Путин и «Газпром»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Путин и «Газпром» Как атрибутом президентской власти стал не ядерный чемоданчик, а газовый вентиль

" Неправительственный доклад Владимира Милова и Бориса Немцова: В феврале 2008 года авторы настоящего доклада опубликовали независимый экспертный доклад «Путин. Итоги», где представили свое видение итогов деятельности и политического наследия второго Президента Российской Федерации. В докладе «Путин. Итоги» мы дали нелестные, но, по нашему убеждению, справедливые, построенные на цифрах и фактах оценки результатам работы Владимира Путина, скрытым от глаз россиян за патокой официальной пропаганды, в различных сферах нашей жизни – экономике, армии, пенсионной системе, образовании и здравоохранении, дорожной инфраструктуре и других областях. Однако многие читатели доклада справедливо отметили, что есть одна проблема, которой мы коснулись лишь отчасти – это проблема состояния российской энергетики вообще и проблема главной энергетической компании страны, «Газпрома», в частности. Так произошло не случайно. Мы считаем, что ситуация вокруг «Газпрома» требует отдельного разговора, который не может уместиться в пару-тройку абзацев. Во-первых, потому, что «Газпром» и то, что происходит в этой компании, имеет совершенно особенное значение для нашей страны в целом. Во-вторых, потому, что о проблемах «Газпрома» мы знаем не понаслышке – в своей профессиональной деятельности мы имели к ним самое прямое и непосредственное отношение, как бывший министр топлива и энергетики и заместитель министра энергетики России. В-третьих, потому, что «Газпром» стал в своем роде специальным, личным проектом Владимира Путина – с самого начала своего президентства он тщательно опекал эту компанию, назначал на ключевые посты в ней близких к себе людей, детально вникал в ее дела. «Газпром» - один из немногих проектов, за которые Путина можно считать лично ответственным практически с самого начала его правления, и по которым можно реально судить об итогах деятельности Путина. В настоящем докладе мы намерены развить анализ, предпринятый в докладе «Путин. Итоги», и сосредоточиться на том, что происходило в эти годы с «Газпромом». Если вы хотите узнать правду об этом – перед вами доклад «Путин и «Газпром». «Газпром» как главный личный проект Путина «Газпром» как явление в российской политической и деловой жизни уникален. Выручка «Газпрома» в 2007 году составила свыше 93 млрд. долларов, или 7% российского ВВП. Это в 2,5 раза превышает, например, расходы на национальную оборону. «Газпром» обеспечивает свыше 12% объема промышленного производства, около 16% в стоимостной структуре российского экспорта. На счету «Газпрома» - примерно 43% российского производства первичных энергоносителей и такая же доля в структуре общероссийского потребления энергоресурсов. Поставки газа «Газпрома» обеспечивают до 40% выработки электроэнергии в стране. По сути, «Газпром» - энергетическая сердцевина российской экономики; от того, насколько эффективно и надежно работает эта компания, во многом зависят устойчивость и перспективы нашей экономики. Компания играет ключевую роль и на мировом энергетическом рынке. Объем нефте- и газодобычи «Газпрома» составляет 5% от общемирового производства энергоресурсов и примерно 8,3% от общемирового производства нефти и газа. Поставки газа «Газпромом» обеспечивают более 50% газового импорта стран Евросоюза. Трудно найти другую компанию такого масштаба и с такой степенью политического и экономического влияния в России. Евгений Ясин не случайно однажды назвал «Газпром» «кошельком правительства»: по степени концентрации финансовых ресурсов и возможностям для их быстрой мобилизации на некие цели, важные для властей, компания не имеет себе равных. В 1990-е власти периодически использовали этот ресурс для решения политических задач – например, в 1997 году, когда перед правительством встала задача погашения накопленной задолженности по выплате пенсий, президент Ельцин дал руководству «Газпрома» указание незамедлительно оплатить часть задолженности «Газпрома» перед Пенсионным фондом в размере 2 млрд. долларов, чтобы профинансировать выплату пенсий. В годы правления президента Путина ресурсы «Газпрома» использовались совсем в иных целях. Об этом мы и намерены рассказать в рамках данной брошюры. «Газпром» стал важнейшим личным проектом президента Путина. «Положил глаз» на эту компанию он сразу после своего прихода к власти. Еще в ходе предвыборной президентской кампании 2000 года стало ясно, что энергетическая тема и «Газпром» - центральные элементы политической повестки дня для Путина. В июне 2000 года, всего через месяц после своей инаугурации, Путин оперативно добился замены Виктора Черномырдина на посту председателя совета директоров «Газпрома» на своего ближайшего соратника Дмитрия Медведева, а в мае 2001 года – замены Рема Вяхирева, возглавлявшего «Газпром» с момента его основания в 1992 году, на Алексея Миллера. «Компания «Газпром» - это больше, чем акционерное общество. Вся экономика страны в значительной степени базируется на газовой отрасли» - слова Путина, произнесенные им на совещании, посвященном увольнению Вяхирева и назначению Миллера, состоявшемся 30 мая 2001 года в Кремле, вполне ясно дали понять его отношение к этой компании уже в самом начале его президентства. «Газпром» стал первой бизнес-структурой, где Путин начал планомерно захватывать командные высоты, расставляя своих людей на ключевые посты и в короткие сроки вытеснив всех представителей старой менеджерской команды. Высшее руководство «Газпрома» очень быстро оказалось заполонено давними знакомыми Путина по временам работы в петербургской администрации. Сегодня 11 из 18 членов правления компании, занимающие важнейшие должности – в области контроля за финансами, имуществом, корпоративном управлении – люди, в 1990-е работавшие либо в санкт-петербургской администрации, либо в ОАО «Морской порт Санкт-Петербург», либо в неких петербургских коммерческих структурах, либо в ФСБ. Это – нехарактерная практика для крупнейших глобальных энергетических компаний. Обычно ведущие позиции там занимают профессионалы, имеющие многолетний управленческий опыт работы на высокопоставленных должностях в различных крупных энергетических корпорациях. Бывших мелких региональных чиновников, работников портов и строительных компаний на должности топ-менеджеров ведущих нефтегазовых корпораций обычно не назначают, особенно в таком количестве. Однако Путин при осуществлении кадровых назначений в «Газпроме» - которыми, вне сомнения, он руководил лично – сделал ставку не на профессионализм, а на принадлежность к своему клану, «клану питерских». Речь идет не только о захвате управления в компании: Путин посвящал значительную часть своего рабочего времени решению текущих задач функционирования «Газпрома», огромная доля повестки дня его международных встреч и зарубежных визитов была связана с лоббированием разного рода газпромовских проектов. Путин тщательно оберегал интересы «Газпрома» в ходе рассмотрения вопросов регулирования и развития газовой отрасли российским правительством. Когда в 2002-2003 годах кабинет Михаила Касьянова пытался включить в повестку дня правительственных заседаний вопрос о реформировании газовой отрасли и открытии сектора газодобычи для конкуренции, этот вопрос каждый раз снимался с рассмотрения по просьбе из Кремля. Когда в последнее время участились претензии к «Газпрому» (в том числе и со стороны чиновников правительства) по поводу неприемлемо низкого уровня налогов, которые платит в бюджет эта компания, Путин защитил «Газпром» от повышения налогов – правительство обязалось сохранить прежний низкий уровень налогов и не возвращаться к вопросу об их повышении до 2010 г. С одобрения Путина правительство подписало программу резкого повышения уровня цен на газ для российских потребителей и доведения их до паритетного уровня с европейскими ценами – решение, которое «Газпром» лоббировал 15 лет, но не смог «продавить» через кабинеты министров Гайдара, Черномырдина, Кириенко, Примакова, Касьянова. Эта программа была принята постановлением премьера Михаила Фрадкова от 28 мая 2007 года № 333, в соответствии с ней внутренние цены на газ для российских потребителей должны к 2011 году удвоиться по сравнению с сегодняшним уровнем, и составить в среднем не менее 125 долларов за 1000 кубометров (сегодня – около 64 долл.). Возможно, в реальности цены на газ в 2011 году будут еще выше, так как цены на газ в Европе в последнее время непредсказуемо и стремительно росли. В годы своего президентства Путин проявил себя крайне эффективным лоббистом и защитником интересов «Газпрома». Пошло ли это на пользу стране? Получили ли россияне выгоды от столь пристального внимания президента к главной компании страны? Надежность газоснабжения страны – все хуже Назначенный Путиным менеджмент работает в «Газпроме» уже более 7 лет, и с него справедливо будет спросить за производственно-экономические результаты деятельности компании в этот период. Результаты эти весьма плачевные. Прежде всего, менеджмент «Газпрома» практически полностью провалил выполнение главной функции компании – обеспечения надежного газоснабжения потребителей России. Считается, что именно в обмен на выполнение этой функции – надежное газоснабжение – «Газпром» имеет все свои привилегии, включая монопольный статус и активную поддержку государства. Однако добыча газа «Газпромом» все эти годы практически не росла, в 2007 г. сократившись практически до уровня 1999 года. С учетом истощения старых месторождений, в самое ближайшее время стагнация в газодобыче может обернуться ее обвальным падением. Не росли и поставки газа «Газпромом» российским потребителям. В 2007 г. объемы поставок газа на внутренний российский рынок составили всего 307 млрд. кубометров, или лишь на 2% выше уровня 2001 г. Между тем, внутренний спрос на газ за это время вырос на 18%, или почти на 67 млрд. кубометров в год! Таким образом, разрыв между внутренним спросом на газ и поставками газа на внутренний рынок растет, увеличившись с 72 млрд. кубометров в 2001 году до почти 132 млрд. кубометров в 2007 году. Сегодня около трети своих потребностей в газе Россия вынуждена удовлетворять за счет «негазпромовского» газа. Этот разрыв традиционно покрывался поставками газа российских независимых производителей и импортом газа из стран Центральной Азии, но сейчас возможности роста добычи газа независимыми производителями ограничены, а зависимость от импорта стремительно дорожающего центральноазиатского газа приводит к резкому росту издержек «Газпрома» (подробнее об этом речь пойдет ниже). Проблема недостаточных поставок газа на внутренний рынок, обостряющаяся на фоне роста экспортных обязательств «Газпрома», приобретает все более угрожающие черты. «Газпрому» пока несказанно везло с благоприятными климатическими условиями – последние две зимы были относительно теплыми, что снизило остроту зимних пиков потребления газа. Однако даже с учетом мягких температур спрос на газ в зимние месяцы растет. Косвенно это можно наблюдать на примере последнего зимнего сезона 2007-2008 гг., когда в январе 2007 года в условиях стагнации в газодобыче резко вырос спрос на отбор газа из подземных газохранилищ, составивший в последнем зимнем сезоне рекордную цифру в 50,1 млрд. кубометров – более чем на 20% выше, чем в среднем в предшествующие три зимы! К концу января подземные газохранилища «Газпрома» были практически полностью опустошены, при этом суточная добыча газа зимой 2007-2008 гг. выросла всего на 2-3% по сравнению с предыдущим сезоном, невзирая на запуск в эксплуатацию в декабре 2007 года нового относительно крупного Южно-Русского газового месторождения. Зимой 2007-2008 гг. был побит рекорд по максимальному суточному отбору газа из подземных газохранилищ – он составил 583,6 миллиона кубометров газа в сутки, что выше рекорда по-настоящему холодной зимы 2005-2006 гг. Это свидетельствует, насколько вырос зимний спрос на газ даже в условиях относительно мягких зим – можно представить себе, какие угрожающие последствия ждут Россию в случае, если одна из следующих зим будет по-настоящему холодной. Следует ожидать крупномасштабных отключений жизненно важных объектов по причине нехватки газа. Примерную картину того, как это будет выглядеть, мы наблюдали зимой 2005-2006 годов, когда для потребителей вводились массовые ограничения поставок газа. По данным РАО ЕЭС, суммарные ограничения подачи газа российским электростанциям против плановых объемов в холодные недели января-февраля 2006 года составил 12,5% в целом по Единой энергосистеме России и до 80-83% для электростанций