Процесс отсутствия

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Родственники Магомеда Евлоева отказались участвовать в судебном «спектакле»

1242982054-0.jpeg В Назрановском районном суде 19 мая начался процесс по скандальному делу об убийстве ингушского оппозиционера, владельца сайта «Ингушетия.ru» Евлоева. Он был застрелен в августе прошлого года в милицейской машине, на которой его сотрудники МВД республики незаконно пытались доставить якобы на допрос. По официальной версии следствия, Магомед Евлоев погиб от непроизвольного выстрела из пистолета начальника охраны главы МВД Ингушетии. Последний якобы держал оружие наготове на случай нападения боевиков, а оппозиционер, неудачно повернувшись, будто сам случайно фактически «лег» виском на дуло. Соратники же и родные погибшего сразу заявили, что это было открытое убийство и расправа властей с неугодным политиком, и упорно добиваются переквалификации дела — с «причинения смерти по неосторожности» на «умышленное убийство».

Первый же день слушаний ознаменовался очередным скандалом. В знак протеста против квалификации обвинения и решения суда рассматривать дело в отсутствие обвиняемого потерпевшая сторона вместе со своими адвокатами покинула заседание, заявив, что больше не будет участвовать в процессе. Что, собственно, после этого происходило на заседании, никто не знал. Известно лишь, что следующее заседание суд назначил на 26 мая.

Адвокат родственников г-на Евлоева Магомед Абубакаров назвал ход первого судебного заседания спектаклем. Он отметил, что в зале суда вновь не оказалось подсудимого — начальника охраны уже бывшего главы МВД Ингушетии и однофамильца погибшего Ибрагима Евлоева. Судья Рамазан Тутаев по ходатайству адвоката обвиняемого принял решение проводить процесс в его отсутствие. Г-н Абубакаров сообщил, что потерпевшая сторона в лице отца погибшего, Яхъи Евлоева, тогда приняла решение покинуть процесс, так как не увидела дальнейшего смысла в происходящем. По словам адвоката, родственники г-на Евлоева из-за хронического нежелания проводить объективное расследование убийства правоохранительными органами окончательно утратили надежду на справедливый суд. Все свои претензии потерпевшая сторона оформила в письменной форме и в виде заявления направила в Назрановский суд.

Магомед Евлоев был убит 31 августа прошлого года вскоре после того, как он был задержан в аэропорту Магаса, куда он прилетел из Москвы на одном самолете с тогдашним президентом Ингушетии Муратом Зязиковым. Сразу после приземления кортеж г-на Зязикова покинул территорию аэропорта, а вслед за ним к самолету подъехал другой кортеж — сотрудников охраны министра МВД Ингушетии Мусы Медова. Они предложили г-ну Евлоеву проехать к следователю для дачи свидетельских показаний по некоему уголовному делу. Его посадили в машину, а по дороге он якобы попытался отнять автомат у одного из милиционеров. По официальной версии, в завязавшейся потасовке начальник охраны министра Ибрагим Евлоев случайно выстрелил из своего пистолета в висок оппозиционеру.

Официально следствие утверждало, что все случившееся просто трагическая случайность. Но родственники и сторонники Магомеда Евлоева сразу заявили, что это была открытая расправа. По их данным, ранее оппозиционер неоднократно заявлял об угрозах в свой адрес со стороны первых лиц руководства республики. А в самолете между президентом и оппозиционером якобы даже возник конфликт — глава республики не хотел лететь с «вредным» политиком в одном салоне, и Магомеду Евлоеву пришлось пересесть.

По факту гибели оппозиционера против Ибрагима Евлоева было возбуждено уголовное дело по статье «причинение смерти по неосторожности», что вызвало возмущение родственников и друзей погибшего, которые неоднократно пытались через суд добиться изменения квалификации обвинения. В Назрановский райсуд уголовное дело было передано еще в прошлом году, но рассмотрение по существу все время откладывалось — сначала из-за болезни обвиняемого, затем из-за разных ходатайств его защиты.

По словам г-на Абубакарова, родственники потерпевшего пошли на отказ от участия в процессе в первую очередь потому, что следствие и обвинение не согласились менять квалификацию. Обвинительное заключение по делу было подписано замгенпрокурора Иваном Сыдоруком, который таким образом как представитель федеральной власти также согласился, что убийство оппозиционера было случайным. Его же соратники полагают, что все обстоятельства очевидно указывают на то, что это было убийство, причем целенаправленно спланированное высшими должностными лицами республики, которых г-н Евлоев жестко критиковал. По словам г-на Абубакарова, недавно потерпевшая сторона направила по этому поводу жалобу в Европейский суд по правам человека, требуя от ответчика, то есть от России, признать факт умышленного убийства Магомеда Евлоева.

По словам защитника, уголовное дело по факту «убийства по неосторожности» Магомеда Евлоева было возбуждено еще 31 августа, спустя несколько часов после его гибели, причем еще до того, как были допрошены первые свидетели. Не менее странными в этом деле можно назвать и результаты следственного эксперимента. Согласно ему Ибрагим Евлоев держал в своей руке взведенный пистолет Стечкина — он якобы готовился к вероятному нападению. В это время рядом оппозиционер, по версии следствия, попытался отнять автомат у другого милиционера. После того как Магомед Евлоев внезапно резко повернулся, его голова ударила дуло пистолета, и тот, согласно материалам дела, самопроизвольно выстрелил.

Кроме того, позже по настоянию близких погибшего суд признал, что само задержание Магомеда Евлоева, закончившееся «непроизвольным выстрелом», было незаконным. По официальной версии, его принудительно доставляли на допрос в качестве свидетеля по одному из уголовных дел. Изначально было странно, что привод — заурядное процессуальное действие — осуществляла охрана главы МВД республики. Потом выяснилось, что Магомед Евлоев ни от кого не скрывался и готов был явиться по первому вызову следователя (привод допустим лишь в отношении уклоняющихся от явки на допрос). В довершение же всего сам следователь, выписывавший постановление о приводе г-на Евлоева, публично признал, что постановление о приводе оппозиционера он написал по требованию начальства, и, как он потом обнаружил, уже после того, как тот был убит.

По мнению г-на Абубакарова, все это свидетельствует, что преступление было хорошо спланировано, причем не только на этапе исполнения, но и в плане возможных правовых последствий для его исполнителей и организаторов. Адвокат также отметил, что подсудимый Ибрагим Евлоев до сих пор продолжает числиться в штате МВД.

Остается неясной ситуация и с возбуждением уголовного дела против милиционеров, проводивших задержание Магомеда Евлоева, на чем давно настаивают его родственники. После того как даже Верховный суд Ингушетии признал, что стражи порядка действовали незаконно, республиканский СКП 11 марта сообщил о возбуждении такого дела. Однако уже на следующий день прокуратура отменила соответствующее постановление по формальному предлогу, направив его на доработку. Позже стало известно, что после «доработки» следователи СКП, несмотря на решения судов и признание следователя, без каких-либо объяснений решили уголовное дело не возбуждать. И теперь адвокаты пытаются обжаловать и это постановление в суде.

Оригинал материала

«Время новостей» от origindate::22.05.09