Пусть лучше мэр прогнется под нас

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Столичный омбудсмен обвинил власти и оппозицию в излишней «принципиальности»

1275555109-0.jpeg События 31 мая, когда оппозиция в очередной раз попыталась «протестировать» на действенность 31-ю статью Конституции, похоже, могут оказаться поворотным моментом. Пока трудно понять, насколько быстро и в какую сторону будет осуществлен поворот, но очевидно: властям все труднее делать вид, что постоянные запреты акций оппозиции с последующим их подавлением — это нормально. Расчет на то, что перед лицом выстроенной московскими властями и силовиками стены активность оппозиции сойдет на нет, не оправдался. Ну а если в планы тех, кто стоит за запретом акций в защиту Конституции, входило обострение политической обстановки, дискредитация столичного мэра, пострадавшие — такой сценарий, напротив, успешно реализуется.

Мнение правозащитников, включая и федерального омбудсмена Владимира Лукина, давно известно: «марши несогласных» подавляются с непропорциональной жесткостью. Что же изменилось? Двусмысленное высказывание Владимира Путина на недавней встрече с творческой интеллигенцией привело к тому, что власти Петербурга, как будто в укор московским коллегам, показали пример политической терпимости и не стали «мочить» не имевшую разрешения акцию оппозиции. А вчера уполномоченный по правам человека в Москве Александр Музыкантский, в прошлом префект Центрального административного округа, стал первым представителем столичного руководства, поднявшим вопрос о неадекватности действий московских властей и правоохранителей.

Выступая вчера на пресс-конференции, московский омбудсмен отметил, что в возникающей уже не в первый раз скандальной ситуации (31 мая на Триумфальной площади при разгоне несанкционированного митинга более ста человек было задержано, и при этом не обошлось без столкновений митингующих с милицией и бойцами ОМОНа) виноваты обе стороны: и органы власти, ответственные за разрешение митингов, и инициаторы акции — лидеры «Другой России», правозащитники, активисты «Солидарности» и «Левого фронта».

«Ситуация, на мой взгляд, тупиковая, — подчеркнул г-н Музыкантский. — С одной стороны есть заявители, которые говорят: мы будем проводить митинги 31-го и только на Триумфальной площади, это наше право. С другой стороны есть руководство города, которое заявляет: мы по закону можем предложить перенести этот митинг на другую площадь». С формальной точки зрения обе стороны правы, заметил омбудсмен, однако на деле ни одна из сторон диалога не хочет сделать шаг навстречу другой. «Все боятся потерять лицо, — считает Музыкантский. — Организаторы думают: если следующий митинг мы перенесем с Триумфальной площади на Пушкинскую, значит, мы прогнулись. А чиновники тоже задаются вопросом: «Девять раз мы запрещали, а на десятый разрешим? Значит, мы пойдем на поводу».

Александр Музыкантский заметил, что когда он приступил к работе осенью прошлого года, то встречался и с представителями города, и с оппозиционерами и пришел к выводу, что «стена недоверия между обеими сторонами чем дальше, тем больше растет». «Компромисс между ними в обозримое время достигнут быть не может», — считает московский омбудсмен. Поэтому, подчеркивает он, следует хотя бы минимизировать последствия пресечения милицией несанкционированных митингов. Еще в октябре 2009-го он направил начальнику ГУВД Москвы Владимиру Колокольцеву и мэру Москвы Юрию Лужкову послание, в котором выдвинул несколько предложений. «Раз уж невозможно соглашение, которое перевело бы эти митинги в разряд санкционированных, и милиция вынуждена их пресекать, необходимо перевести это в более цивилизованное русло», — поясняет Александр Музыкантский. По его словам, начальник столичной милиции тогда сказал, что правоохранители были бы благодарны «за предложение иных способов и методов работы сотрудников органов внутренних дел по противодействию групповым нарушениям общественного порядка без применения силы».

В числе прочего г-н Музыкантский призвал ГУВД не привлекать для обеспечения безопасности внутренние войска и ОМОН. «Ну не нужно такого количества войск! — возмущался вчера московский омбудсмен. — Такое впечатление, что проводится войсковая операция. Если есть опасения, что могут возникнуть какие-то эксцессы, омоновцы вполне могут находиться в своих автобусах, их необходимо вызывать, только если беспорядки действительно начнутся». Вообще же, заметил омбудсмен, сотрудников милиции — от рядовых до генералов — тоже следует пожалеть.

Другое предложение г-на Музыкантского касается охраны представителей СМИ, которые по долгу службы находятся на несанкционированном митинге. Омбудсмен подчеркнул, что Союз журналистов Москвы, возглавляемый Павлом Гусевым, подписал с руководителем столичного ГУВД Владимиром Колокольцевым соглашение: договоренность подразумевает, что журналистам должны выдавать жилеты с надписью «пресса» и бейджики. Другое дело, отмечает г-н Музыкантский, что, судя по видеозаписям с последнего митинга, люди с журналистскими бейджами вместе со всеми выкрикивали антиправительственные лозунги.

Критических замечаний со стороны Александра Музыкантского удостоились и активисты разнообразных прокремлевских молодежных движений, участвовавших в параллельных акциях и давших формальное основание властям отказать организаторам «маршей несогласных». «В 20-е годы прошлого века срывали собрания троцкистов при помощи молодежи, которая провоцировала драки на этих собраниях, — сделал экскурс в историю г-н Музыкантский. — Те, кто в этом участвовал, через несколько лет были осуждены за «участие в митингах троцкистов» — молодежь использовали цинично, а потом она была выкинута».

В целом же, отмечает омбудсмен, у ведомства уполномоченного по правам человека в Москве есть достаточно работы, помимо наблюдения за митингами «несогласных». В частности, беспокойство г-на Музыкантского вызывают условия содержания в московских следственных изоляторах. «В Москве семь СИЗO, в которых содержится 8,6 тыс. человек. В прошлом году 57 подследственных умерло, за это же время было совершено два побега», — перечисляет Музыкантский. Омбудсмен отметил, что на заседаниях коллегий ФСИН эти два побега «обсуждались в малейших подробностях, практически посекундно», но при этом никакого интереса к расследованию смертей в следственных изоляторах проявлено не было. «Ни разу не прозвучало имя Сергея Магнитского, хотя смерть этого человека в «Матросской Тишине» к тому времени стала предметом общественного внимания», — подчеркивает Александр Музыкантский.

Оригинал материала

«Время новостей» от origindate::03.06.10