Пули из "Барбалетты"?. Волчек, Рюзин, Яковлев

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"5 июня на Северном кладбище Санкт-Петербурга состоялись похороны Константина Яковлева, гроб с телом которого накануне был доставлен из Москвы. Отпевание покойного прошло в Свято-Троицком соборе Александро-Невской лавры. На удивление, перед входом в монастырь не было заметно ожидаемого скопления престижных автомобилей, равно как и сотрудников милиции. Хотя проститься с Костей-Могилой пришло очень много людей.

Задолго до начала отпевания во дворе перед храмом собирались представители самых разных слоев общества - от молодых парней с характерной внешностью до респектабельных мужчин в темных костюмах, по всей видимости, бизнесменов, Разбившись на небольшие группы, они тихо беседовали, поглядывая на подходивших к храму людей, с кем-то здоровались, кого-то дружески обнимали. А весь церковный двор был оцеплен молодыми людьми, внимательно рассматривавшими толпу, скорее всего, охранниками. Среди узнаваемых людей, которые пришли проститься с Костей-Могилой, были: авторитетный бизнесмен Владимир Барсуков, депутат Законодательного собрания Денис Волчек, первый вице-президент Академии национальной безопасности Владимир Кулибаба, а также Владимир Королев, которого в свое время называли "папой похоронки". Вообще представителей сферы похоронных услуг присутствовало довольно много. И это понятно - ведь покойный долгое время трудился вместе с ними. На отпевании были также замечены люди, похожие на вора в законе Деда Хасана, других известных в определенных кругах личностей, например, Викинга. Говорили и о неких "казанцах", также участвовавших в церемонии. Было заметно присутствие значительного числа представителей "кавказских" диаспор.

Проститься с Костей-Могилой некоторые приехали даже из-за рубежа. По самым скромным подсчетам, всего в лавре собралось не менее 300 человек. Примечательно, что хоронили Константина Яковлева в день его именин, совпавший к тому же с православным праздником Вознесения Господня.
Похожий почерк

На данный момент единственная вразумительная версия, хоть как-то проливающая свет на убийство Константина Яковлева, основывается на очень специфическом способе исполнения преступления. Киллеры изрешетили автомобиль с предпринимателем, его подругой, водителем и охранником, стреляя из автоматов с движущегося мотоцикла.
Подобный киношно-гангстерский способ совершения преступления встречается крайне редко как в Москве, так и в Петербурге.

Профессиональные киллеры предпочитают не связываться с мотоциклами - ведь стрельба из автомата в движении даже с близкого расстояния не может гарантировать стопроцентный результат. Хотя и дает возможность быстро скрыться с места преступления.

За последние годы в Петербурге аналогичным способом было совершено лишь одно преступление (кроме вошедшего в историю бандитского Петербурга убийства одного из первых "тамбовских" Николая Гавриленкова (Степаныча), произошедшего в 1995 году). Это произошло 7 сентября 1998 года на Пулковском шоссе, возле дома 13/1 . Мотоцикл с двумя седоками догнал автомобиль "Жигули", и один из преступников с расстояния 2 - 3 метров открыл огонь по машине из автомата типа "Скорпион". В результате нападения два человека из трех, находившихся в автомобиле, получили ранения.

Этот эпизод вошел в уголовное дело, связанное с убийством в 1997 году руководителя стивидорской фирмы "Барбалетта" Игоря Трофимова. По нему в качестве обвиняемых проходила группа лиц, в том числе некие Дружинин и Джапаров, которые, по показаниям потерпевших, были теми самыми мотоциклистами, а стрелявшим, по их словам, был Дружинин.
Однако в суде, закончившемся в феврале этого года, вина их в совершении преступлений не была доказана, и вся группа, включая упомянутых Дружинина и Джапарова, вышла на свободу.

После убийства Кости-Могилы питерские оперативники высказали предположение о том, что исполнителями обоих преступлений могли быть одни и те же люди. По нашим сведениям, это предположение основывается не только на самом факте использования преступниками мотоцикла, но и на еще одном совпадении: одного из избежавших уголовного преследования стрелков с Пулковского шоссе не так давно видели в окружении одного из очень известных и авторитетных питерских бизнесменов, отношения которого с покойным Константином Яковлевым были весьма напряженными...
Но пока это - лишь версия, будем надеяться, ее проверят сотрудники правоохранительных органов. А мы вернемся к началу трагической истории.

Москва, переулок Обуха

В воскресенье, 25 мая, около 17 часов автомобиль "Ниссан-Максима" темно-зеленого цвета свернул с Земляного Вала в узкий переулок Обуха, направляясь в "Совинцентр". На заднем сиденье находились Константин Яковлев и его подруга Марина Волина, за рулем - профессиональный водитель москвич Сергей Чиков, а справа от него - охранник Яковлева Денис Царев, сотрудник петербургского охранного предприятия "Сириус-Форт".
В переулке около здания представительства ООН дорога делает крутой поворот в сторону Воронцова Поля, поэтому Чиков притормозил. Едва машина замедлила ход, по пандусу со двора Института питания, находящегося на реконструкции, скатился черный мотоцикл с двумя седоками в шлемах. Мотоцикл поравнялся с "Ниссаном", и неожиданно его седоки, выхватив укороченные автоматы Калашникова, открыли по машине шквальный огонь.

По словам случайных свидетелей, картина преступления была очень похожа на эпизод из американского фильма-боевика из жизни гангстеров. Но это было не кино. Изрешетив автомобиль, преступники бросили автоматы с пустыми рожками, и мотоцикл, набирая скорость, с ревом помчался в сторону Подсосенского переулка. Прохожий, выгуливавший свою собаку на обочине дороги, еле успел отскочить от мчавшегося на него мотоцикла...
Когда приехали сотрудники милиции и "скорая", вызванные милиционерами, дежурившими у представительства ООН, все было кончено: из продырявленной машины они извлекли трупы трех мужчин и истекавшую кровью женщину в шоковом состоянии. Марину Волину спасло чудо: в то мгновение, когда началась стрельба, она успела пригнуться.
Тут же введенный в Центральном округе Москвы план перехвата "Вулкан-5" результатов не дал. Преступники, скорее всего, бросили где-то мотоцикл и скрылись на ожидавшей их машине.

Криминалистам лишь осталось собрать гильзы и забрать брошенные автоматы. Позже экспертиза установила, что эти АК нигде не "светились" - в милицейских базах данных этих стволов не было.
После установления личности погибших стало ясно, что объектом киллеров был Константин Карольевич Яковлев, авторитетный питерский предприниматель, известный многим как Костя-Могила.
У нас сразу вызвал недоумение тот факт, что Константин Яковлев, человек осторожный, всегда опасавшийся покушений и постоянно ездивший только на бронированных автомобилях в сопровождении кучи охранников, оказался в обычной иномарке лишь с одним Денисом Царевым. Не хотел перед кем-то "светиться"? Или утратил бдительность?

Попытка проследить хозяев автомобиля "Ниссан-Максима" ни к чему не привела. Его хозяин, Дмитрий Ракчеев, с которым мы связались по телефону, сообщил, что продал "Ниссан" по объявлению примерно три года назад по доверенности с правом перепродажи. А кто у него покупал машину, Ракчеев так и не вспомнил.

Ничего не прояснила и беседа с родственниками Марины Волиной. Ее сестра сообщила, что Марина раньше работала в парикмахерском салоне гостиницы "Астория", а после знакомства с Константином Яковлевым оттуда ушла. Их связывали, как считает сестра, серьезные отношения. Последние два года Марина сопровождала Константина в его многочисленных поездках.
Примерно с 1998 года Яковлева достаточно часто сопровождал также Денис Царев, один из его постоянных охранников. И в поездах, и в самолетах...
Но все это не указывает на главное - на возможного заказчика преступления.

Чей заказ?

Недостатка в версиях убийства Кости-Могилы не было ни у правоохранительных органов, ни у журналистов, ни у людей, хорошо знавших Константина Яковлева. И питерские, и московские газеты наперебой тиражировали примерно одни и те же версии.
Первая версия связана с именем Владимира Барсукова (Кумарина), которого правоохранительные органы считают лидером так называемой "тамбовской бизнес-группы". Вспоминают давний конфликт между ним и Константином Яковлевым, якобы пытавшимся подмять под себя ряд сфер прибыльного бизнеса, контролируемого Владимиром Сергеевичем. Конфликт, который мог обостриться в последнее время в связи с недавно прошедшими выборами в Законодательное собрание, куда оба продвигали своих людей. Что и могло привести к заказу Кости-Могилы.

Но эта версия не выдерживает никакой критики. Наши источники считают, что, какими бы ни были конфликты между ними в прошлом и в настоящем, Барсуков, как легальный, крупный предприниматель, никоим образом не стал бы портить свой имидж подобным заказом. Да и не нужно ему это. Костя-Могила уже давно перестал быть той величиной, какой он являлся в 1990-е годы. Никакой опасности он ни для кого не представлял. Осталось только имя.

Впрочем, так думают не все. Ведь за личностью каждого теневого лидера совсем не обязательно стоят коммерческие структуры, в которых он является официальным учредителем. Пожалуй, никто доподлинно не знает, что реально стояло за Костей-Могилой...

Другую версию связывают с именем Артура Кжижевича, называя его новым "смотрящим" по Питеру от московских воров. Судя по сообщениям прессы, в дополнение к старым обидам в адрес друг друга причиной конфликта между ним и Яковлевым стал Петербургский морской порт, якобы контролируемый Костей-Могилой. Яковлеву приписывали организацию забастовки докеров и другие действия с целью срыва планов передела порта, за которыми маячила фигура Кжижевича.
(Вместе с тем некоторые наши источники вообще считают, что роль Артура Кжижевича в нынешнем теневом раскладе города слишком преувеличена. И вряд ли он, недавно вернувшийся из Израиля, имел интерес к устранению Кости Могилы.)

Насколько мы знаем, когда в июне 2002 года имела место попытка захвата здания Общества морских лоцманов Санкт-Петербурга, люди с характерной внешностью называли имя Кости-Могилы. По имеющейся информации, у Константина Яковлева действительно были тесные отношения с Морской администрацией порта (МАП). Наши источники сообщали, что не раз видели Костю-Могилу, отдыхавшего на катерах в компании с капитаном порта Михаилом Синельниковым, убитым 14 мая этого года. Это, по всей видимости, и послужило основанием для слухов о том, что все портовые структуры (вплоть до МАП) неофициально контролировались Костей-Могилой. В этой связи называлась фамилия Бориса Березовского, к которому якобы обращался Константин Яковлев, пытаясь отстоять Морской порт. Нам думается, что все же некий контроль над Морским портом со стороны Кости-Могилы является мифом. Ведь достаточно хорошо известно, что хозяева порта - другие люди, не связанные с Яковлевым.

Если в порту интересы Березовского и Яковлева якобы совпадали, то питерское телевидение стало, по слухам, объектом их дележки. Опальный олигарх якобы намеревался создать в Петербурге свой медиа-холдинг, но дело застопорилось на телевидении, которое Костя-Могила не захотел выпускать из-под своего негласного контроля. В прессе муссировались слухи о том, что он собирался через своих людей в ТРК "Петербург" банкротить телевидение, чтобы затем выкупить его у городской администрации со всеми вытекающими из этого последствиями. Это якобы и стало причиной заказа Кости-Могилы из Лондона.

Еще одну версию связывают с предстоящими выборами нового губернатора Санкт-Петербурга. Многие СМИ уже набили оскомину тем, что приписывали Косте-Могиле связь с Владимиром Яковлевым (избирательную кампанию которого он якобы финансировал в 1996 году) и его супругой, Ириной Ивановной. Кроме того, активно муссировались слухи о том, что под влиянием Константина Яковлева находятся целые комитеты в городской администрации, особенно комитет экономики и промышленной политики, председатель которого Анатолий Алексашин был другом Константина Карольевича. То есть "свои" чиновники в комитетах якобы лоббировали бизнес-интересы Кости-Могилы.
Были у него и свои люди в Законодательном собрании, в первую очередь депутат Денис Волчек, с которым Костя-Могила был дружен с давних пор через их родителей.

Исходя из всего этого, возникла версия о том, что на предстоящих выборах Константин Яковлев собирался проталкивать на пост губернатора человека, который абсолютно не устраивал некую криминальную группировку или бизнес-группу. В итоге - появился заказ.
Эта версия, как мы считаем, абсурдна сама по себе. Ведь ни для кого не секрет, что реальным кандидатом на пост губернатора города является полпред президента Валентина Матвиенко.

Пожалуй, первым человеком, попавшим под обстрел прессы в связи с убийством Кости-Могилы, был его бывший партнер по бизнесу Владимир Кулибаба, являющийся сейчас вице-президентом Академии национальной безопасности. Говорили о неких конфликтах между ним и Константином Яковлевым, якобы обострившихся в последнее время.
На самом деле никакого мотива в устранении Кости-Могилы у Кулибабы, скорее всего, не было. У обоих давно уже разный бизнес. И со смертью Константина Яковлева для Владимира Кулибабы ничего не менялось.
Расследование любого заказного убийства обычно длится долго. Учитывая личность убитого и тот факт, что преступление совершенно на той территории, где, скорее всего, были причины для произошедшего, можно предположить, что официально это убийство не раскроется никогда. Сейчас более-менее очевидна лишь похожесть исполнения этого преступления с покушением на бизнесмена Вячеслава Иванова в рамках так называемого "дела "Барбалетты" в 1998 году. Плюс непроверенная информация о возможной связи одного из избежавших уголовного преследования стрелков с Пулковского шоссе с одним из нынешних оппонентов Константина Яковлева. Но этого мало, очень мало...

Зато ясно другое. С убийством Кости-Могилы мы еще на один шаг отошли от того смутного времени, которое сейчас большинство солидных бизнесменов стыдливо называют этапом накопления начального капитала.

Прямая речь

"И спрашивать я их буду по-другому"

(Расшифровка записи фрагмента разговора Кости Могилы с неким бизнесменом Вовой в феврале 1991 года. Суть разговора для Кости-Могилы сводилась к тому, чтобы бизнесмен Вова стал платить за "крышу". Аудиокассета случайно оказалась в распоряжении АЖУРа и вызвала естественный интерес.)
"... Я знаю, что реально никто этот вопрос не решит. Если кто-то мог его решить, то и я бы подошел. Меня в городе все знают, слава богу. Вопрос нерешаемый не потому, кто круче, а потому, что в этой ситуации ты был не прав. Ведь в том-то и дело, что если бы гопота какая-то наехала, несерьезные люди, то и разговор был бы другой. Отху...ть их и все. А тут уже получается на другом уровне: или надо как-то это замазать, или как-то обосновать...
К кому бы ты ни обратился, обосновать это никак нельзя. Хорошо, я могу встретиться с ними, бл...дь, выставить своих бойцов, бл...дь, отху...ть кого-то, бл...дь. Но все равно ты останешься не прав, все равно конкретная ситуация не разрешится. Ведь тебе надо не то, чтобы они испугались, затихорились, бл...дь, на два месяца. А потом свое дело делать. Правильно? Тебе надо, чтобы ты сел с людьми за стол, или я сел за стол, а потом все бы разошлись и сказали: все, друг к другу претензий нет. Тут с позиции силы не решить...
Понимаешь, Вова, я тебе объясняю, что если бы ты раньше со мной какие-то дела имел, ты сразу бы сказал мне, что, мол, конфликт получился. И я уже отвечаю. То есть они уже будут отвечать передо мной. То есть получается, что наехали они уже на меня. И спрашивать я их буду по-другому. А тут получается, что на тебя наехали, повесили на тебя какие-то бабки, а я влез в отмазку. Значит, логично, если поставить себя на их место, бл...дь, что что-то с этого хапну. А почему не они хапнули ? Они работали, по их понятиям, бл...дь. Я же никакой работы не провел, я зарабатываю, они - нет. И так любая другая команда, кто за тебя, даже с позиции силы... Ведь я мог прийти и сказать: ребята, пошли на х... Все вых... там получите! То есть по натуре стану беспределыциком. Я в этом отношении теряю свой авторитет...
Хорошо, что ты мне реально можешь предложить, если у тебя нет таких денег? Понимаешь, Вова, я весь удар беру на себя. Мне придется воевать... Вот приду я на стрелку и скажу: Володя отдал мне бабки, как вы просили. Но вы их х... получите, потому что считаю, что вы не правы. Все. Все претензии ко мне. Согласен? Но мне одному, нах..., тяжело будет выводить. Значит, надо на братву сразу деньги. Там "казанские", значит, я в Москву к Французу поеду. Тоже с голыми руками не приедешь. ..
- А сколько стоит под крышу забрать?.."

Досье

Биография в вольном стиле

Константин Карольевич Яковлев родился 4 февраля 1954 года в Ленинграде в семье питерских интеллигентов.
Константин с детства увлекся спортом, занимался вольной борьбой и достаточно быстро достиг уровня кандидата в мастера спорта.
После средней школы он окончил физико-механический техникум, отслужил срочную службу в армии, в спортивной роте.
С началом "горбачевской" перестройки Яковлев стал заниматься разными делами, большей частью в родном для него Московском районе. Он близко сошелся с Павлом Кудряшовым (Кудряш), стоявшим у истоков бандитского Петербурга, а позже вроде стал его правой рукой.
Несколько лет (вплоть до 1988 года) Константин Яковлев трудился землекопом и установщиком памятников на Южном кладбище. По утверждению хорошо знавших его тогда людей, ни о каком контроле над кладбищем со стороны Яковлева речи не было. (Правоохранительные органы считают иначе.) Он лишь грамотно использовал свои многочисленные связи и природное умение убеждать для решения возникавших кладбищенских проблем.
Тогда же, в конце 1980-х - начале 1990-х годов, у Яковлева сформировался собственный коллектив. Занимались они в основном так называемым "крышеванием" (об этом свидетельствует случайно попавшая к нам аудиокассета с записью разговора Кости-Могилы). А занять устойчивое положение в тогдашнем Петербурге ему помогло знакомство со многими будущими авторитетами - выходцами из Московского района.
По нашим данным, тогда, в 1980-х, одним из мест притяжения Константина Яковлева был валютный магазин "Внешпосылторг" на набережной Макарова, где собирались люди, зарабатывавшие на гражданах, продававших чеки Внешпосылторга. Вариант был беспроигрышный; чеки не являлись валютой, поэтому привлечь мошенников, покупавших их у совзагранработников, к уголовной ответственности было невозможно.
Аэропорт "Пулково-2" был одним из многочисленных мест, где собирались люди из окружения Кости-Могилы. Примерно в 1990 году там состоялся любопытный разговор Яковлева (уже известного в определенных кругах) со своими товарищами. Костя стоял среди них и рассуждал о Москве. Он говорил о том, что в столице больше возможностей зарабатывать деньги, о связях, которые у него уже есть. "А зачем? - вопрошали его собеседники, - и здесь много всего..." -"Нет, вы не понимаете, - говорил им Яковлев, - там совсем другие деньги. Сережа-Ташкент в Москве познакомил меня с людьми, это перспективно, это пригодится позже..." (Представление о манере разговора и специфических выражениях легко сделать, прочитав упоминавшийся фрагмент аудиозаписи.)
Так началась "московская тема" Кости-Могилы. Наладить связи в столице ему действительно помог упомянутый Сережа-Ташкент, известный в те годы в среде московских жуликов, имевший многочисленных влиятельных знакомых не только в воровском мире...
С 1991 года Московский район возглавил Виктор Новоселов, и не познакомиться они, разумеется, не могли. В определенные моменты глава района, человек достаточно дальновидный, прибегал к помощи Кости-Могилы, который был способен разрешить конфликтную ситуацию, не прибегая к кровавым разборкам. Кроме того, насколько мы знаем, Яковлев не раз выручал сына Новоселова, Василия, попадавшего из-за своих авантюрных наклонностей в бизнесе в критические ситуации. Надо думать, Новоселов-старший оценил эту помощь Могилы, а возможностей отблагодарить его у главы района было предостаточно.
Начало предпринимательской деятельности Константина Яковлева ознаменовалось первым конфликтом с Законом. Он был обвинен в вымогательстве и оказался в "Крестах". Однако адвокату Яковлева удалось переквалифицировать эту статью на 147-ю (мошенничество) старого УК, и в январе 1992 года Кировский районный суд Санкт-Петербурга приговорил Костю-Могилу к трем годам лишения свободы (условно).
Тяготевший к легальному бизнесу Константин Яковлев был одним из первых городских авторитетов, открыто севших за столы в офисах своих фирм. Офис АООТ "Алмаз", в котором Костя-Могила был коммерческим директором, находился на Варшавской улице, где в 1993 году и произошло первое покушение на него.
Киллеров, сказавших, что они пришли от Паши Кудряшова, Яковлев, как и предполагалось, принял незамедлительно. Константина спасла его молниеносная реакция: когда преступник вошел в кабинет, выхватил пистолет и открыл огонь, Могила успел упасть на пол, за стол... Позже следствие выяснило, что покушение организовал Игорь Савин (Кувалда), один из команды Яковлева, похитивший партию водки, прикрываясь именем Могилы, и решивший таким образом уйти от ответственности. Забегая вперед, скажем, что будет еще четыре попытки физического устранения Кости-Могилы.
Примерно с 1994 года Константин Яковлев стал появляться в обществе легальных бизнесменов города. Появлялся не часто, ибо и тогда, и позже предпочитал оставаться в тени. Не порывая прежних связей с единомышленниками, он, тем не менее, давал всем понять, что его не тянет к ним. Интересы предпринимателя Яковлева распространились на многие сферы бизнеса, включая даже средства массовой информации. Одним из его тогдашних деловых партнеров, судя по газетным публикациям, стал Сергей Лисовский, предоставивший ему долю в получившем широкую известность агентстве "Премьер-СВ", имевшем достаточно прочные позиции на питерском 5-м канале телевидения.
Позже положение Яковлева в региональном телевидении стало еще прочнее: символический пост президента Фонда развития телевидения давал ему возможность, по некоторым данным, опосредованно участвовать в решении финансовых вопросов на ТРК "Петербург". А в целом влияние Кости-Могилы на телевидение кажется слишком преувеличенным. Насколько нам известно, на информационную политику, по крайней мере, он никакого влияния не оказывал. Его интересовала в основном реклама.

