Пугачеву шьют дело

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Следственный комитет дал ход документам из ЦБ о выводе активов из Межпромбанка, которые ранее фактически отклонили милиция и прокуратура

СКР вчера сообщил, что вслед за Центробанком России признал банкротство в 2010 году Межпромбанка, основным владельцем которого являлся экс-сенатор Сергей Пугачев, преднамеренным, возбудив уголовное дело по соответствующим статьям УК. При этом, как выяснилось, следственный комитет дал ход документам из ЦБ о выводе активов из Межпромбанка, которые ранее фактически отклонили милиция и прокуратура. В рамках дела недавно были проведены масштабные обыски и назначены экспертизы, по результатам которых и предполагается установить виновных в крахе банка.

20110301101151.jpgВ заявлении, размещенном вчера на официальном сайте СКР, сообщалось, что главным следственным управлением ведомства по Москве «продолжается расследование уголовного дела по факту неправомерных действий при банкротстве и преднамеренном банкротстве ЗАО «Международный промышленный банк» (ст. 195, 196 УК РФ)». Как пояснили «Ъ» в самом СКР, дело было возбуждено еще 25 января этого года. Относительно недавно в рамках его расследования были проведены масштабные обыски, санкции на которые дал суд. В результате были изъяты десятки килограммов различных документов, которые едва уместились в несколько мини-вэнов Ford. При этом электронные носители, на которых хранилась основная клиентская база банка, следствию не достались — ее успели стереть еще до визита сотрудников следственных органов. Напомним, что об этом же говорил в феврале этого года гендиректор Агентства по страхованию вкладов (АСВ; выступает конкурсным управляющим Межпромбанка) Александр Турбанов. По его словам, придя в банк, сотрудники АСВ обнаружили, что электронная база сохранилась только за три месяца. А все остальные данные стерли еще до отзыва у Межпромбанка лицензии (о проблемах, возникших в связи с ликвидацией Межпромбанка у судостроителей, читайте на стр. 4). 

По данным «Ъ», сейчас сотрудники следственной группы исследуют изъятую документацию. Кроме того, по делу были назначены различные экспертизы, в том числе судебно-бухгалтерская, которые и должны подтвердить версию о преднамеренном банкротстве Межпромбанка, а также установить, кто именно был в этом заинтересован. Подозреваемых, а тем более обвиняемых в деле нет.

Тем не менее следствие уже установило, что только в июне 2009 года Межпромбанк заключил более 100 кредитных договоров, заемщиками по которым выступали фирмы-однодневки.

Никакой деятельности эти фирмы фактически не вели, а деньги вкладывали в ценные бумаги банка, которые, в свою очередь, передавались аналогичным сторонним организациям для погашения уже их кредитов перед Межпромбанком. Таким образом создавалась видимость обслуживания кредитов. При первых же признаках банкротства значительная часть выданных подобным фирмам кредитов была погашена за счет средств, предоставленных банку его клиентами, при этом перечисление денег фактически не производилось, а все расчеты осуществлялись путем обычных записей во внутренних документах банка. Все это, как считают участники расследования, привело к снижению ликвидности банка в целом. Кроме того, выяснилось, что, уже находясь в тяжелом положении, Межпромбанк перечислил на счета различных организаций более 4 млрд руб. в качестве выплат дивидендов своему руководству и собственникам.

Таким образом, следствие подтвердило подозрения ЦБ о том, что бизнес Межпромбанка сводился к тщательно замаскированному кредитованию неких определенных лиц без намерения возвращать эти средства, то есть фактически к выводу активов. Мнение о том, что эти лица — собственники банка, ЦБ публично обнародовал уже после отзыва у Межпромбанка лицензии. В ноябре 2010 года первый зампред ЦБ Геннадий Меликьян говорил, что по итогам проведения проверки банка ЦБ (проходила с сентября по декабрь 2009 года) было установлено, что «основная часть кредитов выдавалась компаниям, обладавшим признаками фирм-однодневок, далее средства через цепочку компаний-прокладок поступали к связанным с собственником Межпромбанка лицам».

Интересно, что признаки такой деятельности обнаружились гораздо раньше 2009 года, однако тогда правоохранительные органы этим не заинтересовались. Так, по результатам проверки, которую сотрудники Московского главного территориального управления (МГТУ) ЦБ провели в Межпромбанке еще в 2008 году, было установлено, что из него выводились активы в пользу третьих лиц. Оформлялось это как выдача кредитов компаниям-однодневкам, которые впоследствии заявили о невозможности расплатиться по своим обязательствам, предлагая банку в качестве отступных свои векселя. Однако векселя не были погашены из-за прекращения деятельности заемщиков, а проблемные кредиты были списаны с баланса Межпромбанка за счет резервов на возможные потери по ссудам. В документах ЦБ указывалась сумма сделок, вызвавших подозрения,— 4 млрд руб.

Соответствующие документы МГТУ Банка России были отправлены в 2008 году в ГУВД и прокуратуру Москвы, однако в возбуждении уголовных дел правоохранительными органами тогда было отказано. В постановлении прокуратуры милиции, в частности, предписывалось обратить внимание на необходимость получения информации о возможной аффилированности Межпромбанка и ряда ООО, получивших кредиты в этом банке, а также установить ответственных за проведение этих сделок должностных лиц банка, получив от них «подробные объяснения о целесообразности заключения сделок». Все эти доследственные действия проведены так и не были, и в 2009 году проверки были прекращены.

При этом, напомним, лицензии Межпромбанк лишился лишь в октябре 2010 года, спустя три месяца после того, как банк допустил дефолт по еврооблигациям и не смог расплатиться с ЦБ по полученному в кризис беззалоговому кредиту на 32 млрд руб. Уже после отзыва лицензии глава Центробанка Сергей Игнатьев признавал, что применить санкции к Межпромбанку можно было и раньше, но ЦБ надеялся на конструктивное взаимодействие собственников банка и в вопросе реструктуризации долга перед кредиторами. Этого не произошло, лицензия была отозвана, и 20 октября и 7 ноября 2010 года — еще до банкротства Межпромбанка — господин Игнатьев направил письма генпрокурору Юрию Чайке, в которых сообщил, что ЦБ усматривает в действиях топ-менеджеров банка признаки преступлений, предусмотренных ст. 195 УК РФ («Неправомерные действия при банкротстве») и ст. 196 УК РФ («Преднамеренное банкротство»).

Файл:Следственный-комитет-150x112.jpgПо данным источников «Ъ» в правоохранительных органах, расследование громкого дела займет не менее полутора лет. СКР уже установлено, что в результате неправомерных действий со стороны руководства и учредителей Межпромбанка его кредиторам был причинен ущерб на общую сумму более 34 млрд руб. Примерно столько и составляла отрицательная разница между активами и обязательствами Межпромбанка — что и стало одним из оснований для признания его банкротом. А общий ущерб, нанесенный кредиторам Межпромбанка в результате его банкротства, составил около 80 млрд руб. Ранее представители АСВ указывали, что шансы удовлетворить претензии кредиторов банка в ходе банкротства крайне малы и со временем будут лишь таять. Причина — в крайне низком качестве активов Межпромбанка, по одной из версий отчетности банка за июнь 2010 года, просроченными на тот момент были 99,7% его кредитного портфеля.

Оригинал материала: "Коммерсант"