Процесс пошел. Адамов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"В Замоскворецком райсуде столицы вчера начался процесс по делу экс-главы Минатома Евгения Адамова, обвиняемого в мошенничестве, злоупотреблении и превышении должностных полномочий. Вместе с ним на скамье подсудимых оказались и два бывших коллеги г-на Адамова -- бывший директор ГУП ГНИ «Троицкий институт инновационных и термоядерных исследований» Вячеслав Письменный и гендиректор ОАО «Техснабэкспорт» Ревмир Фрайштут. Генпрокуратура обвиняет их в хищении акций торгующих ураном предприятий, а также в совершении заведомо невыгодных коммерческих сделок в этой области, что повлекло за собой причинение ущерба российским предприятиям и самому государству на сотни миллионов долларов.

Вчера же неожиданно всплыла одна весьма любопытная деталь. До сих пор было распространено мнение, что российское дело г-на Адамова было создано специально в противовес американскому, чтобы не допустить экстрадиции экс-главы Минатома, имевшего доступ к секретным сведениям в области ядерно-атомной госполитики. По сему ничего особенного от «российского дела Адамова» и не ждали. Так или иначе, американцам получить г-на Адамова действительно не удалось, и в конце 2005 года он из швейцарской тюрьмы был возвращен на родину и помещен в «Матросскую Тишину». Там, правда, он пробыл до мая, после чего Верховный суд констатировал превышение установленных законом лимитов содержания под стражей, и экс-министра освободили под подписку о невыезде. Вчера же выяснилось, что российские следователи все это время активно сотрудничали с коллегами из США, и теперь чиновник, удачно избежав встречи с американской Фемидой, все же может столкнуться с ней в российском суде.

Уголовное дело г-на Адамова было передано в суд летом прошлого года. Но в августе Замоскворецкий суд решил вернуть дело в прокуратуру для исправления недостатков. Мосгорсуд с этим не согласился, и в октябре дело Адамова было возвращено в тот же райсуд. Через месяц на предварительных слушаниях защита вновь попыталась убедить судью, что обвинение чересчур расплывчато и непонятно, а потому подлежит возвращению следствию, но на сей раз было решено все же приступить к его непосредственному рассмотрению. Но процесс никак не шел -- мешали то болезни подсудимых, то отпуска и командировки их адвокатов. Так продолжалось три месяца, и вот наконец вчера кворум сторон удалось-таки собрать.

Правда, защита пыталась снова отложить рассмотрение дела. Адвокаты сообщили, что отказ суда вернуть дело в прокуратуру для исправления недостатков был ими обжалован в вышестоящую инстанцию, а Мосгорсуд до сих пор не вынес решения по этому поводу, следовательно, вести процесс с риском его прекращения бессмысленно. Но суд с этим не согласился, и представителям Генпрокуратуры наконец представилась возможность зачитать обвинительное заключение.

«В 1998--1999 годах Адамов, будучи назначенным президентом министром Минатома, в неустановленное время создал организованную преступную группу с целью хищения денежных средств предприятия «Техснабэкспорт». В эту группу вошли директор ГУП ГНИ «Троицкий институт инновационных и термоядерных исследований» Вячеслав Письменный, гендиректор ОАО «Техснабэкспорт» Ревмир Фрайштут, -- начал рассказ гособвинитель Виктор Антипов. Роли в этой ОПГ, по словам прокурора, были распределены -- Адамов осуществлял общее руководство действиями, Фрайштут «принимал решения вопреки интересам акционеров «Техснабэкспорта», а Письменный «осуществлял завладение имуществом, принадлежащим государству». Далее речь гособвинителя стала довольно сумбурной, хотя читал он ее по заготовленному тексту. Вкратце же суть обвинения такова.

В 1991 году Россия и США в рамках двустороннего соглашения о поставках ядерного топлива создали в Швейцарии компанию Globe Nuclear Services and Supply GNSS, Limited, ставшую со временем рентабельным предприятием и лидером по продажам соответствующего сырья на мировом рынке. По версии обвинения, Адамов специально расставил на ключевых постах (в «Техснабэкспорт», ТРИНИТИ и GNSS) «своих людей», которые, выполняя его указания, умудрились отдать контрольный пакет акций GNSS частной американской компании TEXI. К этому предположительно был причастен и президент GNSS Александр Чернов, который сейчас находится в международном розыске. Таким образом, считает обвинение, «Россия потеряла контроль над швейцарской компанией», которая из государственной (РФ принадлежало 49% акций) превратилась в частную.

Помимо этого под руководством Адамова, по версии прокурора, было похищено свыше 113 млн долл. Произошло это якобы путем «списания несуществующего долга» GNSS за неоплаченную поставку «Техснабэкспортом» урана. В частности, считает обвинение, Фрайштут вопреки интересам акционеров подписал с Письменным и Черновым соответствующее соглашение, и эти деньги были «незаконно отнесены в счет убытков «Техснабэкспорта». В результате понесла ущерб не только эта компания, но и Приаргунское производственное горно-химическое объединение, занимающееся добычей урана, а также государство, недосчитавшееся налоговых платежей на сумму свыше 916 517 тыс. рублей.

Кроме того, обвиняемые, по версии следствия, в 2000 году заключили контракт между «Техснабэкспортом» и GNSS на реализацию 4585,6 тонн урана в США на срок до 2013 года, а потом дополнительное соглашение о снижении цен на ядерное сырье. В результате, констатировало обвинение, GNSS получила исключительные права на его поставки, а Россия осталась не у дел и понесла ущерб на сумму 18 228 тыс. долл. Таким образом, полагает прокуратура, г-н Адамов незаконно распорядился госсобственностью.

Сам экс-министр так и не понял, в чем же его обвиняют. «Что есть время совершения преступления? Какое имущество было похищено -- акции или денежные средства? Сколько стоит то, что похищено, и у кого конкретно это было похищено? Какие конкретно действия я совершил для хищения акций GNSS, что нарушил как министр? В чем состоит моя корыстная заинтересованность?» -- г-н Адамов засыпал прокурора вопросами. При этом вины он не признал, заявив: «Ни состава, ни самого события преступления нет ни в одном из предъявленных мне обвинений. Я действовал в интересах страны, отрасли и предприятий. Я жалею, что в свое время не представил к награде тех, кто сумел предотвратить развал отрасли, в том числе Письменного и Фрайштута». Последние, по их словам, также не поняли сути предъявленных им обвинений. Адвокат экс-министра Генри Резник был более категоричен. «Обвинение искусственно создано, иначе говоря, сфабриковано, выдумано», -- резюмировал он.

В свою очередь, гособвинитель Виктор Антипов пообещал, что в ходе процесса будут расставлены все точки над «i». Он попросил суд приобщить к делу целую кипу документов, которые, по его словам, с некоторым опозданием прибыли от их американских коллег. Из зачитанной обвинителем описи можно предположить, что речь пойдет в том числе и об «американском деле» г-на Адамова и его партнера по бизнесу, гражданина США Марка Каушанского, которого сейчас судят в Питсбурге за уклонение от уплаты налогов. Прокуратура этого города обвинила Адамова и Каушанского в хищении 9 млн долл., выделенных американцами в 1997 году на модернизацию российских атомных реакторов. Российских же следователей заинтересовала созданная в 1997 году в Делавэре компания Energopool, счет которой контролировали Каушанский и его жена Любовь. На этот счет было переведено около 4 млн долл., предназначенных для помощи России. По версии прокуратуры Питсбурга, на эти счета, а также на счета обвиняемых во Франции и Монако с 1993 по 2001 год поступило 15 129 759 долл. Кроме того, российские следователи обратили внимание на некую фирму Omeka Ltd., которую Адамов, Каушанский и их супруги Ольга и Любовь открыли в августе 1994 года в Питсбурге. А гендиректором швейцарского представительства этой фирмы является дочь Адамова, Ирина. Кстати, именно ее финансовые проблемы, а именно арест счетов в одном из швейцарских банков, и заставили г-на Адамова выехать полтора года назад в Швейцарию, где он и был задержан по запросу властей США.

Завтра суд продолжит слушание по делу Адамова и определит порядок рассмотрения доказательств. Не исключено, что суд сумеет приступить и к допросу свидетелей, которых в деле значится несколько десятков.
"