В середине 1990-х годов у Кости-Могилы, судя по газетным публикациям, сложились весьма теплые отношения с Дедом Хасаном, одним из самых авторитетных в России воров в законе. Говорили, что Хасан появился в 1994 году в Питере вовсе не случайно. Его якобы пригласил из Москвы Костя-Могила, дабы в городе больше не появлялись другие воры в законе, особенно "коронованные самозванцы". Как бы то ни было, присутствие в северной столице Деда Хасана полностью вписывалось в рамки дипломатической концепции Кости-Могилы - мирно уживаться со всеми фигурами теневого Петербурга.
Предпринимательская деятельность Константина Яковлева развивалась более чем успешно. Начиная с 1991 года он вместе с партнерами учредил целую сеть коммерческих предприятий различной направленности. Перечислим лишь те, в создании которых Костя-Могила участвовал лично. Это фирмы: "Драйвер" (1991 год), "Арис" (1992 год), "Сириус С", (1994 год), "БиТ" и "Бриз" (обе - 1995 год), "Компания МСА" (1996 год), "Велес" и издательско-рекламное агентство "РиМ" (обе - 1997 год), "Охта Центр" (1999 год) и НП "Санкт-Петербургская федерация регбола" (2001 год).
Со временем, по некоторым данным, Костя-Могила стал проявлять интерес к пищевым отраслям города, фармацевтическому рынку, алкогольному, автомобильному, медиа-рекламному и другим видам бизнеса.
На каком-то этапе многие люди из его окружения стали проявлять недовольство тем, что Костя-Могила бесцельно транжирил деньги, которые они вкладывали в бизнес. В коллективе поползли слухи, будто Могиле по привычке верили, давали деньги, предлагали выгодные проекты, он соглашался, деньги брал, и они... пропадали. Кончилось это тем, что к 1997 году большинство из тех людей, которые делали Яковлева влиятельным и сильным, от него отвернулись.
Вот тогда-то Константин Яковлев и попытался влезть в нефтяной бизнес. Он провел переговоры о партнерстве с главой БФПГ Павлом Капышем. Переговоры прошли успешно: Павел Григорьевич, предпочитавший не ссориться с таким человеком, как Константин Яковлев, предложил создать совместную коммерческую структуру. Что и было сделано, но дальше этого дело не пошло.
Летом 1999 года Павел Капыш был убит. Костя-Могила присутствовал на его отпевании в храме, держался за гроб и всячески подчеркивал свое доброе отношение к покойному магнату. Вскоре после похорон Яковлев появился в кабинете Виталия Рюзина, возглавившего БФПГ. Насколько нам известно, Константин Карольевич в достаточно жесткой форме предложил Рюзину заменить всю службу безопасности фирмы своими людьми, а также чтобы он, Костя-Могила, стал первым лицом БФПГ. Другими словами, речь шла о пресловутой "крыше". Виталий Рюзин просил Яковлева подождать, не решаясь ни согласиться, ни отказать. Было еще несколько встреч с таким же результатом. Как удалось Рюзину так и не попасть под контроль Кости-Могилы, неизвестно. Тем не менее поползли слухи о том, что Яковлев все же стал одним из теневых хозяев БФПГ.
Чем успешнее развивался бизнес Яковлева, тем больше стали говорить о его противостоянии с Владимиром Кумариным, главой (по мнению правоохранительных органов) так называемой "тамбовской бизнес-группы". Это соперничество даже называли "криминальной войной", пик которой пришелся на конец 1999 - начало 2000 года. В течение короткого времени был убит Георгий Поздняков и ранен Вячеслав Энеев - далеко не последние люди в команде "тамбовцев".
Ответным ходом, в частности, называли попытку ликвидации Кости-Могилы новгородскими киллерами, которых вовремя повязали оперативники тогдашнего 15-го отдела УУР. Сообщалось, что заказал Яковлева некто Боб Кемеровский, человек Миши-Хохла (бывшего депутата Госдумы, с другой, разумеется, фамилией), некогда второго лица в "тамбовской" иерархии.
Впрочем, были ли все упомянутые лица жертвами этой "войны", мы утверждать не можем. В конце концов недругов у них было предостаточно и вне рамок конфликта Кумарина с Яковлевым.
20 октября 1999 года был убит депутат ЗакСа Виктор Новоселов. Непосредственный исполнитель убийства, Артур Гудков, был задержан сразу. Немного позже при активном участии сотрудников Агентства журналистских расследований был вычислен и задержан его напарник, Александр Малыш, а через несколько месяцев другие члены преступной группы - Андрей Чванов и Михаил Егоров. (В ноябре прошлого года правоохранительные органы арестовали скрывавшегося в Молдавии Дмитрия Черняева, подозреваемого в соучастии в убийстве Новоселова.)
Выяснилось, что арестованные - члены банды, организованной неким Олегом Тарасовым, который по сегодняшний день находится в розыске. (Забегая вперед, скажем, что недавно все они приговорены судом к различным срокам лишения свободы.)
Мы не случайно акцентировали внимание на этой преступной группе. Дело в том, что ее следы привели в далекий уже 1993 год, в офис АООТ "Алмаз" на Варшавской улице, в котором некто Абросимов стрелял в Костю-Могилу. А подвез его туда на "БМВ", по версии правоохранительных органов, бывший милицейский опер Александров, которого нанял для этой цели Игорь Савин (Кувалда), убитый буквально спустя пару недель после событий на Варшавской улице.
В числе фигурантов уголовного дела, возбужденного после покушения на Константина Яковлева, фигурировал Дмитрий Скворцов, которого называли другом Абросимова. Позже, в суде, его причастность к совершению этого преступления доказать не удалось. Как бы то ни было, в числе сотрудников созданного в 1997 году ОП "Зеркало", служившего, по версии следствия, прикрытием для "группы Тарасова", значились и сам Тарасов, и Дмитрий Скворцов, и еще несколько человек, имевших контакты с Константином Яковлевым.
...Помимо убийства Виктора Новоселова членам "банды Тарасова" инкриминировался еще целый ряд убийств и покушений, в том числе подготовка к убийству Владимира Кумарина (Барсукова), бывшего вице-президента Петербургской топливной компании. Несмотря на то, что последний эпизод пришелся на период острых разногласий между двумя авторитетными бизнесменами, притягивать к этой банде Костю-Могилу кажется слишком примитивным. Ведь заказ на устранение такого человека, как Барсуков, мог поступить от кого угодно.
А что касается Виктора Новоселова, то покойный был в отличных отношениях с обоими...
22 июня 2002 года в ресторане "Аустерия" состоялась встреча Владимира Барсукова и Константина Яковлева. Встреча, которую журналисты назвали "исторической", ибо она положила конец их противостоянию и сработала на положительный имидж обоих авторитетных бизнесменов.
...Тем же летом произошла нашумевшая в прессе история, связанная с нынешним депутатом ЗакСа Денисом Волчеком, партнером по бизнесу и близким приятелем Константина Яковлева. В отношении Волчека, которого подозревали в незаконном присвоении картины, принадлежащей мастерской великого Рембрандта, возбудили уголовное дело. Так вот, точку в той истории, по сути, поставил Яковлев, который, дабы выручить друга, принес эту картину и добровольно выдал следствию.
Его появление в шикарном белом костюме в одном из кабинетов Следственного управления ГУВД на Захарьевской улице было похоже на хорошо отрежиссированный спектакль. Константин Яковлев улыбался, шутил, давал показания под протокол, брал всю вину по эпизоду с картиной на себя.
Насколько нам известно, Костя-Могила не стал скрывать, что картина находилась на Западе и даже выставлялась на аукционах. Впрочем, как смог Константин Карольевич (или кто-то из его людей) оперативно съездить за границу и привезти Рембрандта, рискуя попасться на таможне с контрабандой, так и осталось неизвестным.

В последние годы, по мнению наших источников, "бизнес-империя" Константина Яковлева ослабла еще больше. Да и сам он был уже не тем Костей-Могилой образца 1990-х годов. Бизнесом занимался "интеллигентно", обзавелся большой библиотекой, много времени проводил за пределами Петербурга (чаще всего в Москве, а также за границей), стал, как говорят, очень религиозным.
Вообще мнения по поводу религиозности Константина Яковлева расходятся. Одни считали, что он ударился в религию, так сказать, по велению времени и слова о христианстве для него своего рода ширма, которую любят использовать многие авторитетные бизнесмены. Другие, пообщавшись с Константином и послушав его "христианские речи, решили, что у него, как говорят, "поехала крыша". А некоторые пришли к выводу, что Яковлев действительно стал истинно верующим человеком. Где правда, сказать сейчас уже невозможно.
Многие не связанные между собой источники считают, что к моменту смерти Яковлева команды у него уже не было: кто-то стал заниматься собственным бизнесом, кто-то пошел в политику и во власть, кто-то стереотипно продолжал "работать" методами 1990-х годов. Вот эти-то последние активно использовали громкое имя Кости-Могилы, считавшегося едва ли не "теневым губернатором" Санкт-Петербурга.
"