Пыль да “каша” — трасса наша

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Пыль да “каша” — трасса наша Почему в Москве такие грязные дороги?

" Московские дороги убирают каждый день. И в зной, и в холод, и в дождь, и в снег на войну с грязью дружными рядами выходит уборочная спецтехника. Шесть миллионов рублей в сутки — во столько муниципальной казне обходится чистота нашего города. Но почему же тогда и москвичей, и приезжих (особенно иностранцев) не покидает ощущение, что улицы российской столицы очень и очень грязные? Летом на них клубится пыль, с осени до весны месится слякоть. А этой, почти бесснежной зимой дороги вообще представляли собой жалкое и вовсе не столичное зрелище. Дорожный парадокс, мучающий миллионы граждан, должен иметь логическое объяснение, решили корреспонденты “МК”. И отправились искать правду к практикам и теоретикам. НОВОСТРОЙКИ: И РАДОСТЬ, И ГАДОСТЬ Когда рядом с дорогой идет большая стройка — само собой, грязи больше. Хорошо, если на этой стройке стоит моечный комплекс. Тогда колеса выезжающих грузовиков и самосвалов более-менее очищаются. А если мойки нет — земля с глиной разносятся по всему городу. — Хотите, поедем на одну стройку рядом с Дмитровкой, я вам покажу та-а-а-кую грязищу! — предложил нам госинспектор дорожного надзора и организации движения Управления ГИБДД Москвы Вячеслав Кукин. Отказываться мы не стали. По дороге инспектор рассказывает, что в Москве единовременно работает 600—700 крупных стройплощадок, а мелких — несколько тысяч. Но в последний год следить за строительными организациями стали строже. Несколько фирм-грязнуль, было дело, даже лишили лицензии. Проезжая по Новослободской улице, замечаем в середине проезжей части широкую грязную полосу до самого горизонта. — Откуда она тут взялась, непонятно. Будем разбираться, — инспектор Кукин в недоумении. Мы, впрочем, тоже. На Дмитровском шоссе потоки разделяет “отбойник”. Под ним тоже скопилось немало грязи. Чтобы ее убрать, нужна специальная техника, которая “выковыривает” комья из-под ограждения. А вот технику, которая смогла бы чистить пространство под припаркованными по всему городу автомобилями, еще не придумали. Поэтому вдоль магистралей развешены щиты с просьбой парковаться по четным дням на четной стороне улиц, по нечетным — соответственно на нечетной. — Выполняют водители это требование? — спрашиваем у инспектора. — Стараются выполнять, — уклончиво отвечает тот. Тем временем мы сворачиваем с Дмитровки — и почти сразу увязаем в глине. Здесь идет строительство 400-метровой дороги, которая в недалеком будущем должна связать Пяловскую улицу с улицей Ивана Сусанина. Взору предстают горы грунта высотой в несколько метров. Нет ни малейшего ограждения, и земля регулярно перемещается на дорогу. Глина наматывается на колеса впереди идущих авто. Правда, появляется мини-трактор с щетками — пытается убрать месиво. Но — безуспешно. — Про эту стройплощадку я вам и говорил, — комментирует инспектор. — Вся эта грязь потом несется на Дмитровское и Коровинское шоссе. Уж сколько мы боремся с этими строителями, штрафы накладываем — все бесполезно. Штраф за отсутствие мойки на стройке — от 50 до 100 МРОТ на юридических лиц. Но, видно, дешевле заплатить штраф, чем купить моечное оборудование. Иначе чем объяснить, что в прошлом году из проверенных гаишниками 8 тысяч стройплощадок на 1 тысяче пункты мойки не работали. — Самые проблемные строительные объекты — на МКАД. Иногда мы принимали даже такие жесткие меры, как перекрытие выездов бетонными блоками, — говорит начальник отдела дорожной инспекции и организации движения Управления ГИБДД Москвы Александр Ходаков. — В основном на мойке экономят мелкие строительные организации. Мы регулярно направляем соответствующую информацию в оперативно-распорядительное управление мэрии. ПРИЧИНЫ: ОЧЕВИДНЫЕ И НЕ ОЧЕНЬ ВИДНЫЕ Где и почему чаще всего бывают грязные дороги? В районах массовых жилых застроек, в промзонах. Иными словами, там, где много строительной техники, грузовиков, разбивающих проезжую часть. По тем же причинам непотребный вид имеют дороги в районе железнодорожных путей — на этих участках находятся склады, депо. Поэтому к ним и от них постоянно курсируют грузовые машины. Но это — причины лишь очевидные. А есть и невидимые глазу. — Грязь на московских дорогах появляется по тысяче причин, и одна из них — безобразное качество покрытия с его “ямочным” ремонтом, который сам дает колоссальное напыление, — считает доктор искусствоведения, профессор МАРХИ, член Общественной палаты РФ Вячеслав Глазычев. — Плохой московский климат — это не оправдание! Разве в Хельсинки или в Риге хороший климат? А с дорогами там все отлично. — Конечно, грязь на дорогах зависит в том числе и от качества асфальта, — вторит профессору коммерческий директор научно-производственной группы “Инфотех” Вадим Смирнов. — Сейчас все чаще используются материалы, которые продлевают срок службы дорожного покрытия, — например, т.н. битрек, с добавлением резиновой крошки. В основном битрек кладут на Третьем кольце, МКАД, Волоколамском шоссе, площади Гагарина, Звенигородской эстакаде, Автозаводском мосту — в общем, там, где самая большая нагрузка на дороги. — Потери с транспортных средств пачкают дороги, и определенная доля приходится на продукты истирания шин и покрытия, — считает завлабораторией городских дорог МАДИ Никита Борисюк. — Хотя я бы не сказал, что истираемость одного асфальтобетона намного больше, чем другого. Скорее всего, я выделил бы еще одну причину, связанную с культурой газонов. По нормативам растительный грунт должен быть на 5 см ниже уровня бортового камня. А у нас он накопился за прошлые годы и вываливается на дорогу. Если пройдет дождь, земля стекает на проезжую часть. За этим сейчас плохо следят. За примерами далеко ходить не надо. Улица 1905 года, на которой находится редакция “МК”, за последние годы настолько скособочилась, что можно без труда наблюдать, как земля с газонов попадает на тротуары, а потом — на дороги. Да и вообще — тротуары в Москве давно превратились в продолжение проезжей части. Пожалуй, они еще грязнее, чем сами дороги. По данным Москомприроды, снег, лежащий на тротуарах, содержит: нефтепродуктов — в 1200—2000 раз больше предельно допустимой концентрации; железа — в 330 раз больше; меди — в 200—300 раз; цинка — в 200 раз; хлоридов — в 16 раз больше. В СЛЯКОТЬ ВНЕДРИЛИСЬ РЕАГЕНТЫ По нормативам дороги в Москве строят не идеально ровными, а выпуклыми: если посмотреть в разрезе, будет видно, что самая высокая точка — в центре, а к бордюру по дуге идет уклон. Это делается, чтобы вода с грязью стекала к краям дороги и ее было проще убирать. В сухое время года дороги чистят т.н. пылесосами, которые “высасывают” пыль в основном с краев. Основная проезжая часть, по идее, должна быть сухой и чистой. Есть даже норма допустимого загрязнения — 30 граммов на квадратный метр. Но в столице она соблюдается не всегда. При плюсовой температуре проезжую часть моют раз в сутки. Если идет дождь, этого не делают — он и так смывает грязь к бордюру. Два раза в год проезжую часть чистят шампунями. Но процесс осложняется тем, что часть дорог занимают припаркованные машины, так что немалая часть грязи остается под ними, а потом разносится по Москве ветром и дождем. По краям столичных дорог — почти 100 тысяч зарешеченных колодцев, через которые в ливневую канализацию стекает дождевая вода. Но вместе с водой туда попадают отбросы с проезжей части и тротуаров. — Мы проводили анализ по Центральному округу — специально фотографировали, что лежит под решетками, — рассказывает пресс-секретарь Мосводостока Игорь Епифанов. — Кроме грунта, много бытового мусора — окурки, сигаретные пачки, бумага. И это одна из самых больших наших проблем. Особенно сильно засоряется канализация после массовых гуляний. Да и водители часто избавляются от мусора на ходу. В прошлом году рабочие вытащили из ливневой канализации почти 24 тысячи тонн грунта, 11 500 тонн строительного мусора и больше 6 тысяч тонн бытового. Сами понимаете — с такими объемами чистить коллекторы от грязи приходится регулярно. Процесс зимней уборки по сложности сопоставим с военной операцией. Здесь важно точно знать, когда пойдет снег, и заранее посыпать дороги реагентами. Для вывоза сугробов используется целая кавалькада техники. Подметальные машины идут уступом, снег подбивают от первой к последней, образуя валы. В первую очередь убирают зоны вокруг остановок, а также особо опасные места — мосты и тоннели. Тем не менее снежной “каши” даже при идеальной очистке улиц не избежать. Почему? — Противогололедные реагенты имеют щелочную основу, из-за которой и образуется “каша”. Но Москва не может обходиться без них. А от соли, которая “топила” снег, мы отказались — слишком плохо она воздействовала на экологию, — рассказал “МК” префект ЦАО Сергей Байдаков. Впрочем, “каша” может появиться и без реагентов. Об этом рассказала старший научный сотрудник Гидрометцентра Наталья Никольская. — Если после того, как выпадет много снега, наступит хорошая оттепель, образуется “каша”. В ближайшее время это бедствие Москве не грозит — несмотря на то что снега уже достаточно, для образования сильной грязи необходимы плюсовые показатели температуры. Но если говорить о более дальних прогнозах, то исключать резкого потепления и появления “каши” этой зимой нельзя. ГОРОД ЗАХЛАМЛЯЮТ И ПРОБКИ Какое отношение имеют пробки к грязи на дорогах? Оказывается — самое прямое. Широкие улицы, тоннели и эстакады — это не только удобное движение. Чем разветвленнее дорожная сеть, чем больше развязок в разных уровнях, тем чище город, считает профессор МАДИ Татьяна Ларина. — Во всем мире содержанию дорог уделяется гораздо больше внимания, чем у нас, — говорит Татьяна Алексеевна. — Столице нужны не только новые материалы, но и новые нормативные документы — и на ремонт, и на реконструкцию. Сейчас их фактически нет — все устарели, не действуют, больше 10 лет вообще ничего не разрабатывалось. Если проводится ремонт дороги, то он заключается в основном в перекладке верхних слоев асфальтобетонного покрытия (старый асфальт срезается и кладется новый). А ведь изнашивается не только новый слой, но и вся дорожная “одежда”. И потому требуется усиление верхних слоев, более мощная конструкция. — Коммунальщики, латающие дороги, тоже работают по устаревшим нормам? — Если бы коммунальщики заделывали выбоинки сразу, качество наших дорог было бы куда выше. А мы обычно ждем, потому что организации при существующих технологиях невыгодно заделывать крошечную ямку или трещинку. Для этого нужны другие технологии — эмульсионно-минеральные смеси, которые можно укладывать в холодном состоянии и которыми удобно заделывать даже самую маленькую ямочку. Но Москва, к сожалению, отказалась от холодных способов поддержания дорог. Считается, что это дорого. Правда, применяется холодный асфальтобетон — но это временная пломба, которую вскорости надо удалить. Между капремонтами должно пройти 15 лет. Значит, 15 лет дороги нужно содержать за счет именно “латочек”. Но мы из-за несовершенных технологий вынуждены делать капремонт чаще. Городским властям надо более тесно сотрудничать с учеными, внедрять новые технологии. Но самое главное для улучшения качества и чистоты дорог — увеличение числа полос движения и строительство развязок в разных уровнях. Стоянки занимают 1—2 полосы движения на дорогах. Нужны паркинги в разных уровнях — можно даже проектировать их на крышах домов, рынков. Тогда и уборка будет нормальной, и ремонт. А у нас если парковки в проектах и предусмотрены, то, как правило, в одном уровне. — Объясните, как между собой связаны чистота улиц и широкая дорожная сеть. Казалось бы, чем больше дорог, тем больше времени нужно на их уборку... — Смотрите: чем больше полос движения, тем меньше изнашивается покрытие. А значит, тем лучше его качество и чище дорога. Асфальтобетон — органическая система, которая, отдыхая, способна частично восстанавливаться. Если машин ездит немного, то через некоторое время внутренние напряжения асфальта релаксируются и он как бы залечивается. А при высокой интенсивности движения разрушенные связи не успевают восстанавливаться. И дальше идет лавинообразное разрушение, даже от просто стоящего автомобиля. — Действительно ли роковую роль в разрушении асфальта играет шипованная резина? — Это не так. Колея образуется не столько от шипованной резины, сколько из-за высокой интенсивности движения. Вообще единого мнения, откуда берется колейность, нет. Некоторые специалисты считают, что она связана с дорожными вибрациями. Так что водителей ругают зря. Я вам больше скажу — мы обеими руками за то, чтобы водители использовали шипованную резину. Она обеспечивает более высокую безопасность движения. Другое дело, что нужно заниматься разработкой протекторов, которые сами больше истираются, но меньше истирают асфальт. КТО И КАК СВИНЯЧИТ? Что же нужно сделать, чтобы Москва стала такой же опрятной, как европейские города? Выводы наших экспертов оказались простыми на словах, но сложными в исполнении. Но, если закрывать глаза на проблему и дальше, уборка города может превратиться в пустую трату денег. И все усилия коммунальщиков заранее обречены на провал. МНЕНИЕ АРХИТЕКТОРОВ. Основная грязь — от строек. Есть золотое правило: строительная площадка не должна выходить за габариты будущего сооружения. Это означает гораздо более высокую требовательность к технологии ведения всех строительно-монтажных работ: строить нужно изнутри, не иметь на площадке складов, подвозить ровно столько материалов, сколько будет использовано в ближайшие сутки, причем осуществлять подвоз ночью. Еще одна мера — сделать выше тротуары. МНЕНИЕ ГИБДД. Чистота на улицах во многом зависит от наличия на стройплощадках пунктов очистки и мойки колес. Надо добиться, чтобы у каждого строительного объекта стоял моечный комплекс. Сейчас экоэкспертиза не пропускает проект, если нет схемы мойки. Но на деле это не всегда срабатывает. Нужно четко определить это в документах. МНЕНИЕ УЧЕНЫХ. Москве нужно строить парковки, вести контроль за тротуарами и газонами, в корне менять подход к ремонту дорог. В частности, нужно другое качество дорожного покрытия. Можно рассмотреть вариант переноса ливневых колодцев с проезжей части немного в сторону (организовать специальные “карманы”). Сейчас около колодцев скапливаются и застаиваются вода и грязь. И разрушения в первую очередь возникают по периметру колодцев и люков. МНЕНИЕ ИНЖЕНЕРОВ. Все московские дороги в разрезе — выпуклые. Широкие магистрали, безусловно, должны иметь именно такой уклон. А вот узкие переулки имеет смысл делать, наоборот, вогнутыми (это практикуется в Европе). Тогда грязь станет скапливаться в центре проезжей части, что вдвойне выгодно: и припаркованные авто не будут мешать уборке, и тротуары станут гораздо чище. МНЕНИЕ ЭКОЛОГОВ. В Москве много пыли-грязи из-за большого количества транспорта. Властям нужно выводить промышленные предприятия за черту города, а водителям — переходить к более “экологически чистым” двигателям и качественному бензину, ставить фильтры и катализаторы. Плюс установить жесткие требования к перевозке стройматериалов и прочих загрязняющих окружающую среду грузов. КАК ВИДЯТ СИТУАЦИЮ КОММУНАЛЬЩИКИ — В Москве 3 миллиона машин, и далеко не все чистые, — говорит пресс-секретарь Управления жилищно-коммунального хозяйства Марина Орлова. — Кто-то парковался на земле, кто-то приехал из подмосковной деревни. Кто-то помыл колеса, большинство — нет. И вся эта огромная куча немытых машин несется в город. Почему таких грязных дорог нет в Европе? В Европе экология лучше. Автомобили лучше. В некоторых странах более высокий притротуарный камень. Не надо забывать, что Москва — один из крупнейших городов Европы. Но ситуация уже меняется — это можно почувствовать по качеству ремонта дорог."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации