Путин господень неисповедим

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Путин господень неисповедим Нижегородские сектанты поклоняются иконе с ликом президента

"На Путина в деревне Большая Ельня Нижегородской области молятся. В прямом смысле: члены местной секты Пресвятой Богородицы “Воскрешающая Русь” осеняют себя крестом, целуют портрет гаранта и просят спасти Россию от грядущего апокалипсиса. Прихожане соседнего православного храма Николая Чудотворца президента тоже уважают — многие отдали за него свои голоса на выборах. Но причислить действующего главу государства к лику святых пока не созрели. Даже совершают крестные ходы вокруг еретической церкви. Зачем сектанты скрываются за ликом Путина? И может ли религиозный раскол в маленькой деревне вылиться во вторую “погановку”? Обо всем этом — в репортаже нашего корреспондента. Человек выбирает, а Бог располагает Кирпичный коттедж, церковь Пресвятой Богородицы “Воскрешающая Русь”, бросает на деревню Большая Ельня громадную тень. Буквально в трехстах метрах от данной обители находится неприметный указатель на поворот: “Православный храм Николая Чудотворца”. Усталый путник — на распутье. А репортер “МК”, прибывший в деревню еще 2 декабря, первым делом зашел на местный избирательный участок, что на медицинском пункте как раз возле Никольского храма. — И ноги этих нехристей сегодня здесь не было. Зато как богохульствовать над портретом президента — это они пожалуйста, — ворчат православные, опуская бюллетени в урну. …Розовые ворота сектантского храма украшены крестами. На калитке расписание ежедневных служб. Мне навстречу выходит старушка, груженная двумя котомками, из которых торчат горлышки пластмассовых бутылок. — Вода, профильтрованная от зла матушкой Фотинией. Только ее и пьем, все ради исцеления сына! — ответила прихожанка на мой удивленный взгляд. Во дворе — две иномарки. На стене высокой башни — икона с ангелом во весь первый этаж. В “прихожей” натыкаюсь на калошницу с разноцветными китайскими шлепками. Рядом возникает услужливая девушка в голубом облачении, больше подходящем медсестре, чем монахине. — Ваш визит был предсказан, — говорит она таинственным голосом. И уже куда прозаичней: — Наденьте тапки. В “приемной” пахнет пирожками — послушницы напекли хлеба: “Ожидайте здесь благословения матушки Фотинии на интервью”, — и дева удаляется. Для постоянных посетителей на стене висит призыв: “На сеанс экзорцизма — все со своим подсолнечным маслом”. Явленье Путина приходу Преддверие храма — небольшая площадка, оборудованная навроде Эдема. В углу журчит фонтан, тут же аквариум с растениями, на столике лампадка. К фотообоям прибиты иконы нарисованных святых с красивыми, как у моделей, глазами. Матушка Фотиния не уступает чудесной обстановке: в сарафане небесного цвета, с широкими рукавами и кокошником на голове, ну вылитая Снегурочка. Только бальзаковского возраста. И выражается хозяйка церкви диковинно: — Что привело тебя к Богородице, чадо мое? — Я, — говорю, — к вам по работе… Хочу посмотреть на президента в качестве иконы. — Это только если Бог благословит, — сомневается матушка, закатив лучезарные глаза. Пока мы ждем Божьего знака, выясняется, что матушка Фотиния уже давно прониклась к Путину особыми чувствами “на тонком уровне”. Потому как считалась его родственницей. Правда, не в этом веке… — Ведь мы президента не выбирали, — начала директриса секты издалека. — Я вместе со всей страной сидела перед телевизором, когда Ельцин назначил преемника. И только я увидела Владимира Владимировича, как мой дух возрадовался: “Всечеловек!”. Его выбрал сам Бог! — А разве не Ельцин? — путаюсь я. — Ельцин — разрушитель, и Господь заменил его созидателем. — Снегурочка поднимает к небу клешеные рукава. — Я это сразу узрела. Вы представляете, что такое реинкарнация? — Хуже, чем инаугурация… — Так вот в одной из прошлых жизней Путин был апостолом Павлом. Им обоим пришлось резко изменить свою судьбу! — сообщила матушка. — А у меня с президентом давняя духовная связь. В другой жизни он был князем Владимиром, а я княгиней Ольгой. В иной ипостаси он являлся Соломоном, а я — царицей Савской. Так что у России есть царь — я “на тонком уровне” вижу корону над головой Путина. Только вот духовный лидер страны еще не пришел к власти… — Не забывайте про Алексия Второго, — напомнила я о патриархе. — Так в прошлой жизни Алексий был Понтием Пилатом, — как отрезала матушка Фотиния. — И сейчас он должен сделать правильный выбор — спасти Путина! Пока я дивилась, насколько все запутано в нарядной голове моей собеседницы, та вдруг объявила, что духовный лидер России уже пришел на эту землю в образе женщины. При этом матушка интенсивно замотала головой вверх-вниз, приговаривая: — Это не я говорю, это мой дух через тело молвит! — В смысле… вы и есть духовный лидер, что ли? — Не могу сказать, — бормочет Фотиния, а голова в кокошнике опять соглашается. Совсем не в ладах она, видать, с хозяйкой… Туда, где проходят служения, следует опять спускаться по лестнице. Округлое помещение с высоченным потолком в виде купола. Слева от алтаря вход в личные покои матушки Фотинии. Дверь приоткрыта: над столом кабинета несколько икон, среди которых портрет мужчины в пиджаке. “Я вынесу вам Его портрет. В моем кабинете слишком сильная энергетика для простого смертного”, — матушка уплыла и тут же вернулась со вполне дежурным портретом Путина. Ни нимба над головой гаранта, ни крыльев за спиной… Держа картину за деревянную рамку, матушка двинулась в сторону иконостаса: “Благословит ли Господь?” Тут, видимо, как раз настало время для чуда. — Ви-и-жу! — закричала вдруг Фотиния. — Во-он, наверху, в красной рясе, апостол Павел, которым в прошлой жизни был Путин! Он шевелится! В иконе — дух его! Ой — отлетел... — А где же был Путин, когда его душа перед нами объявилась? Матушка Фотиния воззрилась на меня, как на чадо неразумное: — Дух всечеловека может отделятся от тела во сне и блуждать, блуждать… — от ее слов попахивало далай-ламами. На вопрос, как сия икона государственного значения угодила в светоносный храм, глава секты продолжала гнуть чудесную линию: — Я нашла ее на алтаре однажды утром. Это десница Господня! Посмотрите вокруг, — обвела свои владения глазами матушка Фотиния. — Разве может одна слабая женщина построить такое благолепие? — Заграничный спонсор поддержал? — предположила я. — Можно и так сказать, — матушка робко указала пальцем в небо. И прошептала: — Все Он дал… Вот что крест животворящий делает! Матушка Фотиния радушно пригласила репортера “МК” на сеанс экзорцизма, который был запланирован на вечер. — Сколько у вас на нем прихожан ожидается? — поинтересовалась я. — Не так важно количество тел, как духов. Давеча на моей службе молились 6 миллионов душ… На изгнании бесов их будет гораздо меньше. А так со всей Нижегородской области верующие приезжают. Только из Большой Ельни никого — в деревне меня не любят. Крестными ходами на нас идут. Против той же православной веры! Но я-то в одной из прошлых жизней была Александром Македонским, так что деревенские враги мне не указ. Этой осенью православные вместе с представителями Нижегородской епархии действительно трижды обошли вокруг еретического коттеджа, творя молитвы против лжеучений. Матушка Фотиния равнодушно наблюдала сие представление из окна своей башни. …Уютный православный храм Николая Чудотворца в Большой Ельне как живая иллюстрация к фантастическим произведениям Гоголя. Прихожане, кутаясь в платки, спешат на вечернюю службу. При словосочетании “матушка Фотиния” крестятся. Само появление секты в этих местах шесть лет назад связывают с мистической историей: — Матушка Фотиния всех запугивает! — утверждают селяне. — Таким образом она и свою шикарную церковь заполучила. Это ведь один нижегородский предприниматель себе загородный дом строил. А Фотиния, наверное, просто увидела его имение, когда мимо по дороге ехала. В общем, явилась матушка к бизнесмену в офис и говорит: “Благая весть, чадо: Богородице угодно, чтобы здесь церковь была построена. Продай нам свой дом по божеской цене”. Мужик, конечно, обалдел: “Ты что, тетка, бешеная? Сам строил — сам жить буду”. Но гостья не отступала: “Бог за непослушание накажет тебя, чадо, вот увидишь!” И действительно: вскоре попал наш сосед в автокатастрофу и сломал спину. Очнулся в больнице, а над ним опять матушка Фотиния: “Я же тебя предупреждала. Не гневи Богородицу — перепиши дом на общину. А то с кровати уже и не встанешь…” Испугался бизнесмен — прямо в больнице заключил договор. Жертвами чар пали и некоторые жители окрестных сел: — Это она совсем недавно стала Фотинией. А начинала как Александра, потом, кажись, звалась святая Мария… Да один черт! — говорит продавщица из церковной лавки. — У нас из села к ней никто не ходит, а в соседнем, Ждановском, несколько семей из-за этой секты проклятой распалось. Одни люди сначала все свое добро в храм снесли: “Нам богатство не нужно — все на Божью жатву”. А потом уж дом продали и сами сгинули куда-то. Женщина из другой деревни, Опалихи, рассказывает: “У нас от одной из сектанток муж вместе с детьми сбежал. Ведь Фотиния своих чад науськивает: “Плотские утехи — грех”. Запрещает есть мясо и рыбу — только овощи да фрукты можно. Вот почему у нее все послушницы бледные и со впалыми щеками. Им жрать не дают! Какой же супруг это выдержит?” Говорят, что сектанты пытались “лечить” и отдыхающих в местном санатории детей: матушка Фотиния согнала их в спортзал и уложила на пол рядами, произнося заклинания. Но директор вовремя одумался и в следующий раз не пустил сектантов на двор: “Правда, Фотиния еще в Нижнем Новгороде нескольким детским домам денежно помогает. Так что в них всегда ей рады”. Местные жители верят, что матушка Фотиния ведает колдовством и гипнозом: — Пытался с этой дьяволицей бороться наш прошлый батюшка Георгий — ходил к ней, беседовал с прихожанами. А потом его неожиданно духовного сана лишили. Жена от него ушла — пришлось Георгию развестись, что священникам запрещается церковным законом. Это Фотиния на него порчу наслала! Настоятель храма отец Алексей Елкин, который уже два года ведет в Ельне службы, в открытую конфронтацию с сектантами не вступает. — Ко мне обращались многие родственники сектантов, которые потеряли здесь своих близких. Еще ни одного из этих фанатиков мы не смогли вернуть в семью, — говорит священник. — Ведь не простые же люди попадают в их сети: у каждого свое горе. Неизлечимая болезнь или душевная травма. А такие матушки дают им надежду на счастье, хоть и ложную. По несколько десятков машин съезжаются к ней на службу. Кстати, у Фотинии ведь тоже есть дети, и они с ней не общаются. Из близких под одной крышей с ней живет только родная мать. Но отношения у них неважные: как говорят, сидит старушка взаперти в своей келье … Нижегородская епархия противостоять церкви “Воскрешающая Русь” не в силах: “Сектанты раздают на улицах города газеты. А ведь у этой Фотинии учения-то никакого нет: одни чудеса да мнимое целительство. И женщина у алтаря — такое в православных традициях немыслимо. Нам приходили письма от родственников членов общины, которые продали свои квартиры. Но они же сделали это добровольно. Тут даже прокуратура бессильна. Мы же информируем жителей города об опасности”, — объясняет руководитель пресс-службы отец Игорь Печерников. Дьявол носит Prada В сельской администрации Большой Ельни подтвердили, что шесть лет назад матушка Фотиния купила свою будущую обитель, в которой прописана под вполне мирским именем Светлана Фролова. — Откуда у нее деньги? Не выясняли — может, ворованные? Знаем, что сидела наша матушка Фотиния в тюрьме. А сейчас нам местные жители на Фролову не жалуются, — говорит зам. главы Анатолий Кондратьев. — Только когда начались все эти крестные ходы, мы попросили ее официально зарегистрировать свою религиозную организацию. Фролова предоставила устав, в котором ничего противозаконного мы не обнаружили. Секта ее там названа православной… В УВД Кстовского района заявлений от родственников сектантов тоже не поступало — все боятся небесной кары. — В 96-м году Фролова была осуждена за мошенничество и полтора года провела в тюрьме, — говорит участковый Алексей Самарин. — До этого она работала директором торгово-закупочной базы Горьковской железной дороги. Возможно, на сокрытые от следствия сбережения она после освобождения и основала “свое дело”. Сама матушка Фотиния говорит, что зажила чудесной жизнью в собственной загородной церкви “после стресса”. Рассказ ее фантастический. Но ее поклонников это никогда не смущало. — Я до воцерковления была великой грешницей. Работала в торговле. А восемь лет назад потеряла все имущество (видимо, речь о заключении. — Авт.), родные от меня отвернулись. Потом у меня случился рак мозга. Врачи не помогли, только один экстрасенс открыл во мне сразу двести энергетических каналов. Он сказал: “Лечи теперь сама!” И я принялась исцелять страждущих. Например, пришел ко мне грешник с грыжей позвоночника. Я на него поток энергии из ладони направила — вытянулся человек так, что затылком в потолок воткнулся. И грыжа из него вышла... И хотя байки о чудо-операциях матушка сейчас травит с огромным удовольствием, а в реальности “сдюжила”, что на одном целительстве коттедж не сколотишь: — Потом я поняла, что самая большая сила заключена в Богородице. Было мне 50 лет тогда. Захожу я в свой подъезд банальной хрущевки, а меня домовые уже встречают. Поднималась до квартиры 40 минут. Глядь: в прихожей вместо пола — преисподняя. Тут меня дьявол стал совращать. И не такой, как вы думаете, — с рогами и трезубцем. А все как полагается — в костюме. Просил душу ему продать за золото. А что деньги? Тлен! И так он, и эдак подбирается… Вдруг с иконы, что на стене висела, спускается Дева Мария и молвит мне: “Ложись, чадо Фотиния, на кровать. И спи сладко”. Я тут же задремала: увидела во сне эту самую деревню и эту самую церковь, где мы с вами сейчас находимся… Вроде и хочется записать матушку Фотинию в психически неполноценные гражданки. И колется — слишком уж разумно она со своим хозяйством управляется. Изыди, матушка Фотиния! К назначенному часу на сеанс экзорцизма явилось не так много “тел”. В “приемной” сидела одна бабушка с душевнобольным подростком и еще аутичная девушка. Их намерения выдавали бутылочки с рафинированным подсолнечным маслом — для помазания. Сбежались и все семеро послушниц данной обители. — Вот уже месяц я живу словно в сказке, — еле шевелит сухими губами сестра Варвара (в миру Людмила), женщина лет сорока. — Я попала сюда “через стресс”. Врачи спасать меня отчаялись. Ведь у меня не функционировал ни один внутренний орган… — А на работу вы при этом ходили? — Куда деваться? На кассе в магазине сидела… О матушке Фотинии прочитала в газете, что раздавали на улице сестры. И нынче мои внутренние органы работают, как завод! — А дети у вас есть? — Да, взрослые, — качает головой Варвара. — Давно их не видела. Но матушка говорит, если шаг за ворота сделаю — опять внутренние органы выключатся. Другая сестра, Татьяна, приехала в общину из Ростова-на-Дону вслед за своей дочерью. — Ольга вышла замуж и родила ребенка, но все время мучилась головными болями. А когда церковь матушки Фотинии совершала крестный ход по городам России, моя дочь и познакомилась с ее последователями. Тут же врачи нашли у Ольги рак головного мозга. Дочь приехала в общину на три месяца. И исцелилась! Потом вернулась домой и все рассказывала мне про храм. Вскоре у меня открылся рак матки… А во сне явилась матушка Фотиния и позвала человеческим голосом: “Приди, чадо!” Так я оказалась здесь… Получается, все послушницы попали в церковь “Воскрешающая Русь” по одной схеме. Которую они излагают как вызубренный урок: была неизлечимая хворь, от которой в рекордные сроки исцелила матушка Фотиния. Причем за три месяца “выздоравливают” все — вне зависимости от стадии заболевания. Монахини не только несут послушание: работают и голодают, они также посещают теоретические занятия. Правда, школьная доска в церкви разрисована кабалистическими звездами... А на службах ученики со временем начинают видеть привидения уже собственными глазами. После такой промывки мозгов их переводят в статус постоянных прихожан. Стоит же одному из послушников рыпнуться на свободу раньше времени, как матушка Фотиния заводит привычную волынку: “Жди беды, чадо!” — Я уже однажды предала веру, — говорит сестра Татьяна. — Пока тут лечилась, у меня в Ростове мать слегла, а ухаживать за ней было некому. Но настоятельница Фотиния уперлась: “Это твоей матери наказание за грехи. Уйдешь — и тебя Богородица покарает”. Я же не верила, поехала домой… Смотрю: мама совсем плоха… А на работу меня нигде уже не брали, не соглашались начальники с моими взглядами на мир. Сначала мать умерла, а потом я сама поскользнулась на ровном месте — ногу сломала. Так я прямо на костылях назад в общину поскакала! Специально для прихожан в церкви издают газету “Храм света”. На страницах этого издания можно почитать эксклюзивные интервью с… апостолом Павлом, Серафимом Саровским и даже самой Богородицей! А также здесь постоянно звучат не только обращения “духовной особы” Фотинии к Путину и Алексию Второму, но и ответы этих высокопоставленных лиц. И послушники убеждены, что президент и патриарх лично поддерживают их настоятельницу. Нижегородская милиция, епархия и администрация не имеют полномочий на борьбу с сектой матушки Фотинии. Неужели нет и такой власти, которая могла бы выступить против использования образа Владимира Путина в мошеннических целях? Или опомнимся, когда произойдет чрезвычайная ситуация — вторая “погановка”? …В своем храме-коттедже сектанты готовились изгонять из прихожан бесов. Расставили по полу кадильницы — несло от них хоть святых выноси. Монахини и гости выстроились перед алтарем, а матушка Фотиния появилась на из-за иконостаса через специальные дверцы и выкрикнула: “Молитесь! 12-я глава “Апокалипсиса” подходит к концу!” Мальчик-шизофреник от этих слов начал почесываться и рычать. У послушниц ручьями хлынули слезы… На это с портрета устало смотрел Путин. А я ушла, не дожидаясь антракта. Нижегородская обл. — Москва."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации