Пугачев приделал к кредитам крылья

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Центробанк обвиняет Сергея Пугачева в преднамеренном банкротстве Межпромбанка

1289811958-0.jpg Против владельца обанкротившегося Межпромбанка сенатора Сергея Пугачева может быть возбуждено уголовное дело. По данным ЦБ, большая часть средств из 32 млрд. рублей, предоставленных банку в виде беззалогового кредита, была выведена за границу, в том числе на швейцарские счета компании сына Пугачева, и на покупку самолета самому сенатору.

Центробанк усматривает в действиях руководства обанкротившегося Межпромбанка наличие признаков уголовно-наказуемых деяний, предусмотренных статьями 195 «Неправомерные действия при банкротстве» и 196 «Преднамеренное банкротство» Уголовного кодекса. Глава ЦБ Сергей Игнатьев уже отправил генпрокурору Юрию Чайке информацию о причинах неудовлетворительного состояния банка, сообщил первый зампред ЦБ Геннадий Меликьян РИА «Новости».

Инспекционная проверка регулятора, которая проходила в Межпромбанке с сентября по декабрь 2009 года, выявила, что банк активно занимался выводом средств.

Основная часть кредитов банка предоставлялась компаниям, которые не вели реальной производственной деятельности. «Всего таких компаний было больше ста. Почти все эти компании были однотипными и характеризовались рядом признаков: уставный капитал минимален (10–12 тысяч рублей), зарегистрированы по адресам массовой регистрации, без бухгалтерского работника в штате, платежи в бюджет и внебюджетные фонды крайне незначительны, а операции по банковскому счету состояли главным образом в получении средств от банка и приобретении векселей самого банка. Учреждались эти компании различными физическими лицами – российскими резидентами, эти же лица числились руководителями компаний», – рассказывает Меликьян.

Каждой из этих компаний банк выдавал кредит в размере 1–2 миллиардов рублей, обеспечением по которым выступали векселя офшорной компании, зарегистрированной на Британских Виргинских островах.

Банк создавал видимость того, что основная часть выдаваемых им кредитов направлялась на кредитование производственных нужд промышленных объектов. «Но из всей ссудной задолженности лишь менее 6% (около 9 миллиардов рублей) может быть отнесено к кредитованию предприятий реального сектора экономики. Остальные средства уходили на иные цели», – отмечает Меликьян.

«На весьма своеобразные цели» была потрачено и 25 млрд. рублей из беззалогового кредита в 32 млрд. рублей, который в разгар кризиса ЦБ предоставил Межпромбанку. Основная часть переведена в швейцарский банк на счет компании-нерезидента, одним из директоров которой являлся сын Пугачева, якобы на инвестиции в конкретные проекты на территории России.

«Дальнейшая судьба этих денег нам неизвестна», – отмечает Меликьян.

Еще часть средств ушла на выплаты дивидендов самому Пугачеву-старшему. И, наконец, на остальные деньги был предоставлен кредит кипрской компании-нерезиденту, которая направила их через ряд компаний французскому производителю самолетов. Согласно информации СМИ, самолет, произведенный данной компанией, используется Пугачевым, отмечает чиновник ЦБ. Согласно данным СМИ, Пугачеву принадлежат Gulfstream IIB и Falcon 2000, оба зарегистрированы в США.

Такие схемы стали возможны во многом благодаря непрозрачной структуре собственности в Межпромбанке.

«На первом уровне владельцами выступали юридические лица – резиденты Российской федерации, на 2-м и 3-м уровнях – юридические лица – нерезиденты, зарегистрированные на Британских Виргинских островах (второй уровень) и в Новой Зеландии (третий уровень). На четвертом уровне номинальным собственником выступало физическое лицо – нерезидент, которое также является членом совета директоров банка.

Фактическим конечным бенефициарным собственником банка (пятый уровень) являлся российский гражданин со статусом протектора траста (то есть Пугачев)», – рассказывает Меликьян.

По словам первого зампреда Центробанка, регулятор догадывался о непрозрачности Межпромбанка. Так, еще в середине 2000-х годов, когда проводился отбор банков в систему страхования вкладов, банк Пугачева отозвал свою заявку. Это произошло после совещания в ЦБ, на котором говорилось о недостаточной прозрачности структуры собственности банка и достоверности отчетности, говорит Меликьян. «Так что уже довольно давно мы не относили Межпромбанк к очень хорошим кредитным организациям».

Однако эти знания не помешали регулятору выдать Межпромбанку беззалоговый кредит. Уверенность вселили высокие рейтинги, присвоенные банку «не одним международным рейтинговым агентством», признает Меликьян. Кроме того, в ЦБ принимали во внимание и возможности собственников по поддержке банка.

«Мы, кстати, и сейчас считаем, что у владельцев банка есть имущество, достаточное, чтобы вернуть долги его кредиторам», – говорит Меликьян.

Для спасения банка Пугачев был готов расстаться с небанковскими активами, также входящими в Объединенную промышленную корпорацию (ОПК). Он вел переговоры с государственной Объединенной судостроительной корпорацией (ОСК) о продаже Северной верфи и Балтийского завода. Но участники переговоров не сошлись в цене. После этого клиенты Межпромбанка поторопились забрать деньги из банка: в начале августа «Северсталь» подала три иска на общую сумму в 4,1 млрд рублей в связи с неисполнением обязательств по договорам о депозитном вкладе, в начале сентября иск на 3,95 млрд. рублей подало конструкторское бюро «Сухой». Уже осенью Центробанк отозвал лицензию у Межпромбанка, а позже и у его розничной «дочки» «Межпромбанк Плюс» за неисполнение законов и требований регулятора.

Центробанк не мог вмешаться раньше из-за политического влияния сенатора Пугачева, объясняют эксперты запоздалую реакцию регулятора.

«Центробанк не всесилен: если бы он попытался предпринять какие-то шаги, то мог столкнуться с сильным политическим фактором, да еще опирающимся на высокие международные рейтинги Межпромбанка; регулятора могли обвинить в излишней придирчивости», – объясняет заместитель директора Центра политических технологий Алексей Макаркин. По его словам, сейчас ЦБ надо показать, что он «знал о проблемах и сигнализировал о них, но его не услышали».

Если Генеральная прокуратура согласится с выводами ЦБ в отношении Межпромбанка, то его владельцу, согласно статье 195 УК, грозит широкий спектр наказаний – от штрафа до 200 тысяч рублей до лишения свободы на срок до трех лет (в зависимости от состава преступления). А по статье 196 – от штрафа в размере 200–500 тысяч рублей до лишения свободы на срок до шести лет.

В ОПК «Газете.Ru» отказались прокомментировать интервью Меликьяна, а также дальнейшие действия руководства Межпромбанка.

Оригинал материала

«Газета.ру» от origindate::13.11.10