Пунктиком Швыдкого стали перемещенные культурные ценности

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Пунктиком Швыдкого стали перемещенные культурные ценности

Как только в воздухе прозвучало слово "вор", на экс-министре загорелась шапка

Оригинал этого материала
© "Российские вести", origindate::21.07.2005, Фото: "Коммерсант"

Затейник без портфеля

Владимир Апрелев

Converted 19330.jpg Михаил Швыдкой - чиновник из породы "приятных во всех отношениях". Он умеет красиво подать себя, не косноязычен, при случае способен вставить нужную цитату, подкрепив свои рассуждения классиком. Способен парадоксально мыслить, изобретая все новые и новые провокационные темы для ток-шоу на канале "Культура", которое сам же и ведет. Гламурный чиновник Швыдкой является, пожалуй, идеальным персонажем для женских журналов - такой он округлый и обтекаемый. Только вот российской культуре, которую Михаил Ефимович по долгу службы курирует уже более десятка лет, от этого легче не становится.

Советская управленческая машина воспитала немало опытных руководителей, настоящих профессионалов в своем деле. Строительство гигантских заводов, мелиорация огромных пространств, необходимость в иных отраслях догонять (и обгонять) развитые страны Запада требовали от управленцев знаний и хорошего чутья проблемы, умения планировать и прислушиваться к своей интуиции. Однако были и такие сферы народного хозяйства, которые государственно-партийный аппарат использовал в "профилактически-воспитательных сферах". Если человека хотели наказать - его отправляли руководить сельским хозяйством. Если же бестолкового, но милого чиновника требовалось пристроить туда, где он не смог бы нанести много вреда - его посылали заниматься культурой. Исключения, конечно, были, на то они и исключения.

Михаил Швыдкой оказался у руля российской культуры в начале 90-х годов. Рождалась новая элита, лирики в очередной раз оказались в загоне, поскольку наступало время ларечников и бандитов. И, конечно, невиданные доселе возможности открывались перед государственными служащими. Удачно засвидетельствовав свою лояльность перед новой властью и лично Борисом Николаевичем, театральный критик Михаил Швыдкой в 1991 году возглавил редакционно-издательский комплекс "Культура".

Предполагалось, что издательство займется выпуском книг о музыке, искусстве, детской, философской и художественной литературы. Но Михаил Швыдкой нашел "Культуре" более интересное применение. В те годы немало "специалистов", допущенных новой властью в советские архивы, делали на публикации рассекреченных материалов немалые состояния. На Запад утекали целые эшелоны документов, за которые иностранцы расплачивались с российскими приватизаторами. Пунктиком Михаила Швыдкого стали перемещенные культурные ценности. Так он выступил режиссером телевизионного фильма о трофейной Бременской коллекции, следующим деянием оказался каталог "Западноевропейский рисунок XVI-ХХ веков".

Надо сказать, что трофейные ценности и связанные с ними проблемы реституции до сих пор "икаются" Михаилу Ефимовичу. Не так давно Швыдкой по сему поводу даже вступил в перепалку со своим непосредственным начальником, министром культуры Александром Соколовым. Яблоком раздора оказалась знаменитая "балдинская коллекция", собрание из 362 рисунков и 2 картин европейских художников, вывезенных из Германии во время Второй мировой войны капитаном Виктором Балдиным. В 1994 году на волне "бескорыстной" любви к Западу было принято официальное постановление о возвращении коллекции немцам. Однако далеко не все деятели культуры согласились с этим решением. Собрание рисунков и картин удалось оставить в России.

Очередная атака со стороны сторонников безудержной реституции последовала в 2002 году, когда Михаил Швыдкой возглавлял Министерство культуры. При активном участии председателя Комитета Государственной Думы РФ по культуре Николая Губенко инициатива была заблокирована и на этот раз. Более того, против Михаила Ефимовича выступила Генеральная прокуратура. "Министр Швыдкой был вызван в Генеральную прокуратуру, где ему было вручено официальное предостережение о недопустимости безвозмездной передачи 362 рисунков и 2 картин, - заявил "Интерфаксу" начальник управления информации и общественных связей Генпрокуратуры Леонид Трошин. - Швыдкой поставлен в известность, что Генпрокуратура пришла к выводу о незаконности самой постановки вопроса о безвозмездной передаче Германии "балдинской коллекции".

Дело все в том, что министерство не проводило экспертизу культурных ценностей. Помимо того, немецкая сторона не смогла документально подтвердить свое право собственности на указанные рисунки и картины. Казалось бы, в этом вопросе поставлена точка. Однако в начале сего года предпринимается третья попытка отдать Германии "балдинскую коллекцию". Министр культуры РФ Александр Соколов заявил, что собрание рисунков и картин останется в России. Михаил Швыдкой позволил себе не согласиться с этим.

Обтекаемый ритор

Акт открытого неповиновения своему непосредственному начальнику со стороны главы Федерального агентства по культуре и кинематографии Михаила Швыдкого очень удивителен. Ведь знающие Михаила Ефимовича люди отмечают, что он всегда лоялен к власти, какого бы "цвета" или партийности последняя ни была. По общему мнению, Швыдкой никогда не спорит с начальством, обсуждение любых проблем заканчивает словами: "Все будет хорошо".

Любопытную [page_13892.htm историю о годах службы Михаила Швыдкого в армии поведала "Экспресс-газета"], опубликовавшая воспоминания старшего прапорщика Анатолия Двойникова, почти 40 лет бессменно руководившего капризными питомцами в погонах. "Рядовой Никоненко, будущая звезда экрана, каждую неделю проносил в казарму 10-литровую канистру спирта, которую его сослуживцы разбавляли водой, и затем три ночи кряду шла гулянка, - рассказал журналистам Анатолий Двойников. - Тайна раскрылась лишь через пару месяцев, когда, по признанию Двойникова, он заметил, что у всех подчиненных странно побелели и потрескались губы. После проведенного "следствия" Сергей Никоненко во всем сознался. В результате его больше в увольнения не пускали.

Спустя годы чуть ли не на всех комсомольских собраниях в театре про этот случай грубейшего нарушения воинского устава вещал с трибуны Михаил Швыдкой. Будущий министр культуры служил в этой же команде на шесть лет позже Никоненко и уже тогда отличался непомерным чиновничьим рвением. Проштрафившихся клеймил позором, поучал таких же рядовых, как он, сам лез к начальству со своими идеями коммунистических постановок. За это его недолюбливали".

Шоумен из министерства

Умение самому не нарушать воинский устав и вовремя обличать в этом других помогало Михаилу Швыдкому во многих жизненных обстоятельствах. В то время как его сотоварищи по либеральному клану уходили из правительства в политические небытие, он оставался на плаву. Перемещаясь из министерства культуры на телевидение и обратно, Михаил Швыдкой сумел практически со всеми остаться если в не в хороших, то хотя бы в нейтральных отношениях. Секрет успеха прост: формально являясь руководителем, ничего не делать. И еще хорошо бы завести собственную передачу на ТВ и почаще звать туда всяких знаменитостей.

Как заметил в свое время ведущий программы "Постскриптум" Алексей Пушков, "Швыдкой сформировался в советскую эпоху. И хотя его выбросила наверх демократическая волна, он, будучи умеренным демократом, приемлем для традиционной бюрократии, тем более что он умеет находить общий язык с политиками всех направлений. И сейчас, когда ожесточается контроль государства над СМИ, Швыдкой приобретает черты либерального советского руководителя, который благодаря умению маневрировать амортизирует консервативное давление сверху".

Однако, похоже, запас прочности Михаила Ефимовича в последнее время изрядно поубавился. Надо думать, он и сам это чувствует. Вот почему Михаил Швыдкой так неожиданно резко отреагировал на недавнюю реплику министра культуры РФ Александра Соколова, публично обвинившего подведомственное ему Федеральное агентство по культуре и кинематографии в коррупции. В интервью программе "Постскриптум" Александр Соколов заявил, что при прежнем руководстве в Минкульте "процветало взяточничество на всех этажах", а ФАКК "погрязло в откатах".

Ответ Швыдкого последовал незамедлительно. Слова своего руководителя Михаил Ефимович объяснил попытками министра "добиться распоряжения бюджетными деньгами" и прикрытием "беспомощности в выполнении своих прямых обязанностей". Более того, глава ФАКК подал в суд на Александра Соколова, требуя от последнего извинений. Министр извиняться отказался. Более того, он с долей ехидства так прокомментировал инцидент: "В контексте той беседы, которая была записана для телевизионной программы, мною были выбраны именно те формулировки, которые соответствуют моим обязательствам как государственного чиновника. Поэтому я не упоминал ни фамилий, ни конкретных фактов. Реакция, которая последовала, меня, честно говоря, удивила. Я имею в виду реакцию Михаила Ефимовича Швыдкого. С его стороны последовала целая серия резких выпадов - и личных, и организованных в средствах массовой информации". Говоря иначе, как только в воздухе прозвучало слово "вор", на кое-ком загорелась шапка.

Безусловно, разразившийся между двумя чиновниками скандал уже грозит стать предметом рассмотрения книги рекордов Гиннеса. Сейчас трудно прогнозировать, чем в итоге закончится судебное разбирательство. Но так ли уж прочны позиции самого Михаила Швыдкого, решившего на столь экстравагантный способ разрешения трудового спора? В конце концов, вряд ли Михаил Ефимович может похвастаться достижениями на культурном фронте. За годы его руководства отраслью пышным цветом расцвели разве что набившие оскомину бесчисленные юмористы из программы "Аншлаг". Все остальное, если и делалось, то никак не благодаря министерству.

Похоже, что подрастающему поколению Михаил Швыдкой запомнится не как в прошлом способный театральный критик, а лишь как затейник-шоумен из телевизора. Видимо, это его профессиональный потолок. Но при чем здесь тогда Федеральное агентство по культуре и кинематографии, которое с таким руководством грозит превратиться в прачечную? Пора, ох, пора и на эту тему устроить очередное ток-шоу на канале "Культура".