Псковский губернатор использует брошенного им ребенка в рекламны целях

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


 

Два года назад, в связи с "тяжелым материальным положением и неустановленным местонахождением" губернатора, сын Михайлова оказался в детском доме

Оригинал этого материала
© "Московская правда", origindate::18.10.2000

Больное сердце. Псковский губернатор использует брошенного им ребенка в рекламных целях

Проходившая в Пскове акция “Прикоснись к сердцу ребенка”, организованная Всероссийским научным центром сердечно-сосудистой хирургии, центром культурных программ “Русская линия” и центром досуга Олега Газманова, завершилась шокирующим скандалом. Цель акции более чем благородна – помочь детям, нуждающимся в операции на сердце. Акция проходила при поддержке Российского правительства и Московской патриархии.

Псковский губернатор Евгений Михайлов, объявивший о поддержке этой акции обосновал свое участие в ней неожиданным признанием: “ У меня два года назад родился сын Станислав. Он родился неизлечимо больным - с тяжелой болезнью сердца. С тех пор он находится в медицинском интернате, потому что ему нужна постоянная медицинская помощь. Хотя помочь ему уже ничем нельзя”. Мало кто в области знал такие подробности из личной жизни первого областного лица. Многим псковичам стало даже жалко губернатора. Возможно, все на отом бы и закончилось, если бы сами супруги Михайловы вовремя остановились и не стали развивать дальше эту тему.

В интервью местному журналисту Елена Михайлова рассказала, что "он (Стасик) всегда остался бы ее сыном, независимо от диагноза". Она также говорила о том, что ее муж очень сильно переживал, но продолжал работать и "контролировать ситуацию в области". Из ее слов следует, что, она приезжала к ребенку, но врачи убедили ее в том, что ребенку будет лучше, если он останется под контролем врачей, и родители не будут его травмировать (!) своими посещениями. То есть фактически Елене Михайловой и ее мужу запретили навещать их ребенка. Но могут ли врачи запретить матери видеть своего ребенка? Вряд ли. Запретить матери навещать ребенка просто невозможно. Это была явная ложь.

В итоге в этой истории появились новые трагические подробности. Как удалось узнать , ребенок родился в июле 1998 года. Врачи псковского роддома не взяли на себя смелость поставить настоящий диагноз. И только в психоневрологическом отделении одной из московских детских больниц его несчастью был присвоен правдивый статус – болезнь Дауна.

После этого Елена Викторовна Михайлова написала заявление об отказе от сына. Мотивы: якобы тяжелое материальное положение и симптом Дауна у ребенка. Также она писала о том, что находится с мужем в разводе и не знает его местонахождения. Далее следовали ее подпись и вымышленный адрес.

Как выяснилось, губернатор Михайлов за все пребывание сына в роддоме так его и не навестил. Устройство ребенка в приличную больницу легло на плечи его жены и друзей.

Сейчас Стасик живет в одном из московских домов ребенка. За все эти годы оба (!) родителя так не навестили его. Более того, если бы не предстоящие выборы (выборы губернатора Псковской области назначены на середину ноября) и приуроченная к ним акция, Евгений Михайлов, наверное, и не стал бы говорить о том, что у него есть больной сын.

Понять губернатора Михайлова не сложно: в преддверии выборов такая информация способна отпугнуть от его кандидатуры часть избирателей. Но можно ли устраивать предвыборное шоу из несчастья своего ребенка даже ради столь высокой цели, как губернаторское кресло? Наверно, губернатор расчитывал на жалость псковичей. Расчет, можно сказать, удался. Но может ли стать отцом целой области и распряжаться судьбами тысяч людей тот, кто не пожелал побеспокоиться о особственном сыне? Дважды предавший, кто тебе поверит?

P.S. На Западе, в более или менее обеспеченных семьях, от больных детей отказываться не принято. ( Вряд ли семью губернатора Михайлова можно назвать малообеспеченной.) Более того, около 30% наших детей-сирот, в том числе и с синдромом Дауна, обретают новую семью именно за границей. По заверениям работников домов ребенка, иностранцы охотно увозят детей из России. Новые папы и мамы, вкладывая в своих приемных детишек массу терпения, ласки и любви, добиваются высоких результатов: дети начинают нормально читать, писать, говорить, могут работать - в общем, нормально жить. Иностранцы не отказываются брать и больше детей. Проблема в том, что, у многих из них нет отказных документов: многие российские родители все же надеются на выздоровление своих детей и их возвращение в семью. У Стасика Михайлова, к счастью или нет, отказной документ есть.