Путин восстановил двуполярный мир спустя 22 года после развала ССС

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Не претендуя на абсолютное доминирование и гегемонию, Россия стала лидером всех тех стран, которые хотят быть независимыми от Запада 

stock-photo-two-eПубличные эксперты и манипуляторы информационными потоками предпочли этого не заметить и замолчать. Официальная Москва тоже предпочитает не афишировать случившееся и не кричать об этом на каждом углу. Но 5-6 сентября 2013 года мир изменился и обрёл качественно новый вид (расклад) на грядущее нестабильное и чрезвычайно опасное десятилетие трансформаций и тектонических сдвигов. На политическом глобусе фактически сформировался (пусть об этом и не было заявлено официально) новый мировой полюс, противоположный Западному, англосаксонскому. Слова Путина о том, что мнения по Сирии среди участников G-20 разделились 50 на 50, не случайны, но в высшей степени значимы: они объявили, что мир качественно и жёстко разделён на тех, кто за агрессоров и кто против. Мир обрёл силу, альтернативную до сего дня безальтернативной силе, возомнившей себя мировым жандармом. Мир стал двуполярным.

Именно так: не многополярным, на чём настаивали в том числе и российские дипломаты, а двуполярным — Запад и Анти-Запад. Недовольных агрессивной и бесчеловечной политикой Запада, вгоняющего планету в череду катастроф и хаоса, всегда было более чем достаточно, а теперь, после агрессии в Ираке, Ливии, Сирии, это фактически весь незападный мир. Но никто из недовольных — ни Китай со своей геометрически возрастающей экономической мощью, ни Латинская Америка с огромным потенциалом развития, ни мужественный Иран, ни мудрая Индия — никто не осмелился бы открыто и без обиняков выступить против агрессора, если бы не Россия. Потому что для лидерства в международных делах, да ещё в такое опасное время, недостаточно иметь сильную экономику или армию, недостаточно иметь ресурсы и большой потенциал в той или иной сфере; чтобы всё это преобразовать в реальную силу на международной арене, надо иметь политическую волю, национального лидера и чёткое понимание своего исторического предназначения. Россия в очередной раз оказалась единственной страной, обладающей этими качествами. Именно российский лидер создал и возглавил единый антизападный фронт, стал тем рупором, который на весь мир твёрдо и чётко назвал агрессора агрессором: остальные только присоединились к нему, встали за спиной России, поддерживая её, но не выдвигаясь с ней на переднюю линию фронта. Судя по уставшему лицу Владимира Путина на итоговой пресс-конференции, можно догадаться, сколько лет жизни ему стоили переговоры в стенах Константиновского дворца в Стрельне, когда с одной стороны требовались огромные усилия для формирования самого фронта, а с другой — надо было вести войну против западной коалиции. Нет сомнений, что это была самая настоящая война — пусть дипломатическая и за столом переговоров, но война. Военные корабли российского флота в Средиземноморье между американскими кораблями и берегом Сирии — это не просто желание подразнить геополитического противника, но чёткое предупреждение, что шутки закончились и Россия готова к серьёзному (пусть пока и непрямому, а опосредованному) противодействию агрессору. Впервые за долгие годы США обнаружили, что кто-то в принципе осмелился им что-то противопоставить — причём в конкретном виде и на военном языке. Это и есть констатация двуполярного мира. Это и есть новые реалии международных отношений, которые не просто упали с неба, а стали плодом титанических усилий российской власти.

Владимир Путин одержал блестящую дипломатическую победу в сентябре 2013 года под Петербургом — в первом открытом сражении начавшейся войны. Ему удалось выбить из рук Запада все их коварные аргументы и выставить агрессора тем, кто он есть на самом деле. Теперь у Запада нет никакого мало-мальски приличного прикрытия их грязных дел. Нет того демократического флёра, в который они так любили облачаться при проведении очередной агрессии. Звериный лик Вашингтона и его вассалов явился во всём устрашающем виде не только всему незападному миру, но даже для жителей самого Запада (в том числе и благодаря деятельности Russia Today). Было громко и открыто произнесено: США врут и знают, что врут, США поддерживают террористов, США готовят агрессию против Сирии, которой — внимание! — Россия будет продолжать всячески помогать. Воспользовавшись площадкой G20, которая в отличие от Совбеза ООН, где России приходится противостоять странам Запада только в паре с Китаем, существенно расширяет представительство незападных стран в клубе избранных, Владимир Путин наглядно нарисовал и предъявил западным «партнёрам» новую карту мира, в котором у Запада уже нет той абсолютной власти, какая она была в 1992 году с развалом СССР. Оказалось, что крупнейшие страны мира имеют своё видение на развитие планеты и начинают совместное строительство единого международного пространства. Более того, Путин фактически надиктовал очертания нового мироустройства, который должен быть построен не на принципах западного корпоративного глобализма, унифицирующего и эксплуатирующего всех незападных жителей планеты, но на принципах солидарности и честного справедливого сотрудничества разных народов и культур. Путин объявил первые шаги по отвязке от долларовой Системы, а именно: создание банка развития БРИКС и пула валютных резервов. Кроме того, выставлено требование отдать управление МВФ в руки незападных стран.

Понятно, что новый полюс — антизападный и антиамериканский — пока слаб и не является полноценным балансом некогда единственной силы. Он не является пока таким же могущественным и сконцентрированным в управлении, как ранее Советский блок. Но важно видеть динамику: новый полюс постоянно и в геометрической прогрессии усиливается, в то время как Запад и его долларовая Система с каждым месяцем слабеет и загоняет себя в тупик (оттого и такая срочность по Сирии). Кроме того, в структурном построении нового полюса существует значительное отличие от Советского блока, который был построен на идеологически надуманном противостоянии двух «-измов» — социализма и капитализма. Россия, будучи в облике СССР, была связана жёсткими догмами и зачастую вынуждена была поддерживать т.н. союзников, которые принимали коммунистический вид, но по сути своей и по своим действиям отнюдь не были нашими союзниками. Это во многом осложняло и ослабляло позиции Москвы в их борьбе с Западным блоком. Сейчас же, в начале XXI века, Россия формирует фронт без надуманных идеологических построений. В мире идёт разлом по важнейшим и вечным вопросам бытия, и многочисленные страны и народы планеты, пусть и не осознавая это, определяется, с кем они — с агрессивно распространяющимся злом и развратом или с теми, кто пытается противостоять им. Россия отныне выступает как нравственный и политический лидер униженных, оскорблённых и не желающих поддаваться переформатированию со стороны развратного и разлагающегося Запада. Даже в самом Западе находятся люди и сообщества, которые видят в России единственную защиту от собственной элиты, которая на правительственном уровне продвигает разрушительные антиценности, законодательно узаконивает разврат и педерастию и всё откровеннее изживает остатки христианского сознания и понятия греха.

Таким образом, Россия, не претендуя на абсолютное доминирование и гегемонию, становится лидером всех тех стран, которые хотят быть независимыми от Запада и обладают для этого всеми возможностями за исключением только политической воли. Россия, не ограничивая себя надуманными «измами», предлагая честное партнёрское сотрудничество как капиталистической Бразилии, так и внешне коммунистическому Китаю, объединяет все здоровые силы мира, страны и народы. Пекин, Бразилиа, Джакарта, Дели и другие столицы незападного мира будут абсолютно самостоятельными и с политической точки зрения независимыми центрами, постоянно растущими точками роста нового мирового антизападного союза. Но нравственно и ценностно их будет объединять и вести вперёд равноправная им Москва. Номинально, согласно дипломатическим канонам, это, безусловно, признаки многополярного мира, где существует несколько центров притяжения. Но по сути, по смысловому содержанию, это самый что ни на есть двуполярный мир, где полноценной политической волей обладают всего два центра — США (а точнее, даже ФРС США) как главная сила Запада, и Россия как главная сила Анти-Запада.

Биполярность геополитическая вновь полностью совпала с биполярностью вечной борьбы супротивных сил. И вопреки всем увещеваниям постмодернистских деятелей, которые пытались убедить человечество в относительности добры и зла и в многополярности бытия, эта борьба вновь проявляет себя в самом неприкрытом и остром виде. И никому не удастся отсидеться поодаль: каждому из нас предстоит сделать выбор, на чьей он(а) стороне.

Оригинал материала: «russkiy-malchik.livejournal.com»

«Известия», origindate::08.10.2013., «Путин загнал Обаму в угол»

В Константиновском дворце президент Барак Обама буквально разрывался на части. Он то шептался со своими коллегами по G20, то висел на телефоне, агитируя членов конгресса США дать ему «зеленый свет» для удара по Сирии. Только из Стрельны, как утверждают его советники, он сделал 25 телефонных звонков.

Как он ни старался, но отвертеться от личного контакта с Владимиром Путиным все же не смог.

Произошло это во время рабочего обеда в Петергофе. Президент Путин подошел к нему. Они сначала перекинулись несколькими словами, а затем, сдвинув свои кресла, уединились в одном из уголков зала.

Остальные главы делегаций во все глаза смотрели на них, не слыша слов.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Валерий Шарифулин

Фото: ИТАР-ТАСС/ Валерий Шарифулин

Встреча один на один была в основном посвящена сирийской проблеме. Оба президента, покинув угол, заявили, что их перешептывание, длившееся 20–30 минут, было «конструктивным» и «откровенным». В переводе с языка дипломатического это означает, что стороны ни о чем существенном не договорились.

Путин насчитал четырех сторонников военного удара Обамы по Дамаску — Канаду, Францию, Саудовскую Аравию и Турцию. Обама, загибая пальцы, добавил к ним Австралию, Англию, Италию, Японию, Испанию и Южную Корею.

Если исходить из заявления, сделанного после петергофских ночных бдений, то 11 членов G20 считают режим Асада виновным в применении химоружия, а девять — сомневаются.

В ходе выступлений перед прессой, которые прошли параллельно, президенты отстаивали свои подходы.

Обама весьма эмоционально излагал события 21 августа, когда в пригороде Дамаска был применен зарин.

— Это не мы сфабриковали химатаку, чтобы найти повод для военного вмешательства. Меня избрали президентом не для того, чтобы начинать войны, а для того, чтобы их заканчивать, — заявил хозяин Белого дома, в котором проснулся лауреат Нобелевской премии мира.

Представитель Госдепа Мэри Хэрф по-своему уточнила слова президента.

— Мы не можем оставлять режим Асада безнаказанным из-за того, что одна-две страны в Совбезе ООН отказываются признать его виновность, — сказала она.

Президент Путин, в свою очередь, заметил, что «большая двадцатка» разделилась «фифти-фифти» по вопросу о военном вмешательстве в сирийский конфликт. Его мантрой было: удар по Сирии без разрешения Совбеза ООН противозаконен. Напомним, что Россия уже три раза накладывала вето на военную интервенцию против Дамаска.

Гражданская война в Сирии — как инфекционная болезнь, как эпидемия. Это особенно чувствуется в пограничных Ливане и Турции. Госдеп приказал эвакуировать большую часть персонала посольства США в Бейруте и консульства в Адане (Турция).

Официальные лица в министерстве обороны США говорят, что Белый дом буквально каждый день тормошит военное ведомство по поводу подготовки сирийской операции.

— Они не являются экспертами в этом деле. Эксперты — это мы, — говорят в Пентагоне.

Одна из опций — удар по Сирии с применением стратегических бомбардировщиков, поскольку, мол, происходит «перестановка целей». Речь идет о бомбардировщиках Б-2 и Б-52. Они должны поддержать ракетный удар с кораблей, находящихся в Средиземном море. Упоминаются и бомбардировщики Б-1, находящиеся на базе Аль-Удейд в Катаре.

В краткой беседе Путина с Обамой имя Сноудена не упоминалось. Однако на своей заключительной пресс-конференции американский лидер сказал, что относится «очень серьезно» к сообщениям о слежке Национальным агентством безопасности за двумя латиноамериканскими президентами — его коллегами по G20: главой Мексики Энрике Пенья Ньето и Бразилии Дилмой Роуссефф. Последняя даже после встречи с Обамой один на один заявила о своей неудовлетворенности и поставила под сомнение свой предстоящий государственный визит в Вашингтон.

В Стрельне распространился слух, что кремлевский пресс-секретарь Дмитрий Песков якобы процитировал своего шефа, назвавшего Англию «маленьким островом, на который никто не обращает внимания».

И хотя сам же Песков его опроверг, британский премьер Дэвид Кэмерон пришел в ярость. Выступая на одном из заседаний G20, он ударился в красноречивый рассказ о роли Англии в мировой истории — в частности, ее вкладе в победу над рабством и фашизмом. Не забыл Кэмерон упомянуть и вклад в сокровищницу мировой культуры и даже спорта.

Вообще-то саммит G20 не благоприятствовал Лондону, поскольку британский парламент связал руки Кэмерону по Сирии. В связи с этим его участие в дискуссии стало неинтересным настолько, что президент Обама даже не встретился с ним один на один.

Тем не менее, выступая перед английскими журналистами, Кэмерон запальчиво сказал: «Хотя Англия и является маленьким островом, но она может бросить вызов любой стране».

Мэлор Стуруа, Санкт-Петербург