Центрального региона и Северо-Запада. Проще говоря, подачу газа электростанциям в Европейской части России отключали почти полностью (стоит ли напоминать, что газ – доминирующее топливо в выработке электроэнергии в России). В январе-феврале 2006 г. серьезное напряжение чувствовалось и в обеспечении экспортных поставок газа. По информации СМИ, 18 января 2006 г. «Газпром» добровольно уменьшил объем транзита газа по украинской территории в Европу с 390 до 350 млн. кубометров в сутки из-за нехватки газа. В этот же день «Газпром» проинформировал своего итальянского партнера, концерн ENI, о неспособности гарантировать поставки газа в полном объеме из-за экстремальных холодов, после чего об ограничениях поставок со стороны «Газпрома» последовательно сообщили Сербия (на 25%), Хорватия (6-10%) и Венгрия (20%) . Причина стагнации поставок газа на внутренний рынок при растущем спросе – системный недостаток инвестиций в добычу газа. В России достаточное количество разведанных запасов газа, которых при сегодняшнем уровне его добычи хватит примерно на 80 лет, однако многие из этих месторождений не разрабатываются. Значительная часть запасов сосредоточена в месторождениях новых, неосвоенных районов, где отсутствует необходимая инфраструктура, эти районы вообще чрезвычайно сложны для освоения. Например, для освоения месторождений полуострова Ямал, удаленных на 500-600 километров к северу от действующих регионов газодобычи (юга Ямало-Ненецкого автономного округа), требуется построить железную дорогу Обская-Бованенково протяженностью 540 км, которая пройдет по районам вечной мерзлоты, местности, заболоченной на 50-60%, с огромным количеством пересечений рек и ручьев. Для доставки газа с полуострова Ямал необходимо построить газопровод Бованенково-Ухта общей длиной 1100 км, подводная часть которой должна будет пересечь Байдарацкую губу и также пройти по вечной мерзлоте и заболоченной местности. Запустить ямальские месторождения в эксплуатацию «Газпром», по условиям выданных лицензий, должен был в конце 1990-х годов – но ничего на этих месторождениях реально сделано не было. В 2000 году бывший глава «Газпрома» Рем Вяхирев попросил о продлении лицензий, ему поначалу отказали, однако после назначения главой «Газпрома» Алексея Миллера – лицензионные сроки освоения ямальских месторождений были по-тихому и без объяснения причин перенесены на 8-12 лет. Сейчас и эти сроки срываются. На фоне падающих объемов добычи на старых месторождениях, прежде всего крупнейших Уренгойском и Ямбургском, запущенных еще в 1980-е, перед Россией встает угрожающая проблема дефицита газа. Запущенное в эксплуатацию в декабре 2007 года Южно-Русское месторождение – последнее относительно крупное месторождение, остававшееся в действующем регионе добычи, где развита инфраструктура и условия добычи газа легче. Теперь за «новым газом» придется идти в неосвоенные районы, одни из самых сложных в мире, где разработка месторождений и создание инфраструктуры потребуют еще и огромных вложений. По свежим оценкам самого «Газпрома», только стоимость строительства газопровода Бованенково-Ухта составит 80-90 млрд. долларов, а весь проект освоения полуострова Ямал может «потянуть» на сумму до 200 млрд. долл. – что превышает по размерам весь российский Стабилизационный фонд! Почему эти вложения не производились все это время? Ведь планировалось, что газ с месторождений полуострова Ямал начнет поступать на «большую землю» еще в конце 1990-х годов? Проблема в том, что все эти годы «Газпром» сознательно тратил лишь относительно небольшие средства на инвестиции в развитие своего главного профильного бизнеса – газодобычи. Огромные сверхдоходы, полученные от быстрого роста экспортных и внутренних цен на газ, «Газпром» потратил не на инвестиции, а на скупку активов и финансирование стремительно растущих издержек. Таким образом, за 7 лет, в период с 2001 по 2007 годы, «Газпром» направил на капитальные инвестиции в развитие своего главного бизнеса – газодобычи – всего лишь чуть более 27 млрд. долларов. Для сравнения: на скупку активов в 2003-2007 гг. «Газпром» потратил 44,6 млрд. долларов . Из них более 30 млрд. составили расходы на покупку активов, не имеющих отношения к газовой отрасли – прежде всего нефтяных («Сибнефти», «Томскнефти») и электроэнергетических компаний (РАО ЕЭС, «Мосэнерго», оптовых и территориальных генерирующих компаний), а также трейдера «Росукрэнерго». Если бы эти средства тратились на освоение газовых месторождений, в России не было бы угрозы кризиса газоснабжения. Ну а пока месторождения полуострова Ямал не осваиваются, «Газпром» жестко «подсел» на импорт газа из Центральной Азии. Если в 2002 году доля центральноазиатского газа в балансе «Газпрома» составляла чуть более 4%, сегодня – 8%. Между тем, газ этот стремительно дорожает. Еще в 2003 году тысяча кубометров туркменского газа обходилась «Газпрому» в 30 долл., сегодня – в 150 долл., а с 2009 года – возможно, в 250 долл. или выше. Неудивительно, что финансовая отчетность«Газпрома» по международным стандартам за 2007 год показала парадоксальный результат: при росте выручки от продаж газа более чем на 8% прибыль от продаж снизилась на 11%! И это – на фоне уверенного роста цен продаж газа в 2007 г., в том числе на 22,5% - для российских потребителей, и в среднем на 25,2% - для стран СНГ. Как можно при довольно быстром росте цен показать снижение прибыли от продаж? Менеджмент «Газпрома» не делает секрета из того, что причина – в росте расходов, основной статьей увеличения которых стала покупка нефти и газа у третьих лиц (расходы на их покупку выросли на 36%). Если в 2003 году затраты на покупные нефть и газ в целом по «Газпрому» составляли меньше миллиарда долларов, то в 2007 году – уже 15 миллиардов долларов, или более четверти от всех операционных расходов компании! Подавляющую долю этих расходов составляют стремительно растущие затраты на покупку газа в Центральной Азии: 11,7 млрд. долл. в 2007 г. против 7,5 млрд. в 2006 г. и всего чуть более 1 млрд. в 2005 г. В марте 2008 г. главы нефтегазовых компаний Казахстана, Узбекистана и Туркменистана объявили «Газпрому» о том, что с января 2009 года намерены перейти в расчетах с российским газовым монополистом на новые цены поставок газа, привязанные к европейским. Это означает, что закупочные цены могут достичь 250-300 долл. за 1000 кубометров. Расходы на закупку центральноазиатского газа, таким образом, возрастут до 17-21 млрд. долларов в год. Есть и еще одна проблема, препятствующая наращиванию инвестиций в газодобычу: крайне низкая экономическая эффективность деятельности «Газпрома». Операционные издержки компании (без учета налогов) увеличились в сравнении с 2003 годом втрое: с 4,9 до 14,8 долл. на баррель. Помимо роста затрат на покупной газ (о чем речь шла выше), главной статьей увеличения издержек является рост расходов на оплату труда. Они выросли с 3,7 млрд. долл. в 2003 г. до 9,7 млрд. в 2007 г., а в расчете на баррель добытого нефтяного эквивалента – с менее 1 доллара на баррель в 2003 г. до 2,5 доллара в 2007 г. Численность персонала «Газпрома» неуклонно росла, увеличившись с 391 тыс. человек в 2003 г. до 445 тыс. в 2007 г. Для того, чтобы финансировать растущие аппетиты по скупке активов и растущие издержки, не хватало текущих доходов – в результате «Газпром» залез в колоссальную долговую яму. Долг компании, еще в конце 2000 года составлявший 13,5 млрд. долларов, по состоянию на конец 2007 г. достиг 61,6 млрд. долларов, или 66% (две трети) от годовой выручки компании (тогда как для международных нефтегазовых компаний сегодня нормой является соотношение долга к годовой выручке на уровне не более 10-15%). Огромные выплаты по долгу препятствуют инвестициям. Более того, существует риск, что в случае ухудшения экспортной ценовой конъюнктуры «Газпрому» придется сокращать инвестиции или даже оказаться банкротом. Последствиями этого, скорее всего, будут ускоренный рост цен на газ для российских потребителей, усугубление кризиса в газодобыче, возможная растрата накопленных государством финансовых ресурсов на спасение «Газпрома» от банкротства. Вот и получается, что ресурсы газа, находящиеся в земле, вроде бы «принадлежат народу», а в реальности решения о том, как распоряжаться ими, добывать или не добывать газ, принимает узкая группа лиц, приближенных к руководству страны. (Печатается с сокращениями. Окончание следует) "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации