Пунктуальность требует жертв

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Коммерсант-Власть", origindate::17.09.2007

Пунктуальность требует жертв

В понедельник председатель Верховного суда России Вячеслав Лебедев не опоздал на работу. Ради этого его кортеж протаранил "Жигули", один из пассажиров которых погиб

Александр Куколевский

Converted 25064.jpg

Председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев проехал к месту службы по трупам

10 сентября в 9.30 утра в Подмосковье на 25-м километре Калужского шоссе Mercedes ГИБДД совершил лобовое столкновение с ВАЗ-2104, выехавшим на встречную полосу. Милиционеры не пострадали, водитель и двое пассажиров "Жигулей" госпитализированы. Таково официальное описание ДТП.

Вскоре выяснилось, что Mercedes принадлежал к спецполку ДПС, сопровождал кортеж Вячеслава Лебедева и намеренно пошел на таран "Жигулей", чтобы обеспечить беспрепятственный проезд чиновника. Официально в ГИБДД принадлежность Mercedes к кортежу отвергли, в ФСО (Лебедев входит в список лиц, охраняемых государством) заявили о непричастности к аварии. В Верховном суде признали, что примерно в это время Вячеслав Лебедев ехал на работу по Калужскому шоссе, но добавили, что он добрался до суда вовремя и без происшествий. Многочисленные свидетели ДТП утверждали обратное. По встречной полосе ехали вовсе не "Жигули", а кортеж, занявший сразу две полосы. Утром Калужское шоссе в направлении Москвы безнадежно стоит в пробке, и Лебедев объезжал ее по заранее расчищенной встречной полосе. Как на нее попал "ВАЗ", двигавшийся в сторону области, неизвестно. Факт в том, что зачистку совершил Mercedes сопровождения, вышибив "Жигули" с пути председателя Верховного суда. В среду один из пострадавших -- Александр Труфанов -- скончался в больнице, его жена Наталья и знакомый Валентин Чернец находятся в реанимации в тяжелом состоянии.

Официальной информации о том, кто виноват в аварии, нет. Ожидать, что таковым будет признан водитель Mercedes, не стоит. В нем вполне могли находиться офицеры ФСО, которым закон "О государственной охране" позволяет не только использовать силы и средства других служб, но и действовать под их видом. Одной из обязанностей ФСО является "обеспечение безопасности объектов государственной охраны... на трассах проезда" для чего они вправе действовать без предупреждения, "если промедление создает реальную угрозу безопасности охраняемых объектов и транспортных средств". Так что охрана Лебедева действовала в соответствии с законом, и наказывать ее не за что.

Так совпало, что на следующий день после ДТП Верховный суд не удовлетворил просьбу гражданина Юрия Зевакина об отмене нормы правил дорожного движения, обязывающей водителей уступать дорогу автомобилям со спецсигналами и проблесковыми маячками. Суд сослался на аналогичную норму международной конвенции "О дорожном движении". Впрочем, российские ПДД трактуют ее достаточно широко -- правом преимущественного проезда пользуются как автомобили со "специальными цветографическими схемами" (скорая, пожарные, милиция), так и без них, лишь бы была "мигалка" и "квакушка". Верховный суд мог бы сохранить привилегии только для экстренных служб, но этого не произошло.

С другой стороны, если власти не решаются сузить свои права на дороге, то тогда для безопасности обычных граждан их следует максимально расширить. За основу можно взять правила следования кортежей китайских чиновников XIX века, описанных русским дипломатом Иваном Коростовцевым: "Мандарину первого класса предшествует большой красный зонтик с шаром на верхушке и два колоссальных веера с начертанными на них именем и рангом чиновника. В шествии участвуют копьеносцы, жезлоносцы, алебардисты и знаменосцы. На желтых значках видна надпись: "Очищай путь". Для облегчения прохода процессии впереди и c боков едут мафу (конюхи) на обвешанных погремушками и бубенцами мулах и лошадях. Крик носильщиков и мафу, хлопанье бичей полицейских, бряцание бубенцов заглушают уличный шум и издалека предупреждают о проезде мандарина".

***

© "Российская газета", origindate::12.09.2007

Уступи дорогу мигалке. Вчера Верховный суд признал приоритет на дороге машин со спецсигналами

Владимир Федосенко

Высшая судебная инстанция приняла окончательное решение о преимуществе автомашин со спецсигналами. Признан законным пункт Правил дорожного движения, обязывающий водителей уступать дорогу автомобилям со спецсигналами и проблесковыми маячками.

Судебная тяжба началась еще в 1996 году по заявлению россиянина Юрия Зевакина, который столкнулся с одной из машин, двигавшейся в колонне сопровождения главы "ЛУКОЙЛа". Заявитель был на личном автомобиле и не успел уступить дорогу "форду" ГАИ. Первоначально суд назвал Зевакина виновным. Но впоследствии, спустя практически десять лет судебных тяжб, вина была признана обоюдной. В новом решении было записано, что Зевакин не уступил дорогу. А машина сопровождения была оборудована только мигалками без специальных звуковых сигналов. Поскольку вина обоюдная, заявителю и гаишникам было предложено мирно договориться. Но Зевакин посчитал, что обязанность уступать дорогу автомобилям со спецсигналами нарушает положение Конституции РФ. И в ответ вчера получил отказ в удовлетворении своей жалобы и окончательный вердикт Верховного суда: "Виновен".

Присутствовавший вчера на суде представитель ответчика начальник международно-правового управления департамента ОББД МВД Владимир Кузин сообщил, что в России помимо пяти служб, которые имеют право пользоваться спецсигналами и проблесковыми маячками, тысяча единиц автотранспорта оборудована такими приборами. Еще год назад их было по стране четыре тысячи. Он также подчеркнул, что первый и второй абзацы пункта 3.2 Правил дорожного движения указывают на то, что водители обязаны уступить дорогу при приближении транспортного средства с включенными проблесковым маячком синего цвета и специальным звуковым сигналом для обеспечения беспрепятственного проезда. Это не противоречит Федеральному закону "О безопасности дорожного движения". Кроме того, статья 34 Европейской конвенции "О дорожном движении" от 8 ноября 1968 года, ратифицированная СССР 29 апреля 1974 года, также предусматривает, что при приближении спецтранспорта каждый пользователь дороги должен освободить для него место на проезжей части и в случае необходимости остановиться.

- Эта позиция Правил дорожного движения призывает обеспечить безопасность граждан на дорогах, - заявил представитель МВД России в суде Гайк Марьян. - При отмене этих пунктов все виды спецтранспорта, в первую очередь такие, как "скорая помощь", пожарные, МЧС, потеряют приоритет при движении на дороге. [...]

***

Оригинал этого материала
© "Время новостей", origindate::12.09.2007

Сигнал власти

Екатерина Буторина

[...] Борьба со спецсигналами стала для власти уже своеобразным трюком. Последний раз чиновники торжественно обещали разобраться с мигалками в прошлом году, тогда депутаты даже устроили показательную акцию по снятию спецсигналов со своих служебных машин. Был даже утвержден список машин, которые могут пользоваться этими привилегиями. Однако очень скоро все вернулось на круги своя. Маячки вновь нервно замелькали на машинах чиновников и бизнесменов. Ну а те, кто не желает нарушать ПДД, сами теперь с мигалками не ездят -- их сопровождают милицейские «раскрашенные» машины, которым спецсигналы положены по закону.

Попытавшийся добиться справедливости на дороге Юрий Александрович Зевакин живет в поселке Некрасово Калининградской области и работает гендиректором Гурьевской типографии. 16 октября 1996 года, когда г-н Зевакин возвращался на своей машине домой с работы, навстречу ему попался кортеж главы ЛУКОЙЛа Вагита Алекперова, который мчался в сопровождении ГАИ по осевой линии. Одна из машин кортежа отклонилась от траектории и выехала на встречную полосу. Зевакин не успел увернуться, и произошло столкновение. Мало того, что он получил травмы, так его еще обвинили в нарушении п. 3.2 ПДД, обязывающего водителей «при приближении транспортного средства с включенным проблесковым маячком синего цвета и специальным звуковым сигналом уступить дорогу для обеспечения беспрепятственного проезда».

Вчера г-н Зевакин рассказал, сколько ему пришлось пройти, чтобы доказать, что в ДТП была виновата машина из кортежа, а не он. Но единственное, чего ему удалось добиться, -- отсудить у начальника ГИБДД Калининградской области 3 тыс. руб. компенсации морального ущерба, поскольку его подчиненные умудрились потерять протокол и фотографии ДТП, из-за чего Зевакину было очень сложно доказать свою правоту. Лишь в феврале прошлого года следствие пришло к выводу, что виноваты оба участника той аварии: Зевакин -- потому что не уступил, а водитель спецавтомобиля -- потому что превысил скорость и, отклонившись от осевой линии, нарушил положение своей машины на дороге. «Я хотел инициировать возбуждение уголовного дела за нарушение ПДД, повлекшее причинение тяжкого вреда здоровью, но мне в прокуратуре сказали, что уже прошли все сроки давности», -- пожаловался «Времени новостей» г-н Зевакин. Это и побудило его обратиться в ВС. [...]

***

Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::13.09.2007, Правила движения: Лобовое совпадение

Вячеслав Лысаков, председатель межрегиональной общественной организации автомобилистов «Свобода выбора»

[...] Почему у водителя сопровождаемого автомобиля есть привилегии? Кого сопровождают и почему? Что такое неотложное служебное задание для водителя, везущего российского чиновника (этих небожителей-«вездеходов» сейчас 1000 человек)?

С одной стороны, есть закон о государственной охране, который регламентирует охрану и сопровождение VIP. В то же время аналогичной персоной может стать любой «денежный мешок», официально выкладывающий Управлению вневедомственной охраны МВД РФ до $1000 в день и получающий милицейский джип сопровождения с мигалками и автоматчиками. Этот бизнес позорит МВД. Представьте полицию любой страны, за деньги устраивающую беспрепятственный проезд клиенту с толстым кошельком. Представили? Вот и я не могу.

Наконец, почему неотложное служебное задание водителя чиновника по неотложности сравнимо с необходимостью экстренной доставки в больницу ребенка машиной «Скорой»?

Вопрос мигалок — это вопрос морали и нравственности власти, если эти понятия еще существуют. Казалось бы, кому, как не высшей судебной власти, реанимировать упомянутые мной категории, столь необходимые обществу? Увы, по иронии судьбы реальность оставляет мало шансов на исполнение этих романтических надежд.

Цинизм ситуации в том, что любой из нас может, не успев уступить дорогу, получить за это смертельный лобовой таран машины сопровождения из свиты сановника, всего лишь спешащего через пробки на работу.