Пыль, грибок и необоснованное обогащение

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Пыль, грибок и необоснованное обогащение

Как проживающая в квартире Владимира Гундяева женщина и "адвокат Путина" с просроченной доверенностью засудили соседа патриарха на 19,7 млн руб.

Оригинал этого материала
© ИА "Росбалт", origindate::13.04.2012, Мосгосуд вновь поддержал патриарха, Фото: patriarchia.ru

Михаил Черняк

Compromat.Ru

Патриарх Кирилл

Председатель судебной коллегии по гражданским делам Мосгорсуда Светлана Курциныш признала обоснованным решение о выплате 19,7 млн рублей Лидии Леоновой, прописанной в одной квартире с патриархом Кириллом. В такую сумму был оценен ущерб, который якобы нанесла имуществу патриарха пыль, прилетевшая из квартиры известного кардиохирурга Юрия Шевченко. Теперь адвокаты Шевченко намерены обратиться с жалобой в Верховный суд РФ.

Тринадцатого апреля на сайте Мосгорсуда было размещено определение председателя судебной коллегии по гражданским делам Светланы Курциныш на кассационную жалобу представителей известного кардиохирурга Юрия Шевченко. Они выражали несогласие с решениями Замоскворецкого суда и Мосгорсуда удовлетворить иск Лидии Леоновой о взыскании с Юрия Шевченко 19,7 млн. рублей. Адвокаты указали, в частности, что при рассмотрении иска "был нарушен принцип равенства всех перед законом и судом". Это выразилось в том, что суды двух инстанций рассматривали только экспертизу нанесенного ущерба, представленную Лидией Леоновой (она оценила причиненный патриаршим апартаментам вред в 19,7 млн рублей). Адвокаты кардиохирурга не были согласны с таким односторонними исследованиями и просили провести новые, но их судьи не услышали.

"Все ходатайства представителя ответчика о проведении новых экспертиз по данному делу судом сначала отклонялись как преждевременно заявленные, потом же оказалось, что заявлены слишком поздно, т.к. нужно было срочно выносить решение", — отметили адвокаты Юрия Шевченко в жалобе.

Также они обратили внимание Светланы Курциныш на то, что во время слушаний по иску Леоновой у ее адвоката Елены Забраловой была просроченная доверенность. "У Забраловой не было никаких юридических оснований участвовать в этом деле, — отмечают представители Шевченко. — Официально она, как выяснилось, была на слушаниях посторонним человеком, не связанным действующими договорами ни с истцами, ни с ответчиками. Соответственно, все решения, принятые с участием Забраловой, должны быть отменены".

Однако Светлана Курциныш посчитала, что "принцип равенства" сторон при рассмотрение иска нарушен не был, "поскольку сторона ответчика не была лишена возможности самостоятельно произвести независимую несудебную экспертизу в экспертном учреждении, в том числе в негосударственном, для определения размера ущерба".

"Это было невозможно сделать физически, — возражают представители Юрия Шевченко. — Лидия Леонова категорически возражала против совместной экспертизы, а доступ к якобы испорченным предметам имеет только она. Мы их пока даже ни разу не видели. Судья в такой ситуации должна была назначить независимую экспертизу, но сделать это отказалась".

Также Курицына признала, что адвокат Елена Забралова (ранее она в судах разных инстанций представляла интересы Владимира Путина) законно участвовала в рассмотрение иска. На этом основании жалобы представителей Юрия Шевченко была оставлена без удовлетворения.

Теперь они начали собирать документы для Верховного суда, куда намерены подать жалобу в ближайшее время.

В качестве обеспечения иска Леоновой тот же Замоскворецкий суд наложил арест на соседствующую с апартаментами патриарха квартиру (ее купил Юрий Шевченко, а потом подарил своей дочери Ксении, у которой четверо детей). Леонова обжаловала договор дарения, рассмотрение иска должно было состояться еще 6 апреля. К этому времени семья Юрия Шевченко перечислила на счет судебного департамента 19,7 млн рублей. Однако представителей Леоновой это не устроило. Они несколько раз просили перенести слушания — до того момента, пока сумма не поступит на личный счет Леоновой. В результате больше недели Замоскворецкий суд не рассматривал иск о незаконности договора дарения и одновременно отказывался снять арест с квартиры Юрия Шевченко. Только 13 апреля адвокаты Леоновой, объявив что деньги ей поступили, отозвали иск. А служители Фемиды наконец сняли арест с недвижимости семьи кардиохирурга.

Также 13 апреля Замоскворецкий суд отреагировал на требование адвокатов Шевченко разъяснить, что в решении суда означают термины "пыль" и "наночастицы". "Пыль — это не правовое понятие, образование ее возможно от грязи, а никак от наночастиц, тоже не правового понятия, введенного в дело Замоскворецким судом и им же не объясненного", — было указано в жалобе адвокатов Шевченко.

Замоскворецкий суд в разъяснениях был краток: о пыли и наночастицах все сказано в решении о взыскании 19,7 млн рублей и никаких дополнительных разъяснений этих терминов больше не требуется.

Как уже сообщал "Росбалт", в 2010 году известный кардиохирург Юрий Шевченко приобрел квартиру в "Доме на набережной" для своей дочери Ксении. Во время ремонта выяснилось, что пятикомнатные апартаменты этажом выше принадлежат Владимиру Гундяеву (мирское имя патриарха Кирилла). Некая Лидия Леонова, которая прописана в одной квартире с патриархом, подала иск к Шевченко с требованием выплатить ей 19,7 млн рублей. В такую сумму был оценен ущерб от пыли и наночастиц, якобы попавших в жилище Кирилла во время ремонта. Иск включал в себя следующие пункты: перевозка предметов из квартиры Гундяева и обратно — 376 тыс. рублей, ремонт квартиры — 7,3 млн рублей, аренда аналогичной жилплощади на время ремонта — 2,1 млн рублей, испорченная мебель и предметы интерьера — 2,6 млн рублей, спецочистка 970 книг — 6,3 млн рублей, уборка имущества — 151 тыс. рублей. Замоскворецкий суд удовлетворил иск Леоновой в полном объеме, позже с таким решением согласился Мосгорсуд.

Примечательно, что в интервью Владимиру Соловьеву патриарх Кирилл заявил, что направит на благотворительность все деньги, полученные по судебному делу о квартире в "Доме на набережной".


***

"Книги были не только покрыты пылью, но на них имелся грибок. Так что чистили не только от пыли"

Оригинал этого материала
© Газета.Ру, origindate::13.04.2012, Пыль улеглась в страстную пятницу

Жанна Ульянова

Лидия Леонова, прописанная в квартире в Доме на набережной, где живут родственники патрираха Кирилла, отозвала иск о признании незаконным договора дарения квартиры, выписанного своей дочери экс-главой Минздрава Юрием Шевченко. На счет истцов поступили 19,7 млн рублей компенсации.

В пятницу утром в Замоскворецком районном суде Москвы прошло заседание по иску Лидии Леоновой, прописанной в квартире в Доме на набережной, где, по словам главы РПЦ патриарха Кирилла, проживают его троюродные сестры. Истица требовала признать незаконным договор дарения квартиры ее соседа, экс-министра здравоохранения, кардиолога и священнослужителя Юрия Шевченко его дочери.

Совершив формальную сделку, Шевченко, по мнению истицы, «умышленно пытался сделать невозможным возмещение нанесенного ей ущерба».

Ранее, в ноябре 2011 года, Леонова выиграла тяжбу о взыскании с Шевченко 19,7 млн рублей в качестве компенсации ущерба от ремонта, запылившего книги и другие ценные вещи. Суд наложил ограничение на выезд Юрия Шевченко на рубеж до возмещения ущерба. «Но ему необходимо пройти лечение за границей, у него онкологическое заболевание на четвертой стадии», — пояснила адвокат Шевченко Вера Травкина. 5 апреля сын бывшего министра продал квартиру в Санкт-Петербурге и выплатил требуемую сумму.

Ни истица, ни ответчик в пятницу в суд не явились. В тесной комнате номер 322 прояснять квартирный вопрос пришли адвокаты и журналисты. Судья Анна Андриясова напомнила о перипетиях разбирательств двух представителей Русской православной церкви. Адвокат истицы Ирина Забралова передала суду платежное поручение о переводе 19,7 млн рублей на счет судебных приставов, а также ответ судебных приставов, которые подтвердили, что взысканные с ответчика денежные средства поступили на их счет, в связи с чем временное ограничение выезда Шевченко из России отменено.

Адвокаты Шевченко и его дочери ждали отзыва иска. Но сторона истца сначала решила разъяснить суду свою позицию.

«2 декабря 2011 года, после того как суд обязал Юрия Шевченко выплатить 19,7 млн рублей, он совершил две сделки по отчуждению принадлежащего ему имущества: это была формальная передача квартир № 212 и № 374 ближайшим родственниками — детям», — заявила Забралова. Всего на момент вынесения решения суда, по словам юриста, семья Шевченко владела тремя квартирами в Доме на набережной, а также жилплощадью в районе Арбата и в Санкт-Петербурге. По данным истцов, все квартиры, кроме двух — в историческом доме ЦИК и СНК СССР, были проданы.

Дочери Ксении Корсун бывший министр подарил пятикомнатную квартиру № 212 в доме 2 по улице Серафимовича. «Полагаем, это была формальная передача: дочь так и не зарегистрировалась в этой квартире, а также не несла расходов по оплате коммунальных платежей. К тому же у нее имеется личная жилплощадь на улице Удальцова, в доме 32, и на Новокуркинском шоссе, в доме 35», — заявила адвокат.

Она отметила, что, несмотря на договор дарения, семья Шевченко вскоре попыталась продать обе квартиры в Доме на набережной через агентство «Капитал Недвижимость». «У нас есть свидетели, которые приходили в квартиру в качестве покупателей недвижимости в день совершения сделки дарения», — сообщила адвокат истицы. По словам Забраловой, Шевченко якобы пытался продать отремонтированную квартиру № 212 за $2,7 млн. Ранее суд, основываясь на бумагах о покупке квартиры Шевченко в 2010 году, оценил ее в 15 млн рублей (такая сумма значилась в договоре купли-продажи).

«Все имущество, которым владел Шевченко, чудесным образом за несколько месяцев испарилось», — заявила Забралова.

Она напомнила, что в октябре 2010 года, когда Леонова (она живет в доме на Серафимовича с 1995 года) обнаружила пыль от ремонта в своей квартире, истица попыталась дважды уведомить ответчика о наличии материальных претензий. Леонова также направляла письмо с просьбой возместить ущерб. Но разрешить дело в досудебном порядке не удалось.

Судья Андриясова попыталась ограничить выступление адвоката рамками иска о законности сделки дарения, но та все-таки вернулась к истокам дела. В частности, она продемонстрировала фотографии вентиляционных отверстий, из-за переделки которых пыль проникла к Леоновой. И отметила, что ее возмущают заявления ответчиков о завышенной оценке нанесенного имуществу Леоновой ущерба. В 19,7 млн рублей, как было указано в первом иске (о возмещении ущерба), вошли расходы на ремонт квартиры (более 7 млн рублей), очистка имущества, его вывоз, хранение и доставка обратно после завершения работ, стоимость испорченной мебели и ковров (2,6 млн рублей), аренда «аналогичной по полезности квартиры» на время ремонта (более 2 млн рублей). Пришлось очистить от пыли почти 1,6 тыс. книг, 639 из которых были изданы до 1930 года. Специалисты Российской государственной библиотеки посчитали необходимым провести тщательную сухую очистку книг и оценили стоимость выполненных работ почти в 14 млн рублей, однако взяли в два раза меньше. Также суд взыскал с ответчиков 760 тыс. рублей в счет возмещения расходов на проведение экспертиз, юридическую помощь и госпошлину.

«В ходе судебных слушаний защита Шевченко в декларативной форме оспаривала сумму ущерба, но так и не предоставила никаких доказательств», — сказала она.

Завершая свое выступление, адвокат все-таки объявила, что хочет, чтобы дело было закрыто. «Сегодня денежные средства поступили уже и на счет Лидии Леоновой, мы отзываем свой иск»,— пояснила представитель истца.

«Вы согласны с отзывом иска и прекращением дела?» — обратилась судья к защитнице интересов Шевченко. Вера Травкина тут же попыталась выступить с пояснением. «Суд правильно понял, вы против прекращения искового производства?» — переспросила ее судья. Тогда адвокат наконец согласилась с отзывом иска.

Судья удалилась в совещательную комнату, а через полчаса объявила, что суд прекратил производство по иску Лидии Леоновой к Юрию Шевченко и с квартиры № 212 снят арест.

После заседания в коридорах суда Травкина сообщила, что в ходе заседания, по ее мнению, было нарушено равенство сторон. «Можно поставить точку в деле о квартире Шевченко. Но мы подали жалобы на решение Замоскворецкого суда и надеемся оспорить размер компенсации. Думаю, Мосгорсуд ответит в ближайшее время. Если жалобу отклонят, мы обратимся в Верховный суд, — сказала «Газете.Ru» адвокат. — «Мы просили суд о проведении независимой оценки ущерба, но суд не отреагировал. Доступ в квартиру Леоновой невозможен, поэтому, что там реально было испорчено, мы знаем только с ее слов и оценщика, нанятого истицей». Кроме того, по ее словам, на экспертизу поступили не все книги, а только восемь, но основании чего была оценена очистка всех книг: «Книги были не только покрыты пылью, но на них имелся грибок. Так что чистили не только от пыли». К тому же, по данным защиты Шевченко, Леонова не снимала другое жилье на время ремонта, а значит, не несла дополнительных трат. Уходя из суда, Вера Травкина заметила, что по-прежнему не понимает, почему ущерб возмещается Леоновой, тогда как в материалах дела владельцем квартиры значится Владимир Гундяев (светское имя главы РПЦ). По поводу выступления коллеги, подробно расписавшей собственность Шевченко, она заявила лишь, что «соседи не имеют права вмешиваться в личную жизнь других соседей», как и подсчитывать их недвижимость.

[BFM.Ru, origindate::13.04.2012, "Сестра патриарха ответит за "необоснованное обогащение": Как рассказал BFM.ru сын кардиохирурга — полный тезка своего отца Юрий Шевченко, у него имеются большие сомнения в том, что испорченная мебель была выброшена или вообще существовала. «Мы ведь ее так и не увидели — ни якобы разрушенной квартиры, ни мебели, ни книг. Нас вообще в квартиру не пустили», — рассказал BFM.ru Шевченко-младший. — Врезка К.ру]