Пьющий в отстойнике

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Оригинал этого материала
© "Паритет-пресс", origindate::01.03.2011

Пьющий в отстойнике

Главный федеральный инспектор по Самарской области Сергей Сычев всем своим видом доказывает бесполезность института государственной власти

Андрей Горсткин

Compromat.Ru

Сергей Сычев

28 января 2011 года на расширенную коллегию Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний по Самарской области прибыл федеральный инспектор Сергей Сычев. Это «государево око» вышло к собравшейся в коридоре прессе и попыталось было надуть по привычке щеки, но ничего не получилось. В течение минуты «око» старалось сформулировать хоть какую-нибудь мысль, но даже вокруг самой простой мысли язык федерального инспектора причудливым образом заплетался. Потеряв надежду войти в контакт с собственным сознанием, Сычев отправился на коллегию высокопоставленных сотрудников тюремного ведомства — где, видимо, необходимости в контакте с сознанием не было. Журналисты привычно хихикали над картиной падения нравов нынешней российской власти: главный федеральный инспектор к 11 утра был уже по-обыкновению пьян в дым, и нисколько не стеснялся позировать в таком состоянии перед телекамерами.


Выход к прессе главного федерального инспектора по Самарской области Сергея Сычева перед расширенным заседанием коллегии ГУФСИН по Самарской области (28.01.2011, 11:00)
</tbody>

"Гадкий утенок" в мутной воде

Свой путь к вершинам падения Сергей Сычев начал удачно — с учебы на юридическом факультете Ленинградского госуниверситета имени А.А. Жданова в одно время со некоторыми известными ныне людьми, среди которых числятся президент России Дмитрий Медведев, вице-премьер правительства Дмитрий Козак и заместитель руководителя фракции «Единая Россия» в Госдуме Юрий Волков. С двумя первыми, достаточно яркими и талантливыми людьми, бывший фрезеровщик Серега Сычев сблизиться не мог никак ни во время, не после учебы — слишком различны были «высота полета» и интересы. Медведев по окончании юрфака поступил в аспирантуру, Козака взяли на работу в прокуратуру Ленинграда, а Сычев укатил служить в транспортную прокуратуру Новгорода. Волков же, который еще во время учебы приглянулся органам госбезопасности, оказался Сычