Путин Мазепину не указ

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


KMO 044150 00803 1 t206-125x150.jpg

Дмитрий Мазепин

Владелец «Уралхима» развязал очередную экономическую войну, не смотря на то, что на рынке наступило неглаcное «перемирие» в силу предстоящих выборов президента РФ

Московское предприятие — ООО «НПП «Система Сервис» -обратилось в арбитражные суды с заявлениями о банкротстве ОАО «ГалоПолимер Пермь» и ООО «ГалоПолимер Кирово-Чепецк». Это далеко не первый скандал, связанный со структурами владельца «Уралхима» Дмитрия Мазепина, которые, по слухам, зачастую подводят своих партнеров.

Видимо, это одна из причин, по которой некоторые наблюдатели предсказывают пока еще влиятельному «химическому» бизнесмену не самое радужное будущее в виде «выдавливания» с российского рынка. Очередной скандал связан именно с ОАО «ГалоПолимер», где Дмитрий Мазепин занимает пост председателя совета директоров, а, по сути, химический холдинг называют вторым его бизнесом (после «Уралхима»).

Признать крупнейшие химические предприятия несостоятельными намерены бывшие их партнеры, в частности, московское ООО НПП «Система Сервис». Еще в 2009 году оно готовило для химкомпаний проектную документацию по киотскому проекту, выступало консультантом по нему и осуществляло мониторинг выбросов парниковых газов. Общая сумма услуг по контрактам составляла несколько десятков миллионов рублей, которые «ГалоПолимер» так и не заплатил, хотя, по слухам, получил в ходе сделок по продаже углеродных единиц не один десяток миллионов евро.

Как сообщил «Веку» генеральный директор ООО НПП «Система Сервис» Владимир Уваровский, на момент написания статьи задолженность «ГалоПолимер Пермь» перед его компанией была погашена банком принудительным списанием со счетов ОАО. По «ГалоПолимер Кирово-Чепецк» долг все еще остается и он гораздо больше (по данным СМИ, задолженность пермской компании с учетом пени составляла 17,5 млн. рублей).

Впрочем, это копейки по сравнению со счетами, которые «ГалоПолимеру» могут предъявить иностранные партнеры, которые сейчас «сражаются» с химическим холдингом в российских судах.

Напомним, два года назад «Коммерсант» писал о том, что исполнение первого же контракта на перевод единиц сокращения выбросов (ЕСВ) за пределы РФ в рамках соглашений Киотского протокола вызвало судебные иски. 4,2 млн. тонн единиц сокращений были проданы «ГалоПолимером» (в бытность его еще «Галогеном») два раза: сначала их купил фонд Natsource, инвестором которого являются ConocoPhillips и Repsol, а затем — швейцарский трейдер Vitol. Скандал подкреплялся сообщением о том, что миноритарный акционер продавца оспаривал первую сделку в российском арбитраже как невыгодную, а Natsource настаивал на переносе дела в Лондон.

В апреле 2011 года юридический директор ОАО «ГалоПолимер» Владимир Позняк заявил «Веку», что данная информация является недостоверной. «Я официально заявляю, никаких судебных процессов между какими-либо компаниями группы «ГалоПолимер» и Natsource не было и нет, и сейчас никаких споров вокруг передачи ЕСВ не ведется».

Однако, по слухам, компания Natsource отнюдь не оставила этого дела и сейчас продолжает судиться с «ГалоПолимером». Причем, говорят некоторые наблюдатели, несмотря на то, что российская компания всячески тянет время, привлекая третьих лиц, которые вообще отношения к этому спору не имеют, шансов выиграть это дело у «ГалоПолимера» очень мало. Как бы Мазепин сотоварищи ни старались «произвести впечатление» на суды.

Thumb -500x333.png

Дмитрий Мазепин

Внимание СМИ привлекла и крайне странная сделка по продаже ОАО «Минеральные удобрения», в ходе которой 10% акций пермского завода «потерялись» по пути из «Сибура» в «Уралхим». Как известно, накануне нового года обе компании сообщили, что договорились о купле-продаже 51,22% акций «Минудобрений». Однако, как пишет РБКdaily, согласно опубликованным на днях материалам «Уралхима», он приобрел только 41,23% акций предприятия. Тогда же «Сибур» сообщил, что закрыл сделку по продаже всего 51-процентного пакета. Куда исчезли еще 10% акций производственного актива, остается загадкой.

Отметим, в совокупности с уже имевшимися в распоряжении компании (в т.ч. через «дочку» Uralchem Freight) 46,47% бумаг доля «Уралхима» в «Минудобрениях» увеличилась почти до 87,7%.

Как пояснил «Веку», ведущий эксперт УК «Финам Менеджмент» Дмитрий Баранов, несмотря на то, что с момента окончания этой сделки уже прошло достаточно времени, не было заявлено, что она ущемляет чьи-либо интересы и/или лишила кого-либо денег/имущества.

«А это значит, что сделка законна, по крайней мере, пока не доказано обратное в соответствующем порядке. Во-вторых, то, что стороны называют разный размер проданного пакета, не означает, что одна из них говорит неправду. Вероятнее всего, что стороны договорились между собой о том, что каждая из компаний будет озвучивать только те факты, которые касаются непосредственно ее, а все прочее стороны не комментируют. То есть «Сибур» продал 51% акций «Минеральных удобрений» и это действительно так. «Уралхим» же купил 41% акций предприятия и это правда. Что касается 10% акций пермского актива, то они не могут просто так «потеряться», это не иголка, не носки, не запонки, чтобы они могли просто так исчезнуть. А это значит, что эти акции существуют, никуда не «пропали» и у кого-то находятся в собственности», — отмечает эксперт.

По словам Дмитрия Баранова, версий, у кого эти бумаги могут сейчас находиться, и что с ними будет дальше, великое множество, но какая из них истинная, станет ясно лишь, когда эти акции «всплывут». «Рискну высказать свою версию. Возможно, сделка была проведена по такой схеме: 41% + 10%, для того, чтобы было проще. Ведь не исключено, что для приобретения 51% пакета акций сразу понадобилось получать массу необходимых согласований и разрешений, например, от ФАС. Но, повторюсь, это всего лишь предположение», — осторожно подчеркивает эксперт.

Загруженное.jpg

Дмитрий Мазепин

Впрочем, другие эксперты видят несколько возможных путей, по которым могли последовать эти 10% акций. Как говорит заместитель гендиректора Центра политической информации Алексей Панин, одна из версий: хеджирование рисков политического характера и «распыление» собственности, когда эти 10% «прячутся» (таким образом можно доказать наличие у компании только 87,7% акций), и это играет какую-то роль для «Уралхима».

«Кроме того, это может делаться для того, чтобы налоги на дивиденды выплачивать с 41%, а не с 51%. А остальная часть денег может просто выводиться через оффшорные схемы – эта практика очень популярна: проходить по юрисдикции иностранного государства и таким образом освобождаться от налогов. Хотя, конечно, мне тогда не очень понятно, зачем «41% показываем, 10% не показываем»», — пояснил Алексей Панин «Веку».

Третий вариант, по словам аналитика, самый реалистичный: эти 10% отписаны некоему третьему собственнику. «Наш опыт показывает, что когда проводится такая процедура – это означает, что просто есть некий крупный миноритарий, который не очень хочет себя показывать. Кто это может быть, это, на самом деле, большой вопрос – это может быть политическая фигура или некий влиятельный игрок на экономической арене», — говорит Панин.

Вполне возможно, что 10% пермского завода «Уралхим» перевел на одну из своих структур, якобы не аффилированной с ним, сообщил источник «Века» в химической отрасли. «Не забывайте, что Мазепин, скорее всего, прикрывает чьи-то интересы. Он является номиналом в каких-то оффшорах, а реально прикрывает, может быть, какого-то чиновника. Понятно, что если продан 51% акций, то «Уралхим», скорей всего, весь этот объем и контролирует», — отмечает собеседник.

Подозревают Дмитрия Мазепина и в «рейдерской атаке» на единственного независимого игрока на российском агрохимическом рынке – ОАО «Тольяттиазот». Как известно, сейчас менеджмент во главе с Владимиром Махлаем контролирует более 76% акций крупнейшего в мире производителя аммиака, а еще 9,7% акций принадлежит «Уралхиму» Дмитрия Мазепина.

The Moscow Post замечает, что благодаря усилиям Махлая, «Тольяттиазот» (ТоАЗ), в отличие от того же «Уралхима», сохранил вполне прозрачную структуру. Более того, он продолжает оставаться крупнейшим производителем аммиака, выпускающим более 2 млн. тонн продукта в год, а также производит 960 тыс. тонн карбамида. В общем, ТоАЗ — это очень «лакомый пирог» для рейдеров, делает вывод издание.

Последняя атака на «Тольяттиазот» началась с того, что в середине декабря 2011 года у ТоАЗа внезапно появились проблемы с поставками аммиака в Одессу. В это же время аммиак других производителей — россошанских «Минудобрений» и украинского «Стирола» — прокачивался в полном объеме.

Собственно говоря, тут-то многим и стало понятно, что это – очередная рейдерская операция по оказанию давления на акционеров «Тольяттиазота» с целью продажи ими предприятия какому-либо крупному агрохимическому холдингу, пишет TMP. Заказчиком «рейдерского захвата» ТоАЗа, по мнению наблюдателей, принято считать именно «Уралхим», который ранее вел информационную войну и пытался возбудить уголовные дела против руководства тольяттинского комбината. По крайней мере, тут Дмитрий Мазепин себе не изменяет, говорят некоторые аналитики.

Как сообщил «Веку» источник, знакомый с ситуацией, не исключено, что Мазепин действительно мог затеять очередную атаку в собственных интересах, даже несмотря на то, что сейчас на рынке наступило некое «перемирие» в силу продолжающегося электорального цикла и грядущих выборов президента РФ. Даже «всемогущий» Керимов успокоился, сейчас нет данных, что он продолжает скупать химические активы, говорит собеседник «Века». Пока нет нормального политического поля, игроки отрасли, по сути, расслабились, но, видимо, это не относится к господину Мазепину, который даже сейчас продолжает совершать какие-то, потрясающие воображение сделки.

«Я бы даже не стал сейчас оценивать стратегические позиции Мазепина, потому как он действительно очень многим не нравится, как предприниматель и как партнер», «у его компаний есть деньги, они могут расплачиваться очень быстро, но часто не делают этого», — отмечают источники «Века» в отрасли.

По слухам, как только политический фон стабилизируется – в отношении предприятий Дмитрия Мазепина возможны некие экономические предложения. Скорей всего, будут предприниматься некие попытки выдавить его с рынка (пока легально).

По словам собеседника «Века» Мазепина могут «доконать» и судебными исками, если на то будет политическая воля. Если за бизнесменом и стоят некие влиятельные отраслевые или федеральные чиновники, то это все же фигуры второго уровня. «Крупных фигур, которые помогали бы ему решать дела, за ним нет, никакой связи там не прослеживается», — подчеркивает источник «Века» в отрасли.

Оригинал материала: "Век"