Путин в разведке "завклубом" или "суперагент"?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© Московские Новости, origindate::25.01.2000

Путин в разведке: "завклубом" или "суперагент"?

Владимир Крючков, бывший председатель КГБ СССР, опровергает личное знакомство с Владимиром Путиным

Леонид Никитинский, Юрий Шпаков

Converted 10241.jpgСкудность информации о биографии и.о. президента Владимира Путина заставляет средства массовой информации самостоятельно копаться в его прошлом, подчас восполняя недостающие сведения домыслами. Российские СМИ в основном сосредоточились на ленинградских страницах биографии кандидата в президенты, западные - на германском периоде служебной карьеры бывшего сотрудника советской внешней разведки.

В частности, лондонская "Санди таймс" рассказывает о торжествах в Дрезденской штаб-квартире Штази по случаю 70-летия Октябрьской революции в 1987 году, где генерал Хорст Б м, глава местного отделения Штази, вручил Путину медаль восточногерманской разведки. Два года спустя Б м покончил с собой, но его личный помощник и сотрудник Штази с 30-летним стажем Хорст Йемлих рассказал журналистам: "Немцы всерьез опасаются, что некоторые агенты, завербованные во времена Путина в рамках операции "Луч", могут все еще работать на русских... Но нам в Штази об этой операции ничего не было известно. КГБ провел ее у нас за спиной, в полной секретности. План состоял в том, чтобы не препятствовать нашему падению, а информацию получать по-прежнему, но уже от новых людей. Я лишь недавно узнал об операции "Луч" и почувствовал, будто меня предали".

По утверждению газеты "Франкфуртер Рундшау", в восточногерманской резидентуре Путин осуществлял контроль за секретарем дрезденского обкома СЕПГ Хансом Модровым, а российские "Аргументы и факты" утверждают, что заслугой Путина, который действовал через своих агентов, было получение СССР сверхсекретной документации по истребителю "Еврофайтер".

Если Путин действительно добыл "Еврофайтер", "курировал" Ханса Модрова, ставшего впоследствии последним председателем правительства ГДР, а также играл существенную роль в некой сверхсекретной операции "Луч" по созданию "впрок" новой резидентуры в объединенной Германии, он должен был неоднократно встречаться и докладывать об этом руководителю Первого главного управления (ПГУ) КГБ СССР (внешняя разведка). Эту должность в период начала работы Путина в Германии занимал Владимир Крючков, ставший впоследствии последним председателем КГБ СССР.

Корреспондент "МН" встретился с Крючковым, который работает сейчас в одной из структур Московской мэрии, и попросил его ответить на несколько вопросов, вытекающих из указанных публикаций. Крючков пояснил, что операция "Луч" действительно проводилась ПГУ КГБ СССР в 80-х годах в течение примерно пяти лет, она была, естественно, тайной, но не какой-то сверхсекретной, а одной из ряда аналогичных акций ("Поток" и другие). Их суть заключалась в рутинном, с точки зрения разведки, выявлении агентурных позиций разведок противника и укреплении собственной агентуры. Крючков сказал, что КГБ СССР не был готов к потере социалистическим лагерем ГДР, что оказалось возможным, по его мнению, лишь в результате "сговора" Михаила Горбачева с Гельмутом Колем. КГБ этого варианта не просчитывал, а потому не мог вовремя озаботиться подготовкой новой резидентуры в ФРГ.

Converted 10242.jpg

Анжелика-штрассе, 4, здесь, в бывшей резиденции КГБ, стоял его рабочий стол (Фото: "Собеседник")

Отвечая на вопрос конкретно о Владимире Путине, Крючков сказал, что он едва ли вспомнил бы человека с этой фамилией, если бы бывший подполковник не оказался впоследствии директором ФСБ. Возможно, Крючков и встречался с ним во время поездок в Германию, но всех сотрудников внешней разведки в ГДР в лицо и поименно он не помнил. С тех пор, по словам Крючкова, он Путина никогда лично не видел и никаких контактов с ним не имел.

Таким образом бывший председатель КГБ счел необходимым опровергнуть слух, гласящий, что в конце 80-х годов в Германии Владимир Путин был не просто рядовым подполковником, "завклубом", как его называли коллеги из ПГУ, а каким-то особенным "супершпионом". Возможно, эти слухи кто-то не то чтобы распускает специально, но и не пресекает, поскольку в глазах ряда российских избирателей они создают для кандидата в президенты ореол тайной славы и значительности.

Между тем главной целью встречи корреспондента "МН" с Крючковым было подтверждение или опровержение им еще одной информации, которая была сообщена нам доверительно из нескольких "агентурных", как сказали бы в спецслужбах, источников. Информация заключалась в том, что однажды (как минимум) в конце прошлого года Путин, в то время еще лишь предполагаемый преемник Бориса Ельцина на посту президента, имел конфиденциальную личную встречу с Владимиром Крючковым.

"Источники" вполне логично объясняли и мотивы, по которым Путину могли быть нужны такие контакты. 76-летний Крючков пользуется влиянием: а) во фракции КПРФ в Государственной думе, с которой "путинский" блок "Единство" в то время искал общий язык; б) в окружении Московского мэра (Крючков работает в структуре, контролируемой Владимиром Евтушенковым); наконец, в) среди "старых чекистов", которые хотя и действительно в основном не молоды, но далеко не беспомощны и не утратили былого авторитета среди действующих сотрудников российских спецслужб.

Что касается "старых чекистов", то у Путина складываются с ними не самые простые отношения. Не все они одобрили проведенную Путиным на посту директора ФСБ реорганизацию, когда были ликвидированы два мощных управления по экономической преступности и по борьбе с терроризмом, а многие опытные сотрудники московского аппарата ФСБ заменены (в то время с легкой руки "старых чекистов" Лубянку прозвали "Ленинградским вокзалом"). С другой стороны, по меркам той реально существующей касты, какую являют собой "старые" и идеологически примыкающие к ним молодые "чекисты", предательством было сотрудничество офицера КГБ Путина с Анатолием Собчаком - не просто демократом, но и главой комиссии Съезда народных депутатов СССР по расследованию "тбилисских событий". Ведь комиссия Собчака, с точки зрения "чекистов", оклеветала Советскую армию и КГБ и сыграла не последнюю роль в их "развале".

Если только - как гласят некоторые газетные домыслы - Путин не был "прикреплен" к Собчаку в качестве негласного агента этой самой касты. Однако в разговоре с корреспондентом "МН" Владимир Крючков начисто отмел такую возможность, заявив, что сотрудник действующего резерва КГБ (а в таком качестве Путин стал помощником своего бывшего преподавателя) не мог одновременно использоваться в качестве агента. Анатолию Собчаку тем более было все известно о "чекистском прошлом" Путина.

Впрочем, опровергая любые собственные контакты с Путиным в течение последних десяти - пятнадцати лет, Крючков тем самым опровергает и миф о том, что Путин все эти годы мог быть тайным "человеком Лубянки".

Владимир Крючков объяснил возвращение Путина из ГДР в Ленинградское управление КГБ по работе с личным составом, которое на первый взгляд может показаться понижением, тем, что Путин, вероятнее всего, не был кадровым офицером разведки, а всего лишь сотрудником других подразделений КГБ, который был направлен в ГДР в командировку на обычный срок в пять лет. По истечении этого срока он просто вернулся к прежнему месту службы, так как, вероятно, ничем особенным в Германии себя не проявил.

Редакция "МН" признательна Владимиру Крючкову за возможность развеять мифы, по неведению или по умыслу творимые отечественными и зарубежными средствами массовой информации вокруг личности Владимира Путина. Вместе с тем мы полагаем, что сам кандидат в президенты, приложив минимум усилий, мог бы сделать свою биографию куда более прозрачной. Тем самым он облегчил бы сознательный выбор российских избирателей в марте.

Маркус Вольф, бывший шеф восточногерманской разведки, не помнит советского офицера по фамилии Путин.

В 1986 году в ГДР неожиданно нагрянул сам шеф КГБ Владимир Крючков. Не задержавшись в Берлине, он сразу же отправился в Дрезден. Как объяснил корреспонденту "МН" мотивы этой поездки бывший член политбюро ЦК СЕПГ Гюнтер Шабовский, чекисты обеих стран по заданию Михаила Горбачева тогда присматривали подходящую фигуру, которая должна была прийти на смену Эриху Хонеккеру и возглавить перестройку в ГДР. Там, в Дрездене, якобы и произошла секретная встреча, во время которой Крючков, руководитель восточногерманской разведки Маркус Вольф и знаменитый физик-атомщик фон Арденне сошлись на кандидатуре первого секретаря дрезденского окружкома СЕПГ Ханса Модрова. Последнего не слишком жаловали "здоровые силы" в политбюро ЦК СЕПГ, однако за что-то ценили в спецслужбах. Кстати, в это время в дрезденском представительстве КГБ служил и подполковник Владимир Путин.

Маркус Вольф в интервью корреспонденту "МН" опроверг факт подобной встречи: "Это чушь, которую распространяют такие люди, как Шабовский. Говорят еще, якобы была такая спецгруппа "Луч", которая работала с целью свержения руководства Хонеккера, и я играл в ней какую-то роль. Это чушь, я бы узнал или почувствовал, если бы было что-нибудь такое". - "Зачем же тогда Крючков приезжал в Дрезден?" - "У него были дела в Дрездене, и я ему посоветовал встретиться с Модровым, потому что считал, что у Модрова он может получить более правдивую информацию, чем в Берлине. Но меня на этой встрече не было, а вскоре я вообще формально ушел на пенсию. Я могу предположить, что если Путин занимался научно-технической разведкой, то он мог организовать своему начальнику из Центра встречу с фон Арденне. Но я не знаю, зачем".

Бронзовую медаль "За заслуги перед Национальной народной армией ГДР" Путин получил по приказу Мильке, шефа "Штази". За какие подвиги в Дрезденском окружном представительстве КГБ могла быть вручена награда? Прежде чем ответить корреспонденту "Московских новостей" на этот вопрос, Маркус Вольф долго смеялся:
"У нас в министерстве не было ни одной секретарши или шофера, которые бы через пару лет работы без грубых нарушений не получили такой награды. Офицеры, у которых она была, считали неудобным надевать ее на мундир". - "Вам приходилось сталкиваться с Путиным, когда он служил в Дрездене?" - "Нет, я его совсем не знал".

Служба Маркуса Вольфа всегда работала во взаимодействии с советской разведкой. На берлинской окраине в районе Карлсхорст обосновался европейский разведцентр КГБ, в 14 окружных центрах ГДР были созданы его филиалы.

В ответ на просьбу подробнее рассказать, что они собой представляли, Маркус Вольф сообщил: "Когда я выезжал в округа, на встречах там нередко были советские офицеры связи. Мне казалось, это были заслуженные работники в возрасте, чьи должности в Центре хотели освободить для более молодых. Полковники, в некоторых случаях даже генералы. У них был относительно небольшой аппарат сотрудников - и по линии разведки, и по линии контрразведки, часть из них имела прямые контакты с окружным аппаратом МГБ ГДР. Часть, видимо, выполняла задания по работе в направлении Запада".

- Что же такого в западном направлении можно было предпринять, скажем, из Дрездена?
- "В принципе, довольно многое. Разведка ГДР, например, тоже имела отделы в окружных управлениях. Эффективность их работы, правда, была разной. В Карл-Маркс-Штадте, например, был очень результативный отдел, в Лейпциге - послабее, в Дрездене - значительно слабее. Аппаратов советской разведки было много: не только КГБ - была военная разведка ГРУ, внешняя контрразведка тоже работала на Запад. Из немецких служб была военная разведка, погранразведка, много всего.
- Сколько же служащих советского КГБ могло находиться в ГДР?
- Я думаю, "чистых" разведчиков-оперативников было, может быть, около тысячи. Включая офицеров связи. Конечно, был еще и большой контингент военной контрразведки - особых отделов, подчинявшихся КГБ. Кроме того, служба связи ВЧ - тут в Карлсхорсте целый полк на этой службе стоял. Если все это сложить вместе, тысяч 5 - 7 наберется.
Свою агентуру мы советским коллегам не раскрывали, те, понятно, отвечали тем же. Но при этом мы передавали важную информацию через аппарат в Карлсхорсте в Москву, а оттуда получали кое-что по мелочи.
- Вам было известно, что советские чекисты вели разведку также против ГДР, собирали политическую информацию для Москвы?
- Разумеется, я знал, что КГБ интересуется происходящим в ГДР. Это я считал нормальным, мне не казалось, что это была работа против ГДР. Напротив, у нас была иллюзия, что через Москву по каналам КГБ мы можем воздействовать на наше политическое руководство, в действиях которого нам тогда не все казалось правильным...