Путин и «Газпром». Часть 3

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Путин и «Газпром». Часть 3 Кто победил в газовых войнах с соседями. Трубопроводные аферы

" «Новая» публикует заключительную часть неправительственного доклада Владимира Милова и Бориса Немцова «Путин и «Газпром». Напомним, что ранее речь шла о том, как газовый концерн превратился в личный проект Владимира Путина и как из компании были выведены активы на 60 млрд долларов. Продолжение. Начало см. : Путин и «Газпром».Часть 1. Как атрибутом президентской власти стал не ядерный чемоданчик, а газовый вентиль http://www.flb.ru/info/44452.html Путин и «Газпром». Часть 2. Как и в чьих интересах из концерна вывели активов на 60 млрд долларов. Манипуляции с акциями «Газпрома». Выкуп «Сибнефти». Подарок посредникам http://www.flb.ru/info/44524.html Трубопроводные аферы В последние годы Путин и руководство «Газпрома» посвятили много времени возне вокруг различных газопроводных проектов, вокруг которых строилась как официальная пропагандистская шумиха, так и серьезная внешнеполитическая игра. Многих россиян заставили поверить, что все эти «северные», «южные», «голубые» и прочие «потоки» и есть краеугольный камень национальных интересов России. Многие люди сопереживают судьбе этих проектов, поддаются на формирование «образа врага» вокруг тех государств, которые выражают открытое несогласие со строительством этих газопроводов. При ближайшем рассмотрении, однако, с амбициозными проектами по сооружению новых экспортных газопроводов далеко не все гладко. Эти проекты на самом деле — не меньшие аферы, чем махинации с выводом активов из «Газпрома». Прежде всего печальный опыт махинаций с реализацией крупных международных трубопроводных проектов у России уже, к сожалению, имеется. Речь идет о газопроводе «Голубой поток», проложенном по дну Черного моря из России в Турцию. В 1997 году, до заключения соглашения с Турцией о строительстве газопровода, «Газпром» уверял, что этот газопровод — краеугольный камень стратегических интересов России, главной задачей которого был обход территории Грузии. Все сомнения в его экономической целесообразности и эффективности отметались как «непрофессиональные». Сегодня «Голубой поток» загружен всего наполовину, в течение первых четырех лет работы использовался менее чем на треть . Строительство газпромовской части трубопровода обошлось примерно в 3 млн долларов за километр, против стандартных для мировой практики 1—1,5 млн долларов. Проект получил более миллиарда долларов налоговых льгот от государства , причем в не самый удачный период для нашей бюджетной системы — в 1998—2002 гг. До сих пор экспортируемый по «Голубому потоку» газ не облагается экспортными пошлинами в соответствии с межправительственным соглашением, ратифицированным в декабре 1999 г., когда Путин был еще премьером. Таким образом, государство теряет ежегодно 600—700 млн долларов при нынешних ценах на газ*. Сразу после пуска «Голубого потока» в эксплуатацию возник серьезный конфликт с Турцией, которая потребовала снизить первоначально установленную цену на газ и минимальный порог его закупок, уменьшив выручку «Газпрома», и добилась успеха. В дальнейшем Турция настаивала на роли перепродавца дополнительных объемов газа, которые «Газпром» хотел поставлять по «Голубому потоку» в Европу, чтобы заполнить газопровод. По злой иронии, для заполнения газопровода обсуждался даже вариант строительства отвода в Грузию, обход которой, как мы уже говорили, в свое время объявлялся главной «стратегической» целью проекта. Теперь нам предлагают ввязаться в реализацию еще нескольких «проектов века», необходимость которых мотивируется некими «стратегическими» национальными интересами. Это газопроводы «Северный поток» по дну Балтики, «Южный поток» по дну Черного моря, «Алтай» в КНР. С учетом опыта «Голубого потока» правильно было бы проанализировать, так ли уж выгодны России эти новые проекты? Это совершенно неочевидно. Начнем с «Северного потока» . Несмотря на многолетние утверждения «Газпрома» о том, что стоимость строительства трубопровода по дну Балтики «не превысит» 5 млрд долл., уже сегодня официально признана цифра в 11,5 млрд долл. (7,4 млрд евро). В реальности стоимость строительства морского участка газопровода обойдется, на наш взгляд, не менее чем в 15 млрд долл. Альтернативой «Северному потоку», от которой «Газпром» отказался, было бы строительство второй нитки газопровода Ямал—Европа через Беларусь и Польшу (параллельно существующей первой нитке) стоимостью всего 2,5 млрд долл. Этот газопровод можно было проложить параллельно действующей нитке, на участках с уже подготовленной инфраструктурой, а вовсе не в сложных условиях балтийского дна. Но от него де-факто отказались. Предполагается, что до 2032 года будет действовать так называемый увеличенный тариф, необходимый для окупаемости инвестиций. Судя по всему, тарифы на транспортировку газа будут точно не ниже тех, которые брали бы с нас Беларусь и Польша. Их «обход», таким образом, оказывается недешевым. За геополитические амбиции приходится платить. Неверным является и распространенное утверждение о том, что газопровод «Северный поток» позволит России «обойти территории транзитных стран». Морем придется пройти через эстонские либо финские, а также шведские воды — пока что Эстония отказала России в этом праве, а Финляндия и Швеция высказали возражения на предложенный «Газпромом» проект трубопровода. «Южный поток» , существующий пока только в виде идеи (никаких обоснований проекта толком не подготовлено), призван помочь исправить грубые ошибки «Голубого потока», сняв зависимость от транзита газа в Европу через Турцию, оказавшуюся гораздо менее удобным партнером, чем рассчитывали в «Газпроме». В принципе «Южный поток», который должен пройти по дну Черного моря из России напрямую в Болгарию, а дальше в другие европейские страны, — неплохая идея. В Черном море нет таких проблем с экологией, как на Балтике. В отличие от «Северного потока», предназначенного для поставки новых объемов газа на новые рынки («Северный поток» не предназначен для обхода Украины, так как его рынок — Северо-Западная Европа, куда газ через Украину не идет), «Южный поток» действительно позволит создать хотя бы частичный рычаг маневра в отношениях с Украиной — газ по нему будет поставляться в те же страны, которые сегодня снабжаются через украинский коридор, регион Юго-Восточной Европы. Правда, масштабы несопоставимы — через Украину идет 130 млрд кубометров российского газа в год, предполагаемая мощность «Южного потока» — 30 млрд. За Украиной все равно останется доминирующая роль на десятилетия. С другой стороны, у проекта есть и очевидные проблемы — высокая стоимость и неизбежная необходимость согласования его маршрута с Украиной или Турцией (трасса газопровода вынуждена будет пройти через эксклюзивную морскую экономическую зону одной из двух стран). Стоимость проекта, по оценкам министра энергетики Сергея Шматко, может составить до 20 млрд долларов (2). С прокладкой газопровода по Черному морю возникнут те же проблемы с прибрежными странами, как с газопроводом по дну Балтики. Нам придется получать согласие на прокладку газопровода в эксклюзивной морской экономической зоне либо Украины, либо Турции — т.е. тех самых стран, которые мы стремимся обойти! Не дешевле ли попытаться найти долгосрочный устойчивый режим договоренностей с Украиной? На наш взгляд, скорее наоборот, договориться с украинцами много проще, чем строить многомиллиардную трубу для снижения зависимости от украинского транзита всего на 25%, — нужно просто уметь вести диалог с позиции компромиссов, а не только силы. Что касается проекта газопровода из Западной Сибири в Китай, то его строительство — вообще чистая авантюра. Хотя в «Газпроме» заявляют, что стоимость строительства газопровода составит 4—5 млрд долл., в это трудно поверить, поскольку протяженность трассы составит 2800 км, значительная часть ее пройдет по высокогорным районам, а у «Газпрома» нет опыта прокладки газопроводов в таких условиях. Можно утверждать, что стоимость проекта составит никак не меньше 10 млрд долл. (из расчета более 3 млн долларов за километр). Проект опасен для экологии Горного Алтая, его сооружение приведет к разрушению уникального природного заповедника, включенного в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО — высокогорного плато Укок. Но прежде всего стоит сказать о том, что у проекта крайне сомнительные экономические перспективы. Дело в том, что Китай не готов платить за российский газ чрезмерно большую цену — в энергобалансе этой страны доминирует уголь собственного производства, и вряд ли власти КНР, для которых энергетическая самодостаточность — главный принцип энергетической политики, согласятся платить чересчур дорого за импортный газ, если будет дешевле вместо этого использовать собственный китайский уголь. В отличие от нефти Китай не импортирует и в будущем не будет импортировать особенно много газа, предпочитая собственный уголь — например, по прогнозам Международного энергетического агентства, весь нетто-импорт газа Китаем в 2015 г. не превысит 30 млрд кубометров в год. В принципе именно этот фактор традиционно приводил к тому, что Китай был крайне неуступчив в переговорах с российскими поставщиками газа по части уровня закупочных цен. Когда в 1999—2002 годах велись переговоры о поставках в Китай газа с Ковыктинского газового месторождения, уровень закупочных цен на российско-китайской границе, на которых настаивала китайская сторона, не превышал 40 (!) долларов за 1000 кубометров — ниже, чем газ продавался в тот момент Украине! Вопрос: зачем нам стремиться на китайский рынок, где нас ждут невыгодные условия поставок газа — хуже, чем на Украине? Но главный принципиальный вопрос ко всем новым газопроводным мегапроектам — откуда «Газпром» возьмет газ для того, чтобы обеспечить поставки по вновь строящимся газопроводам? Совокупная дополнительная потребность в газе для трех новых проектов – «Северный поток», «Южный поток» и «Алтай» — составит 115 млрд кубометров в год, не предусмотренных в текущем газовом балансе. О трудностях в сфере газодобычи, обусловленных системным недостатком инвестиций в прошлые годы, мы уже рассказывали. «Газпром» вот уже много лет жонглирует названиями новых газовых месторождений — Бованенковское, Штокмановское, — которые должны помочь заполнить брешь в газовом балансе, возникающую из-за истощения действующих месторождений. Однако по части разработки новых месторождений похвастаться пока что нечем. Вывод напрашивается простой: либо вся возня вокруг новых газовых проектов представляет собой в чистом виде аферы, либо за рост экспортных поставок расплачиваться придется нам, российским потребителям — через сокращение потребления газа и замещение его более дорогими углем и атомной электроэнергией. Газовые конфликты в СНГ В последние годы просторы бывшего СССР сотрясали громкие газовые конфликты, связанные с давлением «Газпрома» на соседние страны с целью добиться повышения цен на российский газ. Все помнят громкие энергетические конфликты с Украиной и Беларусью; объектами жесткого давления стали также и другие страны, прежде всего Грузия, Армения, Азербайджан (Азербайджан даже отказался покупать российский газ по повышенным ценам начиная с 2007 года). Нас уверяли, что это нужно для «защиты экономических интересов страны». Спору нет, цены на газ, реализуемый постсоветским странам, необходимо повышать. Вопрос в том, какими методами это делается и компенсирует ли полученный эффект тот вред, который был принесен использованным «Газпромом» грубым давлением? Взглянем на цифры. Выручка «Газпрома» от продажи газа в СНГ, как следует из финансовых отчетов компании по МСФО, в 2007 году составила 10,7 млрд долларов. Неплохая цифра, примерно 11,5% от общей выручки «Газпрома». Однако в 2005 году, до начала всех газовых войн, выручка от продажи газа в страны СНГ составляла 4,6 млрд долларов. Иными словами, череда громких «газовых скандалов» привела к увеличению выручки «Газпрома» примерно на 6 млрд долларов за 2 года. Много это? Это составляет примерно 6,5% годовой выручки «Газпрома» в 2007 году. В принципе это неплохой результат. Однако не стоит забывать и то, какой ценой он был достигнут. Грубый политический нажим, постоянный конфликтный фон в СМИ, жесткие выпады в адрес соседей, испорченные отношения, демонстративное перекрытие газа в прямом эфире 1 января 2006 года… Теперь во всем мире только и говорят, что об использовании Россией газовых поставок как «политического оружия». Тема «агрессивности и враждебности «Газпрома» стала ключевой для международных дискуссий по проблемам энергетической безопасности. Многие антироссийски настроенные политики в мире не преминули возможностью использовать топорные методы работы «Газпрома» со странами СНГ для накручивания «образа врага» в отношении «Газпрома» и России. Неужели все это стоило дополнительных 6 миллиардов долларов, собранных со стран СНГ в 2007 году по сравнению с 2005 годом? Стоит напомнить и о том, что, обильно употребляя риторику о «переходе на рыночные цены», «Газпром» устанавливает необъяснимо несимметричные цены на газ для разных стран бывшего СССР , поставляя газ странам Балтии и Грузии по 230 долл. и выше за 1000 кубометров, Украине — по 179,5 долл., Молдове — по 170 долл., Беларуси — по 119 долл. в начале 2008 года и по 127,9 долл. во втором полугодии 2008 г., а Армении — вообще по 110 долл. Политические совпадения, присущие этой «ценовой географии», бросаются в глаза. При всем этом прибыльность операций по перепродаже в Украину центральноазиатского газа, составляющих более 60% российских поставок газа в страны СНГ, сомнительна: в 2007 году, например, «Газпром» покупал туркменский газ на туркмено-узбекской границе по 100 долл. за 1000 кубометров, перепродавая в Украину по 130 долл., при стоимости транспортировки, близкой к 30 долл. В 2008 году ситуация похожая — при согласованной цене продажи газа Украине около 180 долл. за 1000 кубометров цена закупок газа в Туркмении выросла до 130 долл. в первом полугодии 2008 г., а со второго повысилась до 150 долл. В 2009 году цена закупок среднеазиатского газа вырастет до 250—300 долл. за 1000 кубометров, однако адекватное повышение цен на газ для Украины и Беларуси будет проблематичным и наверняка вызовет к жизни новые острые политические конфликты. Зачем «Газпрому» участвовать в бесприбыльных операциях по перепродаже центральноазиатского газа соседям по СНГ, наращивая издержки и снижая доходность собственного бизнеса? Кто заплатит? Оплачивать все это придется нам с вами. И уже приходится — цены на газ для российских потребителей в последние годы росли стремительно и должны, по планам правительства, расти еще быстрее. В долларовом выражении внутрироссийские цены на газ выросли с 2001 года почти в 5 раз и сегодня в среднем по России составляют почти 64 доллара за 1000 кубометров — т.е. примерно столько, сколько стоил газ на границе Германии в 1999 году. Но и это еще не все. 28 мая 2007 года правительство России — тогда еще кабинет Михаила Фрадкова — приняло постановление № 333, которым была одобрена программа поэтапного приведения внутренних российских цен на газ к «принципу равной доходности» с экспортными поставками — проще говоря, цены на газ для российских потребителей предполагается сравнять с международными. По официальным прогнозам правительства, цены к 2011 году должны удвоиться и составить не менее 125 долларов за 1000 кубометров; возможно, они будут еще выше, так как цены на газ в Европе в последнее время непредсказуемо и стремительно росли. Правительство Владимира Путина подтвердило свою приверженность выполнению графика повышения внутренних цен на газ в России до уровней, привязанных к европейским ценам. Рост цен на газ — проблема даже для тех россиян, которые его непосредственно не потребляют. Дело в том, что газ составляет сегодня до половины в структуре источников выработки электроэнергии в России, а в европейской части страны — еще выше. Например, доля газа в энергобалансе электростанций Московского региона (бывшая территория обслуживания «Мосэнерго») составляет 95%. Неудивительно, что жители Москвы и Московской области платят за электричество уже по 8 центов США за киловатт-час (около 2 рублей), в то время как, например, жители США — в среднем 6 центов. Москвичам электроэнергия, выработанная на газпромовском газе, обходится на треть дороже, чем американцам!!! Таким образом, мы, россияне, расплачиваемся за монополию этой компании. Расплачиваемся мы не только через высокие цены на газ, но и через смехотворно низкие доходы государства от деятельности «Газпрома». Компания получает огромные скрытые субсидии от государства через заниженные налоги: например, в 2007 году «Газпром» заплатил в бюджет всего 7,3 доллара с барреля добытых нефти и газа против около 40 долларов с барреля, уплаченных крупнейшими нефтяными компаниями. Доля налогов в выручке «Газпрома» составила в 2007 г. лишь около 30%, причем правительство постоянно переносит вопрос о повышении налогов на «Газпром». Поблажки любимчику властей, «Газпрому», обходятся российскому бюджету в потери размером не менее 20 млрд долл. ежегодно (это только минимальная оценка, предполагающая доведение уровня уплачиваемых «Газпромом» налогов до как минимум половины выручки компании). При этом «Газпром» не платит и каких-то сногсшибательных дивидендов в госбюджет: например, в 2007 г. компания выплатила государству в виде дивидендов 1,35 млрд долл., или всего 1,4% от своей выручки. Дивидендная доходность по акциям «Газпрома» в рублях составляла в 2005—2007 годах всего 1% от среднегодовой стоимости акции. Что делать Мы не случайно решили подробнее остановиться на итогах деятельности «Газпрома» в период правления Владимира Путина. Наш профессиональный опыт позволяет нам обсуждать эти проблемы со знанием дела. Нам есть что сказать по поводу того, что необходимо делать с «Газпромом» для преодоления кризиса. Россиянам необходимо осознать, что «Газпром» в нынешнем виде — огромная проблема для России. Необходимо понять, что отсутствие конкурентной среды в газодобыче откладывает разработку новых крупных газовых месторождений теперь уже на десятилетия. Если бы новые месторождения, принадлежащие государству, разрабатывались на основании выданных государством лицензий независимыми частными компаниями, они давно уже были бы введены в разработку, а рост цен на газ в России за счет конкуренции удалось бы сдержать. Необходимо создать независимые газодобывающие компании на базе лицензий на месторождения, которые так и не были пущены «Газпромом» в эксплуатацию до настоящего момента, и продать пакеты их акций независимым собственникам с открытых аукционов. Эти меры позволят создать на внутреннем газовом рынке России (не разрушая существующей монополии на экспорт газа) сильную конкуренцию, способную в перспективе стабилизировать внутренние цены на газ для российских потребителей на уровне примерно на 20—25% ниже того, что предполагается достичь к 2011 году по планам правительства Путина и «Газпрома». Для обеспечения справедливых условий доступа независимых газодобывающих компаний к системе магистральных газопроводов необходимо в соответствии с опытом реструктуризации нефтяной отрасли выделить из состава «Газпрома» единую газотранспортную компанию, обособленную от интересов газодобывающих компаний. Контроль над этой компанией, аналогично «Транснефти», должно непосредственно осуществлять государство. Необходимо обеспечить направление сверхприбылей от газового экспорта по сегодняшним высоким ценам не в распоряжение менеджеров «Газпрома», а на решение задачи номер один в социально-экономической сфере — преодоление нарастающего коллапса пенсионной системы и увеличение пенсионных выплат. При сегодняшнем уровне европейских цен на газ дополнительные доходы от экспорта газа, которые могут быть направлены на цели создания нормальной пенсионной системы, составят 15—20 млрд долларов в год. Необходима будет ревизия совершенных в предшествующие годы сделок по отчуждению активов «Газпрома» в пользу сторонних лиц и принятие мер по расторжению этих сделок и возврату соответствующих активов в судебном порядке . Необходима также реализация непрофильных активов «Газпрома» — включая пакеты акций нефтяных, электроэнергетических, нефтегазохимических компаний, финансовых структур — на открытых аукционах. Привлеченные за счет этого средства необходимо потратить на сокращение накопленного долга «Газпрома» перед внешними кредиторами и инвестиции в развитие газодобычи. Мы считаем, что предложенные нами идеи (равно как и любые другие) по этому поводу должны стать предметом для широкого обсуждения в свободных СМИ, для того чтобы выработать общенациональную программу вывода газовой отрасли из глубокого кризиса, в которую ее завели Путин и его команда. Сложившееся кризисное положение чревато тяжелыми последствиями для национальной экономики и угрожает энергетической безопасности России. * Источник: Министерство финансов Российской Федерации, пояснительная записка к проекту трехлетнего федерального бюджета на 2008—2010 годы. ** «Ведомости». — «Поток на $20 млрд», 30 июля 2008 г. 10.09.2008 "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации