Путин живет в "нехорошем месте"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Путин живет в "нехорошем месте" Как я искал дачу по соседству с президентом Путиным

"Летом москвичи рвутся за кольцевую. На природу. Кто-то отдыхает от шума городского на собственных фазендах, кто-то несколько месяцев снимает дачурку. Корреспондент «Комсомолки» Владимир Владимирович Ворсобин не захотел отставать от моды. Но решил отдохнуть не где-нибудь, а под боком у тезки, Владимира Владимировича Путина.

- Ты, парень, юморист? - ехидничал житель подмосковного села Усово, еле сдерживаясь, чтобы не покрутить пальцем у виска.
- Мужик, я хочу снять здесь дачу, - гнул я свое. - С женой сюда приеду, буду по лесу гулять, в речке купаться...
Речка еще больше развеселила местного жителя. 
- Да что ты, малахольный, народ пугаешь! - заступилась за меня его бабка. - Может, не знает он, какие здесь цены. Петровна вон тыщу баксов с дачников сдирает.
- Да плевать мне на баксы, - горько усмехнулся мужичок. - Парень, запомни - здесь дача Путина. А это значит - вот тебе лес и вот тебе речка. 
И сделал красноречивый жест.
Как меня в шпионы записали
Снять дачу у ворот резиденции президента «Ново-Огарево» я был просто обязан. Редакция любопытствовала, да и у самого надежда: вдруг повезет найти недорогой домик с видом на дачу Путина. Буду сидеть за самоваром, пить чай с вареньем и лениво по-соседски наблюдать с мансарды, как там дела у Владимирыча.
Сначала все шло по плану. Нашел тихое село Усово в километре от Рублевского шоссе. Вдыхая чистый деревенский воздух, мы катились по тенистой улочке и выбирали для моего семейства домик. И вдруг из-за поворота появилась резиденция Президента России. Перед нами возвышалась мрачно-серая бетонная стена в три человеческих роста, из которой торчали усики антенн и бесчисленные камеры наблюдения. Стена напоминала что-то до боли знакомое и родное.
- Вы не шпионы? - захихикала проходившая мимо бабулька, глядя, как мы с водителем уставились на новые ворота резиденции. Я неуклюже спрятал за пазуху фотоаппарат и представился: «Дачник. Потенциальный. Хочу снять в вашей милой деревеньке домик». Бабка сочувственно покачала головой: «Здесь не сдают. Сами живут. Да и зачем вам сюда? Езжайте в Жуковку. Там хорошо».
- А здесь разве плохо?
Старушка замялась и, косо взглянув на камеры в бетонной стене, заторопилась по неотложным делам. 
Вечер переставал быть томным.
Но я все же не оставил надежды поселиться именно здесь. Побрел вдоль стены, приставая к прохожим с расспросами. Безрезультатно. Кто-то пожимал плечами, кто-то размышлял вслух: «Да Катька вроде сдает... Ах, нет, переехала она из города насовсем. Может, Михалыч? Ах, да, у него дети гостят...» Свободных домов в Усове для меня не находилось. 
Свернул на проселочную дорогу. Здесь вовсю кипела стройка каменных дворцов. Завистливо разглядывая их заманчивые своды, обнаружил уже достроенный дом с хозяйкой во дворе. 
- Не сдадите хоромы, сударыня?
- Сдала уже, - отвечает хозяйка. - За тыщу баксов в месяц. Продешевила, конечно. Ничего поделать с собой не могу. Добрая я. 
Вздохнув - ну и сумма! - продолжаю разговор с доброй теткой. Пытаюсь выведать, как живется Путину с дачниками. Говорливая хозяйка вдруг сделала фантастическую по длине паузу, но не сдержалась, выпалила: «Ну, резиденция! Ну и что?! А моих восемнадцать курей все равно украли!»
На соседнем участке загорелый труженик предложил продать свои пять соток без дома за скромную цену - 48 тысяч долларов. «Дешевле все равно не найдешь!» - кричал он вслед. 
Добрыми людьми Усово буквально кишело.
И тут мне повезло. Я встретил находку для шпиона - настоящую деревенскую бабушку Анну Сергеевну. Она знала все и всех. А главное, она любила об этом поговорить. 
Через пару минут все беды и радости деревни были выложены на блюдечке с голубой каемочкой. 
Как Хрущев за козами бегал
Обитатели Усова давно привыкли соседствовать с небожителями. В XIX веке дядя Николая Второго великий князь Сергей Александрович Романов построил здесь дворец. Правда, оградка тогда была скромная - чтобы заблудшие крестьянские коровы не мешали княжескому покою. При большевиках стена стала побольше. Хозяином был Маленков. Затем Хрущев сделал дачу домом приема высоких гостей тогдашнего руководства СССР и нередко сам выходил за территорию пообщаться с народом.
- Я тогда жила прямо напротив дачи Хрущева, - рассказывает Анна Сергеевна. - Ко мне по-соседски заходил Никита Сергеевич с дочкой Радой и внуками. Хрущев - дядька простой. Сам любил повозиться с животными и просил показать своим детишкам нашу скотину и кроликов. Коза у нас норовистая была, попыталась было убежать, но Никита Сергеевич поймал ее собственноручно. И долго потом смеялся.
Хрущева в Усове обожали все. Бывало, идут мужики с работы, а навстречу - руководитель страны. Руки жмет. Крестьяне смущенно: «Никита Сергеевич, мы ж в мазуте, запачкаетесь!» А Хрущев им: «У вас руки не грязные, а настоящие рабочие руки».
После отставки Хрущева усовский народ его очень жалел и даже винил во всех несчастьях... правительственную дачу.
- Несчастливая она, - вздыхает Анна Сергеевна. - Недаром после Хрущева здесь из первых секретарей не селился никто. Там, за стеной, церковь была деревенская, ее перестроили в покои «царские». Теперь Бог мстит. Сергей Кириенко здесь пожил несколько месяцев. Рубль тут же рухнул. Говорят, когда он подал в отставку, сказал об Усове: «Место нехорошее».
Как соседка Путина с его охраной общалась
Отвыкшее было от внимания первых лиц государства Усово приезд Путина восприняло «на ура». Народ надеялся, что вместе с президентом в деревню вернутся прежние порядки.
- Понаехала тут шпана разная, - ворчал ветеран космической промышленности, расправлявшийся с придорожной травой с помощью газонокосилки. - Раньше в деревне милиция каждый угол патрулировала. А сейчас всем плевать, кто здесь живет. У меня соседка, например (пенсионер перешел на таинственный шепот), узбеков домой пустила. Целая орава, все без прописки. Сидят дома, черт знает чем занимаются.
- Ладно, узбеки, - машет рукой Анна Сергеевна. - Тут цыгане толпами ездят на дорогих иномарках. Вваливаются в дом, предлагают купить какую-то дешевку, а сами зыркают, чего бы украсть. Мы надеялись, что президент наведет здесь порядок.
Но появление Владимира Владимировича в Усове не принесло ничего сверхъестественного. Времена изменились, все боятся террористов, и охрана не разрешает Путину общаться с кролиководами...
Соседка президента по участку просто шла по дороге, когда мимо проезжал президентский кортеж. 
- Впереди ехали три машины, за ними - джип с охраной, а следом - путинский «ЗИЛ», - вспоминает соседка. - Я, конечно, засмотрелась. И вдруг из окон джипа вылезли охранники с автоматами. Я со страху чуть не померла. Тут милиционеры на обочине закричали: «Не стой, дура, застрелят! Или беги, или ложись!» Я убежала. Но Путина все-таки увидела: сидит на заднем сиденье, бумаги читает.
Через месяц общение пенсионерки с охраной Путина продолжилось. Весной у стены резиденции появился толстый слой торфа (местные острословы утверждают, что это контрольно-следовая полоса). Кто-то бросил окурок, и торф начал медленно гореть. Пенсионерка, увидев у территории соседа такое безобразие, принялась стучать в ворота резиденции. Мол, господа-товарищи, у вас пожар может начаться!
Пораженная таким неформальным общением, охрана от удивления даже вступила с беспокойной старушкой в переговоры.
- Что надо? - спросил из динамика голос.
- Я ваша соседка. Зовут меня Надежда Николаевна. А как вас зовут?
- Зачем вам это знать? - Жесткий голос стал еще жестче.
- Я же должна знать своих соседей! 
Этот бесхитростный ответ отправил охранника в психологический нокаут. Переговоры были прерваны, но горящий торф потушили.
Как селянам пляж укоротили
В прошлом году на территории президентской дачи началось крупномасштабное строительство. Сельчане с тоской наблюдали, как на их глазах растет новая серая стена. Она захватывала все новые и новые территории. Скоро выяснилось, что резиденция заняла большой кусок леса, а самое главное - любимый песчаный пляж на Москве-реке теперь можно посетить только по пропускам. 
- Остался нам небольшой участок речки, - жалуется мужичок, занявший у меня червонец «для лечения», - а пляж там плохой. Камни одни. 
- Посмотреть можно? - попросил я на правах дотошного дачника, выбирающего себе место под солнцем.
Мужичок легко согласился.
- Пойдешь в лес по ягоды-грибы, обязательно наткнешься на паренька в штатском, - сокрушался он. - Сидит на пеньке, покуривает. Иди, говорит, дед, от греха подальше.
Когда дорога вдоль бесконечной стены резиденции вильнула влево, мой попутчик вдруг засобирался назад. Мол, магазин скоро закроют. А ты, сынок, иди прямо, не сворачивай, увидишь сетку, там лаз, пролезешь, дуй дальше - там река.
- Не пристрелят? - спросил я дрогнувшим голосом.
- Не боись! - успокоил мужик и затрусил обратно в деревню.
Лес был аккуратно огорожен сеткой, которая делила его на президентский и непрезидентский. Через триста метров я увидел просторный лаз, соединяющий эти территории, и, не сбавляя скорости, нарушил пару-тройку законов Российской Федерации. И тут прямо перед собой я снова увидел угрюмую стену резиденции. Она пристально рассматривала меня всеми своими видеокамерами. 
Я еще долго стоял на хорошо простреливаемом месте с глупым выражением лица. Стена не реагировала. Тогда я вытащил фотоаппарат и нагло нажал на затвор. Никакого эффекта. 
- Демократия! - воскликнул я и ринулся к реке.
А домик рядом с Путиным я все-таки снял. В 36 метрах от Владимира Владимировича. Без мансарды, но самовар хозяйка обещала. Она была очень рада, что нашелся наконец приличный клиент с женой и полным отсутствием детей. Но больше всего ее поразило мое имя."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации