесса на заседание 17 января, а потому слушания вновь не состоялись, и начало отбора новой коллегии присяжных заседателей отложено до 26 января.

А Алексей Пичугин, официально до сих пор не виновный, вот уже второй год сидит в тюрьме.

Максим Сентерев