Путинские деревни

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Путинские деревни На юге России, пострадавшем от наводнения, чиновники увлеклись возведением парадно-показательных поселков. А люди продолжают мерзнуть в гаражах и времянках

О станице Барсуковской теперь знает вся страна. Наводнение, захлестнувшее этим летом юг России, покуражилось над поселком всласть, смыв полторы тысячи домов, унеся жизни двадцати человек.


"Но особую славу Барсуковская снискала после визита президента. Битый час, по щиколотки в грязи, Владимир Путин обходил палатки, где разместились подтопленцы. Народ просил помощи, компенсаций. «Эй, кто там поближе, скажите президенту, что у нас воды нет, картошки!» - неслось вслед уже улетающему вертолету.

На следующий день ставропольский губернатор Александр Черногоров распекал станичников: «Человек столько времени летел сюда, устал, а вы жаловаться начали. В душу мне плюнули!..»
Ко второму приезду Владимира Путина в Барсуковскую и станичники, и чинуши подготовились заранее. 
Недовольных - за околицу Кирпичный домишко Евгении Щекиновой затопило по самую крышу. Но он устоял. А теперь трещит по всем швам и, не ровен час, завалится прямо на голову. А ей говорят - жить можно. В поисках справедливости тетя Женя сбилась с ног. 
- Четвертого дня по бабскому радио передали, что завтра будет Путин! - хвастает она своей осведомленностью. - А пятого утром сюда пригнали автобусы. Поехали, говорят, в райцентр - там начальство из президентской администрации будет с каждым отдельно разбираться... 
Окольными путями жалобщиков вывезли в райцентр Кочубеевское. Но прием там вели местные столоначальники - те, чьи пороги станичники обивают уже давно и в основном без толку.
- А из Кочубеевки-то всех писарчуков исполкомовских пособирали и в Барсуковскую привезли, - продолжает Щекинова. - Уж эти лишнего не сболтнут! А еще - казачков ряженых. Они тут на гармошках играли и индюками по улицам ходили. Мол, пусть президент видит, что раньше станица плакала, а теперь поет!
Но тетю Женю на мякине не проведешь! В райцентр она не поехала. И в судьбоносный день с петицией на изготовку стояла на главной станичной улице. Той самой, где по одну сторону интернат, в котором до сих пор живут сотни подтопленцев, а по другую - ровный ряд белых домиков, куда водят высокие комиссии. К приезду Путина вдоль показательных домиков спешно насажали елок...
Сметливых, как тетя Женя, которые все же в райцентр не поехали, набралось сотни две. 
- Жалобу-то передали? - спрашиваю ее.
- Где там! Наш бабий пикет милиция за ворота интерната затолкала. Замок повесили, да еще автоматчиков с овчарками выставили. Я поближе к забору подошла, так один мордоворот как толкнет - чуть не убилась! 
ВВП согрели чаем Я долго стучался в беленький домик счастливчиков, которых от президента не отталкивали, а наоборот, прямиком к ним и привели.
- Да в интернате они, - помахал издалека разводным ключом работяга. 
- То есть как в интернате? А говорили, что они новоселье справили, президент им телевизор подарил.
- Справили! Только телевизор смотреть нельзя: свет часто отключают - испортится! И жить в этих домиках тоже никак - ни газа, ни тепла. Дадут, когда весь поселок достроят. - Работяга ткнул ключом туда, где из земли торчали «скелеты» будущих домов и в грязи насыпом валялись трубы... 
Семью Давыдянов, чаевничавших с президентом, я отыскал в интернате. В нос ударил специфический запах сырости, стариков и бездомных. В одной комнате - мужчины, женщины, дети.
- Ну не сюда же президента вести! - рассуждает глава семейства Юрий. - Мы как раз в новом доме по хозяйству копошились, тут зашли двое в штатском, сказали: сейчас к вам придет президент. Я коньячок на стол, а Владимир Владимирович - нет, говорит, только чаю! 
...У станичной конторы стылый ветер треплет листки с фамилиями. Внутри, за дверью с табличкой «Без стука не входить!», прямо на столе дрыхнет долговязый мент.
- Ты мне «корочки» свои в нос не тычь! Как ее, аккредитацию давай, - зевнул он, не вставая со стола. - Нету? Ну тогда Братков с тобой и разговаривать не станет!
Иван Иванович Братков - это глава Барсуковской. Пятый месяц станичная администрация уточняет: кто пострадал, а кто - нет. 800 подтопленцев вообще «пролетели» мимо списков. А те, кто в них попал, намыкались: то фамилии их переврут, то номер паспорта. Пока правку передают в Ставрополь и Москву, проходят месяцы. Народ понимает волокиту по-своему: деньжищи, выделенные для восстановления, крутят чиновники.
Строители сматывают удочки Схема обеспечения подтопленца жильем забюрокрачена до предела. Присланное из Госстроя свидетельство он несет в Сбербанк, там на его имя открывают счет. Потом нужно заключить договор со строителями и снова отнести его в банк. Когда деньги из Москвы поступят на счет, их перечислят не подтопленцу, а сразу строителям. Вроде надежно, не украдешь. А на деле? 
Пенсионерам Демидовым счет открыли еще в августе. Строители на месте рухнувшей саманной хаты поставили фундамент, выгрузили рядом кирпич и... все.
- Пусть негры бесплатно работают, - сказали деду Григорию. - А мы - адью, сматываем удочки!
- Как же бесплатно? Деньги же вам перечислили!
- Перечислили, - соглашаются работяги. - Только зарплату нам не дают с сентября и цемента нет.
- Крутю-ю-ють наши денежки! - свистит дедок, живущий вместе с бабкой в летней кухне. Она под напором стихии устояла. На ночь «для сугреву» под матрац подкладывают бутылки с горячей водой. 
