Пьют водку, а бьют Шефлер

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Очередная спиртовая война, развернувшаяся на российских PR-просторах, только на первый взгляд кажется неожиданной. Во вчерашних "Итогах" речь зашла уже о введении хлебных карточек и фантастическом повышении цен на хлеб после прошлого года - самого урожайного за десятилетие (разумеется, предрекалась и катастрофическая неурожайность лета грядущего). Понятно в чей огород были камни: под нынешним министром сельского хозяйства и вице-премьером Алексеем Гордеевым кресло качается не в первый раз. Пожалуй только с каждым разом - сильнее.

Линий атаки на Гордеева несколько. Среди них - и его первый заместитель Сергей Данкверт, чья фигура вызывает особенно яростные нападки с момента запоздалых "зерновых интервенций" осени прошлого года, но главным образом это - Владимир Логинов. Который тоже раньше был замом Гордеева, а теперь уже более года возглавляет Федеральное казенное предприятие "Союзплодоимпорт" (далее просто ФКП). Тот самый ФКП, на который Минсельхоз (то есть Гордеев) переписал права использования знаменитый торговых марок водок "Stolichnaya", "Moskovskaya" и еще полутора десятков менее известных, которые в свою очередь пытаются отобрать у "Союзплодимпорта" (без "о"), то есть у "S.P.I.International", которым владеет известный предприниматель соратник Бориса Березовского Юрий Шефлер, который и дальше как в сказке Киплинга про "дом, который построил Джек".

История с торговыми марками "Stolichnaya", "Moskovskaya", "Русская", "Лимонная" и другими - всего 43 бренда хорошо известна. В советское время, с 1966 года, существовало внешнеторговое объединение "Союзплодоимпорт", поставлявшее водку под этими названиями на экспорт. На волне "дикой приватизации" появился клон: ЗАО "Союзплодимпорт" (без "о"), купивший в 1997 году торговые марки водок всего за US$ 300 тыс. При том, что по некоторым экспертным оценкам их цена составляла около US$ 400 млн. До весны 2002 года концерн "S.P.I. International", в который входит "Союзплодимпорт", производил свою водку на экспорт в Калининграде. Но 26 октября 2001 года "Роспатент" перерегистрировал наименование владельца 17 водочных товарных знаков с ЗАО "Союзплодимпорт" на РФ в лице Минсельхоза, а 8 июля 2002 года - на РФ в лице ФКП. Тогда Шефлер перенёс производство "русской" водки в Латвию, на приобретённый им 19 июня 2001 года завод "Latvijas balzams" (в просторечии - "бальзамка"), знаменитый еще с советских времён не столько водкой, сколько своим "Рижским бальзамом".

В 1998 году 20% этого предприятия было приватизировано за ваучеры, 19,5% - продано работникам и пенсионерам завода, еще 19,9% - менеджерам предприятия. Вскоре 25% акций собралось у АО "Rigas vini", которое затем было продано концерну "Ave Lat Grupa". Этот концерн принадлежал Андрису Шкеле, который много лет был премьер-министром Латвии. Шкеле в Латвии значил больше, чем в России Черномырдин: Латвия - не президентская республика и вся реальная власть там сосредотачивается у премьера. Именно Шкеле и привёл в Латвию Юрия Шефлера, продав ему завод. Зачем он это сделал? "Я пошел на этот шаг, чтобы не создавать конфликта интересов, - рассказывал Шкеле автору этих строк в прошлом году. Я ведь был премьером. Поэтому и был продан концерн "Ave Lat Grupa" и "Latvijas balzams". Будущий владелец выбирался серьезно: он должен был принести предприятию пользу, поднять производственные мощности и иметь опыт работы в отрасли. Вместе с S.P.I. были рассмотрены кандидатуры еще двух компаний - западных... Прошло время, и я вижу, что выбор был оправдан. Буквально вчера я смотрел статистику и убедился: Латвия стала наконец больше экспортировать алкогольной продукции, чем импортировать. Теперь один из наших старейших заводов работает 24 часа в сутки, производя самые знаменитые в мире бренды водки. Мне это приятно - завод пошел в рост".

Между тем, вряд ли Юрию Шефлеру и многочисленным потребителям его водки столь же приятен тот факт, что купили они завод именно у Шкеле. Дело в том, что за год до продажи "Latvijas balzams" Шкеле оказался в эпицентре знаменитого "педофилгейта". Несколько высших чиновников, включая и латвийского генпрокурора (кстати, это все происходило почти сразу после "скуратовского" скандала в Москве), получили обвинения в гомосексуализме и педофилии: они якобы заказывали мальчиков в двух модельных агентствах. Владелец наиболее известного агентства - Юрьев - сидит в латвийской тюрьме, но ему можно дозвониться на сотовый.

Позорные подозрения пали и на Шкеле, который старался осторожно препятствовать расследованию обстоятельств дела. Интересно, что Шкеле возглавлял (и возглавляет сейчас) правую "Народную партию", выступавшую за западную ориентацию Латвии. Разоблачал же педофилов бывший советский пограничник-дальневосточник и бывший первый министр внутренних дел независимой Латвии депутат Сейма Янис Адамсонс (в просторечии - "Янка"). Совершенно неуправляемый и нарушающий все бюрократические каноны "Янка" был и остается социал-демократом, условно говоря - сторонником "пророссийской" Латвии. Поэтому "педофилгейт" неминуемо приобрел характер политического противостояния социал-демократов - правящей правой коалиции. Когда же на все это наложилась еще и продажа правыми алкогольного завода Шефлеру, которого Москва объявила "врагом народа", - эта политическая составляющая приобрела скандально-криминальный оттенок.

Автору этих строк довелось в разгар скандала встретиться с неистовым депутатом в каком-то тинейджерском баре в центре Риги. Пригубляя коньяк, Адамсонс, воодушевленный попавшими в его руки документами, обещал: "Сначала мы снимем генпрокурора, потом - Шкеле, потом займусь попами: там ведь еще все конфессии, кроме лютеран, замешаны!" Первые два пункта программы Адамсонс выполнил. И хотя официально Шкеле подал в отставку добровольно, никаких обвинений в педофилии и гомосексуализме он, конечно, не признает, но с тех пор на всем, что касалось Шкеле, лежит лёгкий отблеск "педофилгейта": вряд ли это способно порадовать потребителей сугубо мужского напитка - водки, производимой на проданным им в разгар скандала заводе.

Итак, до самого недавнего момента 49,98% акций "Latvijas balzams" принадлежало ООО (по-латышски "SIA") "NTBDC LB", которое в свою очередь принадлежит концерну "S.P.I.Spirits Ltd. Cyprus", в который входит и "Союзплодимпорт". Юрий Шефлер владеет 80% акций группы S.P.I." Дела завода с приходом Шефлера, надо сказать, пошли круто в гору. Прибыль бальзамки" в 2002 году выросла по сравнению с предыдущим годом на 33% и составила 2,38 млн. лат (US$ 1 = 0,56 лата) при обороте 47,95 млн. лат. Интереснее с инвестициями: если три предыдущих года в производство инвестировалось 1,4 - 1,6 млн. лат, то в 2002 - 5,14 млн. - почти US$ 9,2 млн.!

В Латвии "бальзамка" контролирует 48% внутреннего алкогольного рынка и является самым крупным налогоплательщиком. Завод платит в месяц 2,5 - 3 млн. лат налогов. Однако по мнению российских экспертов, на самом деле империя Шефлера продаёт на экспорт (США, Западная Европа) водки на US$ 150 - 200 млн. с прибылью до US$ 40 млн. в год (сравните с цифрами выше) - просто значительная часть прибыли образуется в оффшорной компании "S.P.I.Spirits Ltd. Cyprus", так что Латвия налогов явно недополучает - как раньше Россия.

И вот, весной этого года Шефлер решил стать формальным мажоритарным акционером. Хотя остальные 50,02% акций были распылены среди двадцати с лишним тысяч акционеров (среди которых самый крупный - Valdis Bimanis - владел всего 0,77%), Шефлер, у которого только что отняли Калининград, решил подстраховаться и докупить бумаг до формального контрольного пакета. После того, как у него стало 50,08%, по латышским законам он, как мажоритарный акционер, должен был предложить миноритарным акционерам выкупить их акции. Что и было сделано на собрании акционеров 4 апреля этого года.

Кроме годового собрания акционеров, были и другие события, которые способствовали подогреву алкогольной ситуации этой зимой-весной. Так гордеевско-логиновский ФКП потерпел целый ряд поражений в судах. 1 апреля было прекращено арбитражное производство по делу, в рамках которого ФКП пытался получить монополию на использование слова "Столичная".

Дело в том, что оказалось недостаточным отнять это слово у "S.P.I." - надо еще не дать его пользовать сотням других производителей без лицензии ФКП. Однако еще в 1996 году московский завод "Кристалл" добился дискламации словесного обозначения водки" Столичная" и лишил "Союзплодоимпорт" монополии. Тогда и появились так называемые "Stolichnaya" и "Moskovskaya" с "чёрной этикеткой": монопольные права "Союзплодоимпорта" распространялись только на "Stolichnaya" с традиционной этикеткой, изображавшей гостиницу "Москва", если же этикетка оформлялась иначе, то - пожалуйста! Осознав свою ошибку через семь лет, ФКП обратилось за помощью к 1-му заму генпрокурора, который принес протест в Высший арбитражный суд на решение 1996 года. Не понятно, почему Гордеев с Логиновым не стали искать выходов на кого-нибудь из зампредов Вениамина Яковлева (председателя Высшего арбитражного суда). Хотя по закону Генпрокуратура тоже имеет право приносить в его ведомство протесты, судьи "вышки" традиционно не любят вмешательства в свою епархию и с удовольствием отказывают прокурорским. Так и получилось. "S.P.I. подала ходатайство о прекращении производства по делу и суд его удовлетворил. Теперь любой кооператив "Три ступеньки" может ставить слово "Stolichnaya" на свою водку - лишь бы этикетка выглядела по-новому.

Были решения и в пользу ФКП. Так, 18 марта Арбитражный суд Москвы очередной раз отказал ЗАО "Союзплодимпорт" в его иске к "Роспатенту" о признании незаконной перерегистрации 17 водочных товарных знаков на ФКП.

Коснулись суды и второго бренда - "Moskovskaya". 29 октября прошлого года суд Гамбурга рассмотрел возражения фирмы "Симекс" (дистрибьютер "S.P.I. ) на иск полузабытой даже в России фирмы "Довгань Гмбх", требовавшей запретить продажу в Германии водки "Moskovskaya" производства "Latvijas balzams" - как на самом деле "нерусской" водки.

Суд принял компромиссное решение: теперь Шефлер не может ставить на этикетке надпись: "Imported from Russia", должен указывать, что водка "бутилирована в Риге", зато по-прежнему можно крупно писать: "Произведено в России" и "Original Russian Vodka". ФКП, как государственное предприятие, денег на подачу таких исков в каждой стране не имеет, перспективы судов очень туманны (местные дистрибьютеры - ребята денежные), так что по единодушному мнению аналитиков в ближайшие годы "шефлеровке" на мировых рынках мало что угрожает.

Но что же все-таки дает право Юрию Шефлеру называть свою латышскую водку русской? Юрис Гульбис (Juris Gulbis), гендиректор "Latvijas balzams", утверждает, что водку он производит только из российского спирта. Вот здесь-то и начинается самое интересное. Во-первых, производственному объединению "Тула-спирт", лучшему в отрасли, еще в прошлом году не дали экспортных квот и запретили продавать Шефлеру свою продукцию. "Бальзамка" купила что-то в Осетии, но во-первых, мало, а во-вторых, представляете, что там за спирт?

Своих поставщиков Гульбис не называет: стоит на смерть и честно смотрит в глаза. Однако косвенно о значительных трудностях Шефлера со спиртом говорит тот факт, что "S.P.I." фактически инспирировал масштабный передел рынка спирта-ректификата в Латвии.

О планах "Latvijas balzams" построить в Латвии свой спиртовой завод, о том, как контролируемая "московофилами" рижская дума не хочет выделять под него землю, о целой череде "спиртовых убийств", след от которых тянется куда-то в недра "S.P.I." (или по другой версии - к "солнцевским", к - Михасю), наконец о разоблачителе "педофилгейта" и премьера Шкеле неистовом Янисе Адамсонсе - наш сайт расскажет в серии статей в ближайшие дни."