Прощание с бандитским Петербургом?. Шевченко, Шевченко, Шутов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Не успели гости юбилейного саммита разъехаться по домам, как в Петербурге произошло событие, не предусмотренное праздничной программой: «криминальный парад» на площади Александра Невского. В лавре отпевали знаменитого Костю Могилу, застреленного в Москве дней за десять до этого. Попрощаться с ним в Питер съехались десятки известнейших криминальных лидеров России.

Этот парад «мерседесов» и БМВ был по-своему символичен. Уставшие от громких юбилейных торжеств горожане почти не обратили внимания на него, однако в эти дни Питер прощался не только с одним из легендарных бандитских авторитетов. Вторая столица России провожала эпоху «бандитского Петербурга».

Плохое легко забывается. Никто сегодня не вспомнит дату, когда за Петербургом закрепился статус «криминальной столицы России». И произошло это не только по вине многочисленных сериалов, хотя и они внесли свою губительную лепту. Имена питерских авторитетов были известны не только каждому в нашем городе, о них говорила вся страна. Эти люди казались неприкосновенными и неуязвимыми. Помимо преступного им принадлежала самая доходная часть легального бизнеса - гостиницы, казино и рестораны. Они могли влиять на прессу, причем не только запугивая журналистов, но и завладев крупнейшими сетями распространения печатной продукции.

Самое печальное заключалось в том, что город с легкостью привык к этому новому статусу. Даже возник своеобразный юмор. Горожане шутили: дескать, весь список питерских авторитетов можно прочитать на пьедестале одного из новых городских памятников на Невском проспекте. Спорили о том, кто сильнее - «казанские» или «тамбовские». Криминальный след искали вокруг самых известных проектов. Видели его и во многих городских монополиях. Людей, за которыми охотился РУБОП, выбирали в Законодательное собрание, наделяя их депутатским иммунитетом и возможностью распоряжаться городским бюджетом.

Не хочу вторгаться в область политики и не стану гадать, насколько оказались связаны перемены в руководстве страны и нашего города с тем, что Петербург стал стремительно терять «криминальный имидж». Возможно, просто прошел очередной цикл в его истории.
Но факты остаются фактами.

Так, не в ладах с законом оказались некоторые народные избранники.
Депутат Законодательного собрания Сергей Шевченко, младший из знаменитых братьев, был приговорен к семи годам за вымогательство. Два месяца назад на скамье подсудимых оказался и Вячеслав Шевченко, экс-депутат Госдумы и хозяин финансово-промышленной группы «Норд».

Еще один печально известный депутат питерского парламента Юрий Шутов находится в тюрьме с февраля 1999 года. Его обвиняют в организации банды и в ряде заказных убийств. Судебный процесс по делу Шутова начался еще в 2001 году и продолжается до сих пор. В этом году, находясь за решеткой, он баллотировался в Государственную думу, видимо надеясь исправить свое положение. Однако на этот раз горожане его не поддержали. Возможно, что-то действительно изменилось в сознании петербуржцев.

В августе этого года Михаил Мирилашвили был приговорен к 8 годам колонии строгого режима. Суд признал его виновным в организации похищения людей. Могущественному предпринимателю, которому принадлежали целые сети казино, ресторанов и гостиниц, не помогли ни деньги, ни влиятельнейшие друзья.

В колонию строгого режима отправились и члены банды Боба Кемеровского (Владимира Беляева), вписавшего немало страниц в историю современного криминала. Его считали «типичным представителем» первой волны криминальных авторитетов, которые сколачивали свои «команды» из бывших спортсменов, воздушных десантников и спецназовцев. Теперь его группировка практически в полном составе проведет на зоне от 17 до 21 года.

В августе убили знаменитого Руслана Коляка, о неуязвимости которого ходили легенды. К своим 44 годам он пережил 9 покушений: в него неоднократно стреляли, его взрывали, несколько раз пытались отравить. Десятое покушение стало роковым - пули киллера настигли Коляка в Ялте...

