Пугачев как зеркало, в котором ничего не видно

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Стрингер", origindate::18.02.2003, Фото: centerasia.dem.ru

Пугачев как зеркало, в котором ничего не видно

Алекс Махровский

Converted 14127.jpgПолтора десятка оживленных олигархов толпились в предбаннике «круглого зала» в одном из кремлевских дворцов. Ожидая, когда охрана распахнет высокие двери и пригласит их на встречу с президентом.

Вместо Путина в предбанник вдруг решительно вошел мужчина с энергичным лицом, огромным «сократовским» лбом и большой окладистой бородой. Присутствующие вздрогнули.

- А этот откуда? - скривившись, как от зубной боли, шепотом спросил соседа нефтяной магнат. - Я столько денег угрохал, чтобы его из списка вычеркнули. Может, Путин его пригласил?

- Вряд ли, - буркнул глава крупнейшего металлургического холдинга. - Этот куда хочешь пролезет...

Тут олигархов, наконец, позвали к президенту. Однако настроение у многих ухудшилось.

Семейный доктор

Об этом человеке в стране знают очень много. И одновременно очень мало.

«Сергей Викторович Пугачев родился 4 февраля 1963 года в городе Костроме. Окончил Ленинградский государственный университет им. Жданова. Кандидат экономических наук. Тема кандидатской диссертации «Методы и модели управления инвестиционной политикой банка». Доктор технических наук.

С 1985 по 1990 год работал в Промстройбанке СССР: кредитным инспектором, руководителем отдела, членом правления регионального управления.

В 1992 году возглавил Совет директоров Международного промышленного банка...»

Так начинаются многочисленные досье скромного банковского служащего, в течение нескольких лет ставшего одним из самых влиятельных в России банкиров. В кругах финансово-политической элиты, навидавшейся всякого за последние годы, о нем говорят уважительно и настороженно, с опаской. Как о враче, которого вызывают только к безнадежно больным.

Среди его «пациентов» люди уж очень известные. Однако в их громких и порой весьма скандальных делах рука Пугачева едва мелькает, оставляя после себя запах то ли серы, то ли ладана. И порождая странные, труднообъяснимые легенды.

Несколько лет его «банчок» был таким мелким и неприметным, что о нем даже среди ушлых финансовых аналитиков мало кто слышал. Как вдруг в 1997 году МПБ получает от западных толстосумов кредит аж в целый миллиард долларов! Чтобы понять, откуда свалилась такая халява и кто рискнул гарантировать эту сделку, достаточно узнать - дальше деньги пошли в Управление делами президента РФ и были потрачены на обновление летного парка авиакомпании «Россия», обслуживающей первых лиц нашего государства.

Удачная операция позволила Межпромбанку сразу взлететь на верхние ступеньки отечественных банковских рейтингов. На заседании правительственной комиссии тогдашний первый вице-премьер Владимир Потанин поддержал выдвижение МПБ в солидную вторую группу уполномоченных банков, имевших право работать с крупными государственными структурами.

17 августа 1998 года, в судный день для российской финансовой системы, Пугачеву дозвонился на мобильник один коллега-банкир. «Эти суки нас всех обокрали! - кричал он нетрезвым голосом. - Поубивать бы их!» «Не делай резких движений, - в манере психотерапевта ответствовал Сергей Викторович. - Кому дано, тот выживет». Он знал, о чем говорил.

Межпромбанк в катастрофе августовского дефолта не только выжил, но и поднялся. Капитал его неуклонно рос. Уже через несколько месяцев МПБ оказался по размерам собственных средств в тройке крупнейших российских банков.

Этот взлет был замечен. В октябре того же 1998 года на сессии МВФ и Всемирного банка российский министр финансов и председатель ЦБ представили Сергея Викторовича как «главу одного из самых успешных и, несмотря ни на что, работающих банков». И Пугачев там же с милейшей улыбкой вручил президенту Всемирного банка Джеймсу Вулфенсону программу оздоровления российской финансовой системы. От имени и по поручению правительства РФ!

То была великая встреча! Ведь именно тогда Дж.Вулфенсон размышлял об открытии новых кредитных линий для помощи российской экономике. И очень искал достойных контрагентов. По имеющимся у нас сведениям, нашел.

Правда, пару лет спустя даже аудиторы Счетной палаты РФ не смогли разобраться, куда делась значительная часть кредитов, выданных Всемирным банком.

О большой дружбе Пугачева со всеобщим любимцем Пал Палычем Бородиным открыто заговорили осенью 1999 года, когда Сергей Викторович финансировал «бородинскую битву» за пост мэра Москвы. Затея была изначально провальная, без единого шанса на успех. Кто и зачем втянул банкира в эту дурную авантюру, разговор особый.

Оглушительные подробности теплых отношений Пугачева с «кремлевским завхозом» стали известны чуть позже - когда Бородин отдыхал на нарах в Америке, а швейцарские следователи вытаскивали из своих сейфов на свет Божий папки с компроматом.

Мы узнали, что любимые дочки Ельцина Таня Дьяченко и Лена Окулова вместе с мамой Наиной держали свои личные счета в Межпромбанке. Что еще в 1995 году МПБ выдал семейству, включая и сиятельного «папу», кредитные карточки.

Небезызвестный глава фирмы «Мабетекс» Беджет Паколли, из последних сил отмахиваясь от прокуратуры, в отчаянии признался: «Директор банка Сергей Пугачев, для которого мы выполняли некоторые работы, попросил меня покрыть своими гарантиями карточки, которые он хочет эмитировать для некоторых своих клиентов. Пугачев не сказал, что речь идет о членах семьи президента. Я узнал об этом лишь когда получил документы из банка».

Но кредитки - мелочь, пустячный подарок милым сердцу людям. Пугачев, как оказалось, кредитовал целое управление делами президента РФ. Причем под мизерные проценты. Бородин неосторожно признавался журналистам, что в его системе «крутились» 2,5 миллиарда долларов (тогдашний федеральный бюджет был всего в 8 раз больше!). Ясно, что для удобства управления такими деньгами надо иметь своего банкира. В благодарность которому за верность и преданность всесильный Пал Палыч поспособствовал переводу в Межпромбанк счетов богатейшей фирмы «Алмазы России-Саха» и других крупных предприятий.

Чарлз Дарвин отдыхает

Узкий коридор перед выходом из зала Совета Федерации перегородили с десяток телекамер. Операторы толкали друг друга, стараясь занять выгодную позицию. «Смотри, смотри - который?» - переспрашивали они у корреспондентов.

Завидев их еще от дверей, человек с большой бородой быстро шагнул назад, в охраняемую зону. И поспешил к боковому выходу, где не топтались журналисты. А оттуда - чуть не бегом к лифтам. Он не выносил яркого света телекамер...

Одной из самых больших загадок цивилизации является процесс возникновения из обезьяны человека. Сколько ломали над этим голову! Вот - экземпляр примата, вот - гомо сапиенс. А где переходные стадии? Где особи, в которых отразился путь эволюции? В отчаянии ученые заявляли и о вмешательстве пришельцев, о влиянии гигантских вспышек на солнце, воздействии радиации и т.п. Объяснений много, до истины - далеко.

Тайны эволюции будоражат воображение и нашей политической тусовки.

После назначения Сергея Викторовича в декабре 2001 года сенатором в Совет Федерации от непонятной республики Тувы ему сам Бог велел полюбить журналистов. Он, однако, их старательно избегает. Обстоятельство это было замечено и оценено.

«Пугачев не любит появляться на публике!» Одних это наблюдение еще более убеждает в особой роли банкира-сенатора в механизмах верховной власти. Других столь явное несоответствие между поведением и политическим статусом заставляет серьезно задуматься. А тот ли человек Сергей Пугачев, за которого его выдают? И вообще: каким образом скромный банковский служащий вдруг превратился в кремлевского олигарха?

Да, познакомился с Владимиром Путиным еще в начале 90-х годов, когда тот руководил в Питере городским комитетом по внешнеэкономическим связям. Но сколько их, таких знакомцев, и где они сейчас? Да и Путин тогда был лишь отставным подполковником госбезопасности, скромным до неузнаваемости.

Да, Пугачев стал партнером управляющего делами Президента РФ и начал активно оказывать кредитные услуги Кремлю. Благодаря чему активы Межпромбанка только с сентября 1996-го по январь 1997 года выросли более чем вдвое: с 2,39 триллионов рублей до 5,1 триллиона. Но в те времена в приемную П.Бородина стояли очень длинные очереди. Люди готовы были платить любые деньги, чтобы зазвать его к себе «на мероприятие», все мыслимые связи пускались в ход ради возможности коснуться руки Пал Палыча. Дорвались «до ручки», однако, очень немногие.

Держать в своем банке счета ельцинских домочадцев - честь совсем особая, о которой даже избранные могли только мечтать. А уж втихаря эмитировать для «царя Бориса» и его дочек карточки, да еще под честное слово мутноватого иностранного партнера Б.Паколли - это было верхом дерзости. Посягнуть на такое, не имея абсолютно надежного прикрытия, у нас в стране равносильно... ну, понятно, чему.

Впечатления бесшабашного и отчаянно смелого авантюриста Сергей Пугачев никогда ни на кого не производил.

И все же карабкался по шатким ступенькам все выше и выше.

Вывод напрашивается - его двигали. Толкали сзади и страховали со спины. Кто и с какими целями?

Уточним вопрос. Кто был способен оградить от внимания спецслужб игру с карточками и счетами ельцинской семьи? Кто был способен гарантировать Бородину, что через этот банк можно гонять кредиты для обустройства Кремля?

Новейшая российская история может назвать пока только одного такого человека: Александр Васильевич Коржаков. С коллегами из созданной им Службы безопасности президента.

Любую структуру, рвущуюся в эти дела, СБП легко блокировала и отодвигала. Если, конечно, сама не действовала под чьей-то еще более «продвинутой» крышей.

Зачем эта затея могла потребоваться Коржакову, представить несложно. Можно заглянуть в его мемуары, где даются весьма унизительные характеристики «новым русским» банкирам, суетящимся вокруг Бориса Ельцина. За презрительными строками, посвященными тому же Березовскому, угадывается желание вышвырнуть эту публику подальше от Кремля и привести людей своих, достойных и православных, на смену «этим».

И если вдруг подвернулся их полный антипод - и обликом, и статью, и манерами, - то почему бы не оказать ему покровительство и не ввести в «святая святых»? Да еще с благословения церковных иерархов.

Не здесь ли родился импульс к стремительной эволюции неприметного банковского клерка Сергея Пугачева? Ведь даже после удаления от Кремля и от Ельцина Коржаков продолжал ходить в Кремль и встречаться с ВВП. Был даже момент, когда Александр Васильевич чуть было не вернулся к власти в весьма солидном качестве. К тому же, по данным наших источников, у Коржакова был личный счет в Межпромбанке.

Лишившись своей должности летом 1996-го, Коржаков не сумел удалить от «семьи» компанию олигархов. Но к тому моменту Сергей Викторович был уже «при кремлевских делах», плотно работая с Пал Палычем. Который, вероятно, не видел резона отказываться от столь покладистого и услужливого партнера. Иметь персонального, сильно обязанного тебе лично банкира никогда не вредно.

Обслуживание счетов Управления делами Президента РФ, кредитование реконструкции Кремля, допуск к работе с якутскими алмазами позволили Межпромбанку набрать солидный финансовый вес. Авторитет в финансово-политической элите накачивали, словно мускулы, и его владельцы. Однако, как свидетельствуют факты, качественный уровень делового менталитета попавших «в случай» провинциальных предпринимателей от этого не менялся.

На протяжении девяти лет Межпромбанк оставался ООО - так называемым Обществом с ограниченной ответственностью. Такая форма собственности практикуется только мелкими сомнительными компаниями и в корне противоречит нормативным требованиям Центробанка ко всем кредитным учреждениям. От «наездов» ЦБ их защищал Бородин.

В те же «годы подъема» (1996-1998 гг.) в МПБ активно создавалась густая и очень запутанная сеть «дочерних» и «внучатых» фирмочек, учреждаемых менеджерами банка и их родственниками. По мнению экспертов, подобные структуры пригодны лишь для отмывки денег и уклонения от уплаты налогов. О чем и было публично рассказано во время разразившегося скандала Межпромбанка с редакцией «Новой газеты».

То есть в душах кремлевских кредиторов продолжали бушевать страсти наперсточников. А эволюция «от малого к великому» ограничивалась лишь ростом сумм на счетах банка.

И какие бы теплые отношения ни складывались у Пугачева с РПЦ, сколько бы он ни общался с идеологом патриарха отцом Тихоном, всерьез задуматься об имидже заставила, судя по всему, только отставка П. Бородина.

Профинансировав (как отказать такому человеку!) и неумело организовав выборы Пал Палыча на пост московского мэра, в Межпромбанке поняли, что теперь у них вся надежда на «пиар». Иначе финансовые ручейки могут и пересохнуть.

В дыму Отечества

Когда весной 2001 года подконтрольная Межпромбанку фирма «ОСТЭМ» путем нехитрых операций с пакетами акций прибрала к рукам телекомпанию «Московия» и заполнила ее эфирное время на третьем канале, был пущен слух, что это делается с согласия Владимира Путина.

Главным образом поэтому губернатор Подмосковья Б.Громов не слишком старался отсудить «Московию» - себе дороже. А в Межпромбанке таким образом и нащупали самые сильные бизнес-козыри. И стали играть под флагом Путина.

Этому способствовало мощное пропагандистское обеспечение деятельности президента страны практически во всех СМИ. Одна пиаровская кампания сумела плавно внедриться в другую, более масштабную. У пиар-технологов это называется «подсадкой на образ». Пугачев как бы летел на хвосте Путина.

Для этого, правда, потребовалось почти полностью закрыть любую информацию о делах Пугачева. Чтобы пропагандистский вакуум на фоне обилия сведений о президенте РФ работал на имидж «тайного советника» и «серого кардинала». Короче, вокруг Сергея Викторовича искусственно была создана дымовая завеса, распалявшая воображение аналитиков.

В результате эксперты и приклеили Пугачеву ярлык «тень президента».

Хотя в действительности все обстояло иначе. Несмотря на отчаянные попытки Сергея Викторовича возобновить знакомство с Владимиром Владимировичем, Путин долго не подпускал к себе Пугачева. Прежде всего из-за его дружбы с Бородиным.

Отношения Путина с Пал Палычем серьезно испортились еще году в 1998-м, когда оба трудились на Старой площади. Слишком уж разные люди по темпераменту, по манерам, по способам достижения целей. После ряда стычек наблюдатели зафиксировали между ними вооруженный нейтралитет.

Здесь любопытно вспомнить, что роковую поездку Бородина в Америку организовывал прикомандированный к его аппарату офицер Службы внешней разведки. Который, собственно, и настоял, чтобы начальник не дожидался оформления дипломатического паспорта, а летел в США с общегражданским документом.

Связь с Бородиным никак не украшала репутацию Пугачева перед новой властью. Кадровые сотрудники спецслужб о таких «хвостах» никогда не забывают.

Этим, по всей видимости, и объясняются провалы нескольких очень масштабных затей Пугачева, которые сулили ему большие дивиденды.

В ноябре-декабре 2001 года в прессе много писали о том, что именно он финансирует поход в президенты Якутии заместителя Генерального прокурора В.Колмогорова. Ресурсы на это были брошены приличные, поскольку в случае победы счета богатейшей алмазной компании «АЛРОСА» прочно осели бы в Межпромбанке.

Ранее люди Пугачева усиленно вбрасывали сведения, что Генпрокурора Устинова назначил чуть ли не сам Сергей Викторович, буквально уговорив президента РФ переписать соответствующий указ. Казалось бы, в таком случае уговорить его же поддержать верного Устинову зама еще проще. Но вышло по-другому.

Под давлением как раз президентской администрации Колмогоров был вынужден снять свою кандидатуру с выборов. И Пугачев промахнулся.

Летом 2002 года Межпромбанк, давно уже присматривавшийся к активам «Газпрома», пытался выдать компании кредит на сумму 300 миллионов долларов. Вроде бы только поблагодарить надо президентского «любимца»? Однако Центробанк демонстративно запретил сделку, сославшись на действующие лимиты кредитования.

Тогда Пугачев попробовал зайти с другой стороны и вложить ту же сумму в якобы подготовленный к продаже контрольный пакет акций «Газпромбанка».

И снова облом. Все акции остались в руках «Газпрома».

Одновременно Межпромбанк вместе с Сергеем Викторовичем с треском проигрывают борьбу за белорусский пакет акций компании «Славнефть». И кому - «равноудаленному» Р. Абрамовичу и его «Сибнефти». То есть «люди Ельцина», используя административный ресурс, вплоть до прямых указаний правительства, грубо отодвинули «путинского банкира»?

Никакими пиаровскими фокусами эти дыры, зияющие в имидже «президентской тени», не залатать.

Да и на вполне естественные вопросы по поводу столь очевидных неудач, слишком явно противоречащих выстроенному пропагандой и слухами ореолу Пугачева, отвечать некому и нечего. В противном случае можно легко разрушить не только весь образ, но и весь бизнес банкира.

Не по этой ли причине патриот, почти русофил и активный поборник православия в последнее время появляется в России лишь наездами? Скрываясь от общественности, от прессы и от контактов с политической элитой.

Хотя, может быть, на вилле в Ницце или на землях американских штатов он чувствует себя комфортнее?