Путин взял Газпром

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


На очереди "Итера", "Запсибгазпром", "Стройтрансгаз" и др.

Оригинал этого материала
© Ytpo.Ru, origindate::13.06.01origindate::13.06.01, "Путин взял "Газпром". Кто следующий?" Часть 1

Путин взял "Газпром"

Павел Зимин

 

Трудное наследство

Converted 11696.jpg [...]Для простоты и экономии времени обратимся к данным, предоставленным членом совета директоров "Газпрома" Борисом Федоровым.

Итак, по версии самого "Газпрома", "Итера" является независимым поставщиком газа, но на самом деле компания получила все свои активы от "Газпрома" либо напрямую ("Роспан", "Севернефтегазпром"), либо через размывание доли "Газпрома" ("Таркосаленефтегаз", "Сибнефтегаз"), либо через совместные предприятия с "Газпромом" ("Пургаз"). Опять же по версии "Газпрома", группа "Итера" инвестировала около $400 млн. в добычу газа, но на самом деле в период с 1997 по 2000 гг. она получила кредиты на сумму $472,5 млн. под гарантии "Газпрома". Это означает, что фактически все инвестиции "Итеры" профинансировал "Газпром". Вот тут и начинаются основные вопросы. Сразу оговоримся, что пока вопросы эти носят по большей части риторический характер.

***

Оригинал этого материала
© Ytpo.Ru, origindate::14.06.01, "Путин взял "Газпром". Кто следующий?" Часть 2

Павел Зимин

Борис Федоров отмечает, что, по данным "Итеры", в 1999 году компания получила доход в размере 3 млрд. долл. от реализации 67 млрд. м3 газа. Большая часть газа, реализованного "Итерой", была поставлена "Газпромом". Так, лишь 8,2 млрд. м3 (12%) из реализованного компанией в 1999 году газа были добыты самой "Итерой", остальное – поставлено "Газпромом". Более того, по сообщениям прессы, "Итера" покупает у "Газпрома" газ по ценам ниже рыночных, а продает его по рыночным ценам. Возникает вопрос: почему "Газпром" продает газ "Итере", в то время как вследствие снижения уровня добычи для исполнения собственных обязательств ему самому придется закупать газ в Туркменистане? При этом для транспортировки всего реализуемого газа "Итера" использует транспортные мощности трубопроводов "Газпрома". Интересно, что получает "Газпром" за предоставляемые услуги по транспортировке газа? И вообще, в чем выгода для него от такого рода операций?

Еще один пример. Совместное предприятие, в котором доля "Итеры" составляет 40%, приобрело у "Газпрома" права на поставку газа в Свердловскую область. Кроме того, "Итера" экспортирует купленный у "Газпрома" газ в большинство стран СНГ, а также в Венгрию, Литву и Австрию. Получается, что газовый монополист не нуждается больше в рынках сбыта своей продукции? Почему же он отдает их как внутри России, так и за рубежом?

Благодаря такой трудно объяснимой протекции, ранее мало кому известная компания по торговле газом "Итера" стремительно выросла до положения третьего по величине добытчика газа в России. В 2000 году компания объявила о намерении добыть 20 млрд. м3 газа, что на 1170% превышает уровень добычи 1998 года. А это уже заявка на то, чтобы стать вторым по величине добытчиком газа в России. Но в то время как объемы добычи "Итеры" растут, объемы добычи "Газпрома" сокращаются. По некоторым данным, можно предполагать, что запасы "Итеры" состоят из активов, приобретенных у "Газпрома". Так, дочерняя компания последнего по разведке месторождений, "Пурнефтегазгеология", предоставила лицензии на разработку Губкинского и Восточно-Таркосалинского месторождений компаниям "Пургаз" и "Таркосаленефтегаз", где "Итера" имеет свои доли участия. "Итера" также получила право добывать газ (полностью или частично) на Заполярном месторождении. Кроме того, есть основания полагать, что компания владеет некоторыми месторождениями в Ямало-Ненецком автономном округе. Возникает вопрос: почему "Газпром" передает лицензии на разработку разведанных и подготовленных к эксплуатации на свои собственные средства месторождений "Итере"?

Еще один сюжет. "Газпром" владел 51% акций ОАО "Роспан" – газодобывающей компании, имеющей лицензии на разработку Новоуренгойского и Восточноуренгойского месторождений в Тюменской области. По некоторым данным, он инвестировал в компанию дополнительно 300 млрд. руб., или $50 млн. Не так давно газета "Ведомости" сообщила, что "Роспан" продавал свой газ через "Итеру", которая не расплатилась за поставки газа. Кредиторы "Роспана", задолженность которого составила более 300 млн. руб., начали процедуру банкротства. Известно, что крупнейшим кредитором "Роспана" был "Газпром", который вышел из состава акционеров "Роспана", по его словам, в связи с нерентабельностью деятельности последнего.

Ну, вышел, и ладно. Вопрос – как? Согласно статье в "Ведомостях", "Газпром" во время процедуры банкротства продал свой 51% пакет акций "Роспана" двум компаниям, входящим в группу компаний "Итера", всего за 286 (!) долларов. В то время как, по экспертной оценке его собственного департамента ценных бумаг, стоимость данного пакета составила $104 млн. А через некоторое время внешний управляющий "Роспана" принял решение о продаже компании уже за $850 млн. Каков бизнес?! Миноритарные акционеры "Газпрома" (и не только они) задаются вопросом: почему "Газпром" передает свои запасы газа дочерним предприятиям "Итеры", и чем руководство "Газпрома" объясняет свое решение продать "Роспан" по такой низкой цене? И вообще, странно как-то получается: "Итера" не расплатилась за газ, поставленный ей одной из дочерних компаний "Газпрома", но тот не кому-нибудь, а именно связанным с "Итерой" компаниям подает "Роспан".

А вот иллюстрация к тезису о "размывании". ОАО "Запсибгазпром" занимается производством и распределением газового оборудования. Согласно сведениям, опубликованным в газете "Ведомости", ранее компания на 51% принадлежала "Газпрому", а остальные 49% принадлежали компаниям, связанным с руководством "Газпрома". "Запсибгазпром" также участвует в СП с "Итерой" по разработке Южного месторождения с объемом запасов 800 млрд. м3 газа. По имеющимся данным, "Газпром" отказался от участия в закрытой подписке на новую эмиссию "Запсибгазпрома", в результате чего его доля в "Запсибгазпроме" сократилась с 51% до 34,7%. Резонный вопрос: почему "Газпром" не участвовал в закрытой подписке на новую эмиссию? В ходе эмиссии было выпущено 50,3 млн. акций номиналом в 7 центов за одну акцию. Таким образом, общая стоимость ЗАО "Запсибгазпром" была оценена в $7 млн. Каким образом объясняется столь низкая оценка компании, владеющей значительными запасами газа (примерно 3% от общих запасов "Газпрома")?

Можно подумать, что для "Газпрома" свет клином сошелся на "Итере". Ничуть. Есть еще такая компания как ОАО "Стройтрансгаз". Считается, что "Газпром" обеспечивает ее выгодными эксклюзивными контрактами на сотни миллионов долларов ("Голубой поток", трубопровод Ямал – Европа и проч.). О том, распределяются ли упомянутые контракты на нормальных рыночных условиях и каковы процедуры утверждения подрядчика на эти контракты, можно только гадать. Поэтому задаваться этими вопросами не будем, а лучше посмотрим на структуру акционерного капитала указанной компании. Как свидетельствует отчетность ОАО "Стройтрансгаз", "Газпром" был одним из акционеров-учредителей компании, и в настоящее время компания в основном принадлежит 14 лицам, среди которых члены руководства "Газпрома" и их родственники: А.Беккер (президент "Стройтрансгаза" и член совета директоров "Газпрома") – 20,00%; Н.Беккер, Е.Беккер, В.Беккер (дети) – 6,99%; 2,68%; 2,65% соответственно; Т.Дедикова (дочь Р.Вяхирева) – 6,40%; А.Кормановский (зять члена совета директоров, 1-го зам. председателя правления "Газпрома" В.Шеремета) – 6,40%; В.Черномырдин и А.Черномырдин (сыновья В.С.Черномырдина) – по 5,96% и 5,96%; Э.Эрвальд (вице-президент "Стройтрансгаза") – 5,79%; А.Краснов – 2,99%; В.Краснов – 2,23%; С.Бычин – 2,42%; Рыльская – 2,42%; А.Бескурникова – 2,01%. Интересно, каким образом принималось решение об отчуждении акций? Ну, да это не главное. Говорят, что "Стройтрансгаз" остается крупнейшим подрядчиком "Газпрома" с объемом поставок около $1 млрд. в год. Что ж, если так, то тогда каким образом руководство "Газпрома" гарантирует разрешение конфликтов интересов, если (при условии, конечно, что приведенная выше структура распределения акционерного капитала соответствует действительности) почти 75% акций "Стройтрансгаза" находятся в руках лиц, связанных с руководством "Газпрома"?

На самом деле миноритарные акционеры задают куда больше вопросов, которые мы просто вынуждены оставить за рамками статьи, дабы не злоупотреблять вниманием читателей, но напоследок все же озвучим еще один – полегче и уже из другой области. В энергетической отрасли собираемость платежей "живыми" деньгами достигла примерно 70%, а по некоторым данным – даже 100%, в то время как у "Газпрома" этот показатель составляет всего 25% на внутрироссийском рынке. В чем причина столь низкой собираемости денежных платежей "Газпрома", если существенная доля продаваемого компанией газа поставляется именно энергетическим компаниям?

Да здравствует король! Что дальше?

Мы коснулись лишь малой части айсберга, но и без того понятно, с каким хозяйством и с какими проблемами придется иметь дело Алексею Миллеру. Неудивительно, что реакция и рынка, и партнеров "Газпрома" на отставку Вяхирева была скорее положительная, поскольку такой нарастающий беспредел в компании мог кончиться плохо для всех. Нельзя допускать, чтобы в нищей стране жировала кучка ловко устроившихся менеджеров, причем за счет народного достояния. И не может крупнейшая компания, контролирующая 25% мирового рынка газа, дающая 25% доходов в бюджет и обладающая несметными запасами сырья, принадлежащими, между прочим, всему обществу, превращаться в кормушку для менеджмента и в заначку для мафиозного ельцинского клана.

Так или иначе, но Миллеру разбираться с кадрами все же придется, тем более что у девяти членов правления контракты истекают в конце мая – начале июня. С той или иной степенью вероятности можно говорить, что кандидатами на вылет являются: четыре зампреда правления – Вячеслав Шеремет, главбух Ирина Богатырева, ответственный за СНГ Александр Пушкин и завхоз Николай Гуслистый. Кроме того, по данным "Ъ", могут возникнуть проблемы у зампреда правления Петра Родионова, несмотря на то, что его контракт истекает позже. Покинуть "Газпром" могут также: Богдан Бузуляк (транспортировка газа), Василий Фадеев (реализация газа), Юрий Горяинов (ВЭД), Владимир Резуненко (перспективные проекты).

Кроме того, склока, возникшая между менеджментом "Газпрома" и миноритарными акционерами, оказалась на руку государству. Принято два судебных решения, в результате которых многие члены правления могут быть даже не допущены до включения в списки для голосования. Сначала, когда "газпромовские" решили загасить "федоровских", 4 мая арбитражный суд города Москвы по иску компании "Ява-инвест", принадлежащей сыну думского лоббиста "Газпрома" Валерия Язева, не допустил до выборов представителей взбунтовавшихся миноритарщиков: Бориса Федорова, Ивана Тыртышкина, Илью Щербовича и Чарльза Райана. А затем, когда "федоровские" решили ответить, 24 мая по иску миноритарных акционеров суд принял аналогичное решение в отношении Рэма Вяхирева, Вячеслава Шеремета, Павла Завального, Сергея Сердюкова, Виктора Тарасова, Игоря Щеголева. Апелляционную жалобу по первому иску будут рассматривать 18 июня, а по второму – пока неизвестно когда, поэтому вся компания будет находиться в подвешенном состоянии вплоть до выборов, а может быть, и после них.

Впрочем, судьба тех или иных членов правления может интересовать только в связи с их полезностью для нового руководства компании. Куда важнее, что будет с самим "Газпромом". Очевидно, что никакого бездумного "распила" в стиле "а-ля Чубайс" не допустят. В крайнем случае сделают так, как записали в среднесрочной программе правительства: то есть сначала надо обеспечить прозрачность основных финансовых потоков, затем организационно выделить транспортировку газа как естественную монопольную составляющую. И только после этого обеспечить равный доступ к трубе. Все это, конечно, хорошо, но, скорее всего, Миллер будет этим заниматься чуть позже или как-нибудь исподволь, постепенно, поскольку есть задачи куда важнее.

Вяхирев ушел, но предназначение "Газпрома" как источника финансирования социальных и политических проектов Кремля осталось. Сейчас важна не столько прозрачность сама по себе, хотя важность этого никто не отрицает, сколько инвентаризация, прекращение разворовывания и перенацеливание финансовых ресурсов компании с частных и клановых интересов на решение общегосударственных задач. Ведь впереди повышение зарплат бюджетникам, пенсионная, судебная, коммунальная, военная реформы, не говоря уже о колоссальных выплатах по внешнему долгу.