Процесс над Горячевым: в поисках Куратора

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Процесс над Горячевым: в поисках Куратора

22 Июня 2015

Суд над Горячевым обещал стать сенсационным. Еще на первом суде над Тихоновым и его соратницей Хасис в 2011 году прозвучало, что у свидетеля Горячева были «связи в администрации президента». Тогда же, в частности, всплыла фамилия Леонида Симунина — бывшего главы люберецкого отделения молодежного прокремлевского движения «Местные». На допросе по делу против Тихонова и Хасис Горячев назвал Симунина «куратором от администрации президента». (Что, впрочем, не соответствует действительности — Симунин никогда не работал в АП, но был, что называется, близок к некоторым чиновникам управления по внутренней политике. — Н. П.)

С показаниями Горячева тогда все время происходили какие-то пертурбации, что в итоге запутало и его самого, и, как мы видим, привело туда, где он сейчас, — на скамью подсудимых. Горячева допрашивали по делу Тихонова дважды — еще в 2010 году. Под видеозапись он подробно рассказывал и про Тихонова, и про Хасис, и про «куратора от администрации». Никита Тихонов к такому поведению соратника и друга отнесся даже с пониманием — сам он уже признал вину в убийстве Стаса и Насти, но брал все на себя, выгораживая остальных. Тихонов даже звонил Горячеву из СИЗО и говорил, что понимает его поступок, но просит отказаться от своих слов и прийти в суд (расшифровку этого разговора «Новая» публиковала). Горячев обещал. И действительно отказался от показаний, заявив, что они были получены под пытками, и даже заверил свой отказ у нотариуса. Только нотариус может подтвердить лишь оригинал подписи, а никак не содержание. Юридической силы такой отказ не имел, несмотря на то что был опубликован в одном уважаемом СМИ. И, видимо, левая рука нынешнего подсудимого не ведала, что творила правая, так как ровно в это же время Илья Горячев написал заявление в СК РФ с просьбой предоставить ему государственную защиту, так как опасается за свою жизнь. И — подтверждает все показания, данные им под видеозапись на допросе. В суд над Тихоновым и Хасис свидетель Горячев не явился — удрал в Сербию, откуда и был экстрадирован в 2013 году.

Новую версию истории БОРН с Горячевым в главной роли Никита Тихонов озвучил через год после вынесения ему пожизненного приговора. К тому моменту пустившийся в бега член БОРН Алексей Коршунов подорвался на Украине на собственной гранате. После проверки показаний Тихонова в Александрове задержат двоих борновцев — Баклагина и Исаева, они сразу во всем признаются. Волков будет задержан на Украине в тот же день, что и Горячев в Сербии. (Единственный оставшийся на свободе член БОРН Александр Паринов недавно был замечен в украинском батальоне «Азов». — Н. П.)

Версия Тихонова такова: Горячев был одним из создателей и вдохновителей БОРН, которая стала бы радикальным крылом легального «Русского образа» наподобие Ирландской республиканской армии. По словам Тихонова, именно Горячев сообщал контакты тех, кого надо уничтожить («Человеку неприятно говорить слово «убить», мы использовали слова «ликвидировать», «убрать», «уничтожить», — говорил он в суде). На вопрос, почему Тихонов менял свои показания, он ответил просто: «Это не месть, а разочарование. С Горячевым у нас были договоренности, он их нарушил. Раз он не выполняет свои обязательства, то и я не буду его выгораживать. К тому же большая часть того, что он говорил о жертвах, оказалась неправдой. Мы убивали невиновных людей. И я расскажу, как все было».

По словам Тихонова, Горячев обрисовал ему политические перспективы БОРН так: если «Русский образ» зарегистрируют как партию, БОРН заявит о готовности сложить оружие. А до этого — продолжать террор. Федор Филатов и Илья Джапаридзе — представители движения антифа — были убиты за активную антифашистскую позицию, «они были наши враги», говорил Тихонов. Адвокат Маркелов считался политической угрозой — он мог объединить левые силы, к тому же защищал антифашистов и еще — инициировал преследование Тихонова и Паринова за убийство Саши Рюхина в 2006 году. Нападение на случайного гастарбайтера — месть за убийство школьницы и попытка обратить внимание на миграционную политику. («Он (Горячев. — Н. П.) еще предлагал управу сжечь!») Убийство предполагаемого члена этнической группировки (как раз шел суд по «Черным ястребам») — опять же политический момент.

— Вы правда верили, что приказы Горячеву отдают в администрации?

– Да, тогда верил, — отвечал Тихонов.

Допрос свидетеля Никиты Тихонова продолжался в Мосгорсуде четыре дня — беспрецедентно. Но ничего сенсационного не прозвучало. Разве что чуть прояснилось, как различные наци-движения взаимодействовали между собой и выстраивали отношения с властью.

Заговорили на процессе и о пресловутом Симунине. Первые упоминания о нем появляются в 2006 году, когда он возглавил люберецкое отделение «Местных». Из акций того периода запомнились антимиграционные рейды да драка с нацболами у Таганского суда в апреле 2006-го. Согласно показаниям Тихонова, с Симуниным его познакомил Горячев, повод — политический деятель хотел приобрести боевой пистолет. И уже даже деньги передал, но не успел получить заказ — Тихонова арестовали. Но, по его же словам, Симунин предлагал ему разные виды «сотрудничества», например, просил качественно проучить политических оппонентов.

«Горячев говорил, что есть такой Роман Вербицкий, он же Рома Колючий, который нападал на сторонников оппозиции (бывший комиссар прокремлевского движения «Наши»). Роман стал этим заниматься, потому что на нем была уголовка и ее пообещали снять в обмен на специфические услуги. «Ты можешь поступить так же — с тебя тоже снимут уголовку за Рюхина», — говорил Тихонов в суде, — но «лимоновцы» и «каспаровцы» мне не враги, и я отказался». Симунин предлагал и, так сказать, личное сотрудничество — попугать его должников. Но одним из них оказалась пожилая женщина, и Тихонов, по его словам, отказался.

463c9d8572dd3916e5a6ed5bfe6b0012.jpeg

Кстати, прошлым летом Леонид Симунин обнаружился в «ДНР» — занимался энергетикой, в этом году снова вернулся в Москву. Сторона защиты заявила его в качестве свидетеля.

Другая фамилия, которую часто упоминал Горячев в разговорах с Тихоновым, — Алексей Митрюшин. По словам Горячева, они вместе по заказу администрации президента и на полученный от нее грант готовили доклад о леворадикальных силах в России, а вовсе не собирали информацию об антифашистах, как уверяет обвинение (большая часть «доклада», изъятая из компьютера Горячева при обыске и озвученная присяжным в суде, представляет собой довольно бредовую фантасмагорию. — Н. П.). Однако зачем «докладчикам» понадобились установочные данные на антифашистов — телефоны, домашние адреса, — вопрос.

Митрюшин — ныне глава совета депутатов города Видное и член «Единой России», 10 лет назад был активистом движений «Идущие вместе» и «Наши». А еще до того — лидером группировки фанатов ЦСКА Gallant Steeds. Надо ли добавлять, что группировка эта ультраправого толка?

Тут время напомнить, что часть борновцев — Тихонов, Коршунов и Волков — состояли когда-то в ОБ-88, старейшей неонацистской группировке Москвы, вышедшей из околофутбола — фанатов «Спартака», практически уничтоженной за погром на Ясеневском рынке (Волков даже отбыл срок за это). А Митрюшин работал вместе с Никитой Ивановым, бывшим сенатором от Ингушетии, который с 2005 по 2009 год как раз курировал молодежные организации в управлении внутренней политики администрации президента. Именно к Никите Иванову, согласно скайп-переписке из материалов дела, Горячев ходил согласовывать концерт наци-группы «Коловрат» на Болотной площади 4 ноября 2009 года. И, к удивлению даже Горячева, — концерт был быстро согласован.

Еще один выходец из ОБ-88 — Сергей Голубев по кличке «Опер», лидер группировки Blood&Honour, был свидетелем обвинения в суде по делу Тихонова в 2011 году. По некоторой информации, он предпочел рассказать все, что знал об убийстве Стаса Маркелова, чтобы не оказаться рядом с бывшими соратниками на скамье подсудимых. В 2011 году он рассказывал, что Тихонов предлагал ему участвовать в неких силовых акциях, а знакомый ему Горячев в середине января 2009 года посоветовал куда-нибудь уехать, потому что в ближайшие дни «будет неспокойно» (напомним, что 19 января 2009 года были убиты Стас Маркелов и Анастасия Бабурова). На допросе он говорил так:

— Кто решал, кого выбрать и кого оставить?

— Тихонов, возможно, Горячев. Они решают, кто будет жить, а кто не будет.

Подсудимый, судя по всему, опасался появления этого свидетеля в суде — накануне заседания на одном из малоизвестных сайтов появился блог Горячева с длинным описанием противостояния Горячева и Опера на тему музыкальных групп — мол, есть мотивы для неприязни. Но в этот раз в суде Опера не было.

Зато на процессе всплыл еще один одиозный персонаж — бывший депутат и бывший же лидер прокремлевской «Молодой гвардии Единой России» Максим Мищенко (сейчас работает в представительстве Тульской области). «Русский образ» сотрудничал с МГЕР, они провели вместе несколько акций, в том числе и тот концерт на Болотной с участием запрещенной ныне группы «Коловрат».

Один из бывших активистов МГЕР, ныне бизнесмен Михаил Кудрявцев, был допрошен в суде. Как оказалось, он знаком с Тихоновым, Волковым и Париновым со времен ОБ-88 и есть основания предполагать, что он тоже мог входить в эту группировку, так как имел, по его же словам, «сходные взгляды разной степени радикальности». Кудрявцев рассказал, что знаком и с Горячевым — их познакомил Тихонов примерно в 2003 году. По словам свидетеля, еще в 2005 году Тихонов предложил ему стать членом группы, которая бы «боролась с врагами — мигрантами и антифашистами». Кудрявцев, по его словам, отказался. А спустя несколько лет этот же разговор завел Горячев, «рассказал об удачной акции с подбрасыванием головы». Кудрявцев сообщил суду, что опять-таки отказался и обратился в правоохранительные органы.

По итогам прошедших заседаний так до конца и не стало понятно, насколько тесно общался подсудимый Горячев с отдельными чиновниками администрации президента и лидерами прокремлевских молодежных движений с радикальным прошлым. Впрочем, уже очевидно то, о чем ранее только догадывались: кое-кто из молодежных кураторов сами оказались выходцами из той же фашистской среды и для своих не всегда благородных целей использовали таких же, как они сами, — несвободных радикалов.

Возможно, свидетели защиты, которые начнут выступать в суде уже на этой неделе, смогут что-то прояснить в этой картине политического устройства России середины 2000-х. Защита Ильи Горячева заявила о желании вызвать в суд Евгению Хасис, журналиста «Комсомольской правды» Дмитрия Стешина, националиста Александра Белова-Поткина, уже осужденного Михаила Волкова, а также Леонида Симунина, Максима Мищенко и Никиту Иванова.

Надежда Прусенкова

Оригинал материала:

"Новая газета"

Ссылки

Источник публикации