Путин в кимоно работы Церетели

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Путин в кимоно работы Церетели

© "Коммерсант", origindate::20.04.2004, Фото: АР

Павел Сигалов

Converted 16592.jpg

Вчера в новостной фотоленте агентства Associated Press появился снимок Зураба Церетели на фоне его новой скульптуры, изображающей президента России Владимира Путина в кимоно. Господин Церетели очень удивился звонку корреспондента "Ъ" по этому поводу и уверил редакцию, что никому скульптуру не показывал. «Наверное, через окно сняли журналисты»,—предположил он. Скульптор признался, что работает над изваянием уже два года. Никаких конкретных планов и предложений по установке новой работы у господина Церетели пока нет.[...]

***

Меккой для туристов

Оригинал этого материала
© "Московский комсомолец", origindate::20.04.2004, "На семи холмах"

Лев Колодный

[...] Что нас ждет? В Китай-городе хотят разобрать гостиницу “Россия”, подавляющую утюгом соседний Кремль. Есть проект обустроить вершину Тверского холма, где мозолит глаза пустырь на месте сломанной библиотеки. У Трех гор из котлована “Москва-Сити” поднимаются дома вокруг обещанной башни “России”…

На Воробьевых горах сооружается полным ходом под патронажем мэра Москвы фундаментальная библиотека МГУ. Определено место памятнику Ивану Шувалову работы Зураба Церетели. Их мы увидим в грядущий Татьянин день.

Все это хорошо и даже замечательно. Но, если мы хотим действительно стать Меккой для иностранцев, пора возродить Сухареву башню, Красные ворота, Успение на Покровке, другие сломанные храмы, которые выделяли семь холмов. Надо обозначить каждый из них памятным знаком, наподобие того, что установлен у Красной площади, откуда начинается отсчет расстояниям от Москвы.[...]

***

Оригинал этого материала
© "Время новостей", origindate::20.04.2004, "Траурная процессия"

Фаина Балаховская

[...] Надругательство над городом приняло такие массовые формы, что куда ни кинь взгляд -- вправо, влево, по бульвару, улице или переулку, -- всюду обнаружишь здания, уже разрушенные или только предназначенные к слому, и новенькие фасады, то самодовольно и бесстыдно выпирающие из ткани старой Москвы, то прикидывающиеся старыми. Список утрат, открытый уничтожением в годы советской власти Страстного монастыря, в последние годы пополняется катастрофическими темпами. Уничтожение зданий перешагнуло критическую черту, московские бульвары становятся улицей какого-то нового, незнакомого и не слишком обаятельного города. Готовые на все, даже на нарушение законов, за ради подземных гаражей чиновники подписали разрешение на снос памятника федерального значения -- усадьбы XVIII века фаворита Екатерины Римского-Корсакова по Тверскому бульвару (дом был в хорошем состоянии и даже недавно отреставрирован), расширяется под те же будущие гаражи площадка напротив -- снесена усадьба Салтыковых, почти не осталось следов от городской публичной библиотеки имени Некрасова. Расширяется городская дума, снося подвернувшиеся на пути особнячки. На месте недавно стоявшего еще крепкого здания эпохи модерна -- строительная площадка с гордой вывеской страховой группы «Спасские ворота». Идея памятника легко подменяется благолепием свежего фасада. Непонятно только, как вся эта строительная активность соотносится с планами развития туризма в Москве: новостройки вряд ли заставят людей тащиться за тридевять земель, а кошмар: руина Манежа, полуразобранная гостиница «Москва» и вспучившаяся между ними земля подземного комплекса, оплетенные водным каналом со скульптурами Зураба Церетели, -- удовольствие для экстремала, а не респектабельного туриста. По информации Клименко, собираются сносить и знаменитый Дом Жолтовского -- так что на Манежной площади «из старого» останутся, если уцелеют, лишь Кремль да здание Университета.

***

Оригинал этого материала
© "Газета", origindate::20.04.2004, "Приватизация памятников: история вопроса"

Илья Свердлов

[...] В 1994 году Борис Ельцин издал указ, разрешающий приватизацию памятников истории и культуры. После этого Москву захлестнула волна приобретений частными лицами объектов культурного наследия, причем статус некоторых объектов намеренно снижался с «федерального» до «местного». Таким образом, например, [page_11300.htm Зураб Церетели приобрел в собственность две московские усадьбы - дворец Долгоруких на Пречистенке] и дом Губина на Петровке. В январе 1996 года Мосгордума приняла закон, прописывающий процедуру приватизации памятников, а в июне 1997 года столичные депутаты издали постановление «О перечне объектов недвижимости, отнесенных к памятникам истории и культуры, разрешенных к приватизации». В этом списке значатся 399 объектов, в том числе гостиницы «Москва», «Украина», «Ленинградская», дом на Большой Дмитровке, где жил Лев Толстой, дом Федора Достоевского на Знаменке, несколько бывших доходных домов, кондитерская фабрика «Абрикосов и сыновья» на Малой Красносельской. В июне 2002 года президент Владимир Путин пописал федеральный закон № 73 «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов РФ», допускающий наряду с государственной собственностью (а также федеральной, субъектов федерации и муниципальной) частную собственность на памятники архитектуры. В нем и прописаны ограничения, которые должны соблюдать новые владельцы: памятники должны охраняться, поддерживаться в надлежащем состоянии, их нельзя перестраивать и закрывать доступ к ним простых граждан. После выхода закона столичные власти вынуждены были отменить предыдущие решения Мосгордумы по этому вопросу, а осенью прошлого года приватизация памятников в Москве была приостановлена до окончательного решения затянувшегося на три года спора между федеральными и московскими властями о принадлежности 943 памятников.