Так или иначе, эти люди ассоциировались в сознании горожан - да и в материалах прессы - с особой атмосферой эпохи «бандитского Петербурга», когда город был вынужден смириться с бандитизмом и принять правила, навязанные ему преступным миром. Теперь их имена становятся нарицательными, равно как понятие «бандитский Петербург» превращается в анахронизм. Во всяком случае, в последнее хочется верить

Тем не менее преступный мир, хоть и потерявший своих флагманов, продолжает существовать по своим правилам. Крупные предприниматели по-прежнему считаются главной мишенью бандитов. Пожалуй, самой трагичной была гибель генерального директора издательства «Дрофа - Санкт-Петербург» Людмилы Помазовой и ее супруга, а также убийство одного из руководителей ВНИИИ «Гидролиз» Евгения Дорфмана и его жены Татьяны. Самым изощренным способом преступники расправились с председателем совета директоров ОАО «Фармацевтическая фабрика» Исмаилом Рагимовым. 6 августа на 49-м километре Приморского шоссе его «мерседес» подорвался на фугасе, заложенном у дороги.

Впрочем, жертвами бандитов нередко становились люди, не имеющие отношения к бизнесу. В частности, в этом году по городу прокатилась небывалая серия кровавых нападений на залы игровых автоматов. В марте драма разразилась в одном из залов на Большом проспекте. Вооруженные разбойники застрелили четырех ни в чем не повинных людей и ранили ребенка. Во время аналогичного разбойного нападения на Сенной площади погибли три человека, в том числе сотрудник милиции. В обоих случаях подозреваемых удалось задержать по горячим следам. Стоит отметить, что добычей гангстеров стали около 80 тысяч рублей, ради которых они лишили жизни семь человек. Эти два преступления, пожалуй, стали самыми кровавыми в уходящем году.

Кроме того, «популярными» преступлениями уходящего года стали угоны большегрузных автомобилей и строительной техники, а также квартирные кражи, жертвами которых, как правило, были состоятельные люди. Самый крупный куш грабители сорвали в квартире вице-президента одной из строительных компаний. Ущерб был оценен в поистине астрономическую сумму - 121 миллион рублей. Настоящей напастью в этом году стали нападения на бухгалтеров предприятий, перевозивших зарплату для работников. Грабители, как правило, действовали открыто, иной раз врываясь в охраняемое помещение. Таким образом зарплаты лишились работники завода «Композит», учителя из Центрального и Василеостровского районов.

И все же мотивом преступлений отнюдь не всегда становились деньги. Кровавые злодеяния происходили на так называемой бытовой почве. Огнестрельное оружие не раз становилось главным аргументом в семейных «разборках». Так, осенью этого года 70-летний пенсионер застрелил из ружья собственную супругу, с которой прожил более двадцати лет, а затем застрелился сам. Значительная часть тяжких преступлений, по милицейским данным, совершалась во время банальных дружеских попоек. Практика показывает, что эти нелепые и бессмысленные убийства уносят гораздо больше жизней, нежели бандитские разборки.

И наконец, осенью этого года город сотрясли сразу несколько жестоких убийств, совершенных подростками. В ноябре в течение одной недели от рук малолетних душегубов погибли три человека. Так, студент техникума хладнокровно расправился с пожилой библиотекаршей, только ради того, чтобы сорвать родительское собрание, которое сулило ему неприятный разговор с родителями. Через несколько дней трое юнцов учинили кровавую драму в городе Сланцы. Жертвами пьяных нелюдей стали шестеро ни в чем не повинных людей...

Впрочем, жизнь громадного мегаполиса с пятимиллионным населением, пожалуй, невозможна без бытовых преступлений. Прежде всего это социальная проблема, нежели криминальная. Корни ее, наверное, следует искать в нашем обществе.

И наконец, под самый занавес года уходящего в Петербурге начался судебный процесс по делу об убийстве Галины Старовойтовой. Впервые в современной истории России на скамье подсудимых оказались люди, обвиненные в столь громком политическом убийстве. 29 января в городском суде начнется оглашение обвинительного заключения, состоящего из двух увесистых томов. Пятилетний труд следователей ФСБ близкие Старовойтовой оценивают как успешный, несмотря на то что имена заказчиков этого преступления не названы до сих пор. Громких сенсаций от этого процесса ждать не приходится. Шестеро подозреваемых, которые в течение целого года упорно молчали на допросах, вряд ли заговорят на суде. Если судить по первым заседаниям, адвокаты защиты сделают все, чтобы этот процесс стал затяжным. Виновны ли эти люди в гибели Галины Старовойтовой и кто стоит за этим преступлением, мы, скорее всего, узнаем в году наступающем. Поживем - увидим..."