Процесс над членами гольяновской ОПГ

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Процесс над членами гольяновской ОПГ

Ее лидер Игорь Вугин уже на свободе

© "Коммерсант", [[testdate2::origindate::24.12.2001]], "Чисто наркотические признания"

Максим Степенин, Юрий Сюн

Мосгорпрокуратура прекратила уголовное дело в отношении предпринимателя Игоря Вугина, которого милиционеры считают главным «авторитетом» гольяновской преступной группировки. Тем временем в военном суде Московского гарнизона продолжается процесс над членами этой группировки. На скамье подсудимых семь человек, причем один из них — полковник ФСБ.

На каждую «крышу» найдется другая

Converted 12456.jpg

Слева направо:
- лидер гольяновской "бригады" Максим Шенков во время следствия стал невменяемым;
- его брат Илья жив здоров и на свободе;
- активный участник группировки Александр Сонис;
- офицер ФСБ Игорь Кушников

По милицейским данным, в состав гольяновской группировки входило несколько «бригад» общей численностью от 80 до 150 человек. До 1997 года серьезных проблем с правоохранительными органами у них не возникало. Все изменилось после того, как лидеры основной гольяновской команды братья Максим и Илья Шенковы не смогли договориться со спортсменами из Государственной академии физической культуры о контроле над Измайловским рынком. Те и другие считали рынок своим — гольяновские упирали на то, что практически весь район контролируется так называемым измайловско-гольяновским преступным сообществом, а спортсмены — на то, что рынок расположен на территории, принадлежащей академии.

И если лидер «бригады» спортсменов, бывший борец, а ныне проректор академии Александр Блеер, по словам знающих людей, все проблемы предпочитал решать миром, то братья Шенковы на компромиссы идти не хотели. Летом 1997 года конфликт вылился в «разборки»: после убийства одного из людей Александра Блеера спортсмены снесли два десятка торговых точек «гольяновских», а те в ответ прямо на рынке чуть не до смерти забили двух администраторов принадлежащей спортсменам фирмы «Риком». Вскоре после этого «бригадой» Шенковых заинтересовались в МВД.

По оперативным данным, у обеих группировок в милиции были «крыши», но связи спортсменов оказались более надежными. Дело в том, что незадолго до событий на рынке Академия физкультуры и действующий при МВД Фонд поддержки сотрудников правоохранительных органов к обоюдной выгоде учредили фонд поддержки организаций, работающих на территории Академии физической культуры. Рынок имел полное право рассчитывать на его поддержку.

В декабре 1997 года тогдашний замминистра внутренних дел Владимир Колесников дал указание ликвидировать гольяновскую ОПГ. Необходимость этого мотивировалась тем, что в конце 1996 года и в декабре 1997 года были убиты проректор Академии физкультуры Бодин, отвечавший за вопросы строительства, и начальник территориального объединения регулирования землепользованием Восточного округа Антонина Лукина. Как было сказано в приказе, в их убийстве подозревались «гольяновские».

Однако братья Шенковы, по мнению милицейских оперативников, рассчитывали на помощь еще одной своей «крыши» — в ФСБ. По данным следствия, с 1993 года прикрытие группировки обеспечивал полковник отдела аналитической информации Игорь Кушников.

Но «гольяновские» просчитались— в апреле 1998 года начались аресты. Возможно, чекисты помочь не смогли потому, что уже «засветились» — в 1995 году из-за «бригады» Шенковых у них возникли проблемы с людьми из ГРУ.

Золотой мальчик

Дело в том, что к сотрудникам военной контрразведки обратился небезызвестный в свое время предприниматель, руководитель фирмы «Алмаз индепендент групп» Вадим Каненгисер. «Гольяновские» называли его «золотым мальчиком». Каненгисер занимался торговлей золотом и ювелирными изделиями на территории России и СНГ, а весь его бизнес, по данным оперативников, вырос на невозвратных кредитах, исчисляемых в общей сложности десятками миллионов долларов. Проблемы с кредиторами, по милицейским данным, решала бригада Шенковых и упоминавшийся Игорь Кушников.

Однако со временем господин Каненгисер перестал платить и им. Тогда с него потребовали $6 млн отступных, а для убедительности избили и порезали его брата. В итоге господин Каненгисер, по его признанию, отдал частями $2 млн, а потом обратился за помощью к генерал-майору ГРУ Владимиру Ваганову. Тот, согласно его собственным показаниям, встретился с чекистом Кушниковым. Но полковник оказался непрост. Он записал на пленку свои беседы с генералом, и тот понял, что эта история для него может плохо кончиться. По данным следствия, генерал решил больше не заниматься проблемами Каненгисера. Впрочем, друзья подсудимых считают, что вмешательство генерала могло активизировать работу правоохранительных органов по пресечению деятельности «бригады» Шенковых.

Как бы то ни было, в самый ответственный момент Игорь Кушников помочь «гольяновским» не смог. Первыми за решетку попали Максим Шенков и его правая рука Александр Сонис, которого за его полутораметровый рост в глаза называли Малышом, а за глаза Карликом. Вслед за ними оперативники задержали Илью Шенкова. Правда, до милиции не довезли: по дороге он попросил милиционеров вместе с ним завернуть на прощание в ночной клуб «Булгаков», где и ушел через запасной выход. С тех пор он в розыске.

До апреля 1999 года в СИЗО один за другим оказались еще четверо «гольяновских» и полковник Кушников. Причем у чекиста это было уже не первое уголовное дело. Военная прокуратура в свое время привлекала его к ответственности за некие злоупотребления, но дело тогда прекратили по амнистии.

Всех арестованных обвинили в бандитизме по 14 эпизодам преступной деятельности — убийствах (в том числе лидера таджикской группировки «вора в законе» Бориса Зильбера), похищениях людей, вымогательствах, разбоях и ряде менее серьезных преступлений. Попал в обвинение и эпизод с избиением на рынке, которое было квалифицировано как покушение на убийство. А Вот об убийствах проректора академии Бодина и чиновницы Лукиной, в связи с чем и был издан приказ о ликвидации группировки, в обвинении нет ни слова. При этом в материалах уголовного дела есть данные, что их устранение могло быть выгодно лидеру спортсменов Александру Блееру. Но его привлекать не стали.

Зато через год в СИЗО отправился чемпион СССР по карате 1983 года Игорь Вугин, которого милиция считает «крестным отцом» всей гольяновской ОПГ.

Каратист сидел без дела

Converted 12457.jpg

Игорь Вугин

В отношении Игоря Вугина было возбуждено отдельное уголовное дело — о похищении человека. Этой истории почти шесть лет.

В 1995 году ранее несудимый Игорь Вугин заподозрил своего ранее судимого компаньона Сергея Карташева в том, что тот присваивает себе средства, принадлежащие их совместной фирме. Как указывал потом в своем заявлении в РУБОП господин Карташев, его похитили неизвестные, отвезли в какой-то подвал и там от имени Игоря Вугина требовали $20 тыс. и уступку одного офисного здания. Однако милиция тогда не только не возбудила дела, но посадила самого заявителя за хранение оружия. Потом, правда, отпустила.

Через три года, когда начались аресты гольяновских, Сергей Карташев опять написал заявление о своем похищении. Но ход ему дали только в январе 2000 года, после чего и был арестован Игорь Вугин.

Он провел, в СИЗО год и восемь месяцев и, как утверждают его адвокаты, за это время был допрошен всего три раза. А в сентябре 2001 года вообще выяснилось, что прокуратура Восточного округа забыла возбудить уголовное дело. При этом адвокаты Вугина с самого начала указывали, что их клиент сидит без законных оснований, но на их ходатайства никто не обращал внимания.

В сентябре 2001 года Верховный суд все-таки освободил Игоря Вугина. После этого дело наконец завели, но на днях Мосгорпрокуратура прекратила его за отсутствием состава преступления, и сегодня Игорь Вугин должен получить официальное постановление о его прекращении.

А вот его приятелю Максиму Шенкову и некоторым другим повезло гораздо меньше. Процесс над ними тянется уже более полутора лет, и судья считает, что конца ему не видно, поскольку надо допросить более сотни свидетелей. Причем одни из них на процесс приходить просто боятся, другим не могут доставить повестки, поскольку в деле неправильно указаны их адреса.

Защита, напротив, уверена, что скоро все должно закончиться, поскольку следствие доказало только эпизод, связанный с дракой на рынке, и еще два-три не самых существенных пункта обвинения. В остальном, утверждает защита, доказательства неубедительны.

Полный кайф

В основе обвинительного заключения лежат «чистосердечные признания» обвиняемых, в частности Александра Сониса. Он рассказал много интересного о деятельности группировки, но отказался от своих слов еще на следствии. Адвокаты подсудимых утверждают, что Сонис говорил под воздействием расслабляющих волю препаратов и чуть ли не гипнотических внушений. Сам Сонис в записке на волю писал, что с ним «работали как с офицером ФСБ», то есть пытались «расколоть» с помощью психотропных средств. «Такого кайфа нигде в Москве нет, можешь мне поверить»,— писал он Другу. Впрочем, следователи все это категорически отрицают.

То же самое, по мнению адвокатов, сыщики проделывали и с Максимом Шенковым. От него, правда, мало чего добились, поскольку он впал в реактивное состояние. Следователи полагали, что Шенков симулирует, однако судебно-медицинская экспертиза признала его невменяемым.

Что касается других обвиняемых, то их показания, зафиксированные следствием, зачастую расходятся с тем, что удалось установить с помощью других источников. Например, обвиняемый рассказывает, как, чем и что он взрывал, следствие берет это за основу, а экспертиза потом приходит к выводу, что все было по-другому.

При этом адвокаты указывают, что в материалах дела есть признаки фальсификации. Например, в ходе судебного разбирательства было установлено, что в одном из томов находились два протокола одного и того же допроса свидетеля, которые отличались некоторыми существенными деталями. При этом подлинность подписи допрашиваемого на одном экземпляре вызывала сомнения. Когда на процессе дошла очередь до этих документов, судья обнаружил, что один протокол из дела вырван. Причем, как ни странно, в деле остался протокол с подписью, вызывающей сомнения.

В конце минувшей недели закончился допрос свидетелей со стороны защиты. На этой неделе начнутся допросы свидетелей обвинения. Сегодня суд заслушает первого из них — уже упоминавшегося Вадима Каненгисера. На процесс его доставят из СИЗО № 5, куда предприниматель угодил в октябре этого года по обвинению в хранении наркотиков.

Навигация