Заказы растащили в три дня О том, что кто-то останется зимовать в гаражах и времянках, власти и слышать не хотят.
- Жилье построено! - рапортует мне с порога зампред ставропольского правительства Юрий Тыртышов. - Точно в срок, к 1 декабря, все дома введем в строй!
Я стал рассказывать про стариков Демидовых и про скелеты фундаментов. Тыртышов в ответ пожаловался на нечестных подрядчиков, с которыми будет разбираться.
- А конкурс среди них проводили?
- Конечно! В сжатые сроки, за три дня.
Как проводятся такие конкурсы и что могут решить три дня, пишут местные газеты. Некая фирма бралась по дешевке завалить лекарствами местную больницу. Заявку на участие она подала 16 сентября. «Опоздали», - ответила комиссия. А фирма, выигравшая конкурс, подала документы... на три дня позже, 19-го. Медикаменты обошлись больнице дороже. Кто из чиновников и сколько на этом нагрел, газеты умалчивают. Злые же языки не без гордости утверждают, что ставропольская ставка отката на таких конкурсах самая низкая в России - 13 процентов...
- А почему крупнейшие краевые строительные организации Барсуковскую не восстанавливают? - спрашиваю Тыртышова. - Одни мелкие непонятные фирмочки...
- Крупные запросили много. А каждый квадратный метр должен обойтись не дороже 6450 рублей, это утверждено правительством.
В результате строить по сходной цене чиновники доверили даже... торговому предприятию.
С невеселыми подозрениями я прямиком пошел куда следует. 
- Вы приехали по следам Путина, - остудила мой пыл старший помощник краевого прокурора Валентина Колесник. - В целом президент остался доволен. И вы понимаете, что тон вашей публикации не должен, так сказать, расходиться... 
- И ни одного расхитителя денег, выделенных на восстановление жилья, прокуратура не поймала?
- Отчего же. Завели четыре уголовных дела. 
Читаю. Шофер увел со строительства дамбы 11 машин гравия. Со склада в Кочубеевском испарились 270 мешков цемента. А сотрудница соцзащиты, составлявшая списки на выдачу компенсаций, вписала туда своего сына. 
Не густо. 
Сколько «крутят» в процентах В народе Барсуковскую уже называют Путинской. В какое еще село президент прилетал дважды? А уж сколько здесь перебывало министров - станичники устали загибать пальцы. 
Самый частый гость - Сергей Шойгу. На днях он отчитался в Думе: деньги в пострадавшие регионы перечислены все! Однако из 9 тысяч квартир и домов, которые обещали сдать к 15 октября, пока построено меньше 2 тысяч. Это сколько же «восстановительных» денег крутится по дороге из Москвы в подтопленные станицы?
Валерий БУТАЕВ. (Наш спец. корр.). Ставропольский край. 
КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА Про «откат» знают все Рассказывает полковник юстиции Вадим ЮРЧЕНКО, который около 30 лет расследует экономические преступления на юге России.
- Теперь Минфин направляет деньги напрямую в местные казначейства. Казалось бы, цепочка сократилась и присосаться негде. Да не тут-то было!
Фирмам-заказчикам деньги переводят уже через банк - он их может прокрутить. Банк выбирают чиновники администраций. Они же выбирают и подрядчиков. Конечно, если у этого чиновника нет фирм, записанных на брата или тещу, тогда ему придется отдавать подряды «левой» конторе. И конторы эти борются за любовь чиновника. Про «откат» обычно знают все, но доказать его крайне сложно. 
Любой ценой получив заказ, фирмы стараются отбить свое. Как вы проверите, что цемент использовали марки 300, а не 500, как положено? И глубину фундамента проверять вряд ли станут, а когда стены пойдут трещинами - будет поздно. Отвалится штукатурка, потечет крыша - это уже проблемы жильцов. 
Владимир ЛАДНЫЙ. 
ВЗГЛЯД СОЦИОЛОГА Дмитрий ОРЕШКИН, руководитель аналитической группы «Меркатор»:
Власть в регионах решает свои проблемы
- Начнем с того, что последние десятилетия никто не занимался укреплением защитных сооружений на реках. А деньги на это выделялись. Куда исчезли - понятно: их поделила местная власть. Теперь при восстановлении разрушенного все повторяется. Как только деньги уходят на места, они исчезают. Ведь региональные бюджеты непрозрачны, и губернаторы распоряжаются ими на свое усмотрение. 
Да, они сокрушаются о народных бедах перед телекамерами. На самом же деле, когда региональный лидер чувствует поддержку местной элиты - бизнеса, партий, движений, избирательной комиссии, - о народе он думает меньше всего. «Надавить» на губернаторов может только кремлевское начальство. Вот и приходится демонстрировать «потемкинские» деревни. 
КСТАТИ
Уроки Ленска Наводнение в Якутии обошлось государству почти в 6 млрд. рублей. Аудиторы Счетной палаты РФ, побывавшие там с проверкой, нашли много интересного.
Власти без конца уточняли количество пострадавших - их число выросло с 24 тысяч до 40 тысяч человек. Только выборочные проверки, и только трех районов, показали, что после «уточнений» 64 сертификата на жилье достались совсем не тем, кому полагались. А в Якутске в списках новоселов оказался даже человек, умерший за год до наводнения.
2 миллиона рублей материальной помощи получили те, чьи дома вовсе не были затоплены. Еще столько же отмыли на «первоочередных аварийно-восстановительных работах» социальных объектов и ЖКХ. А на приписках в строительстве - опять же только тех, что нашли,- из бюджета увели 652 тысячи рублей.
"КП" от 19 ноября 2002 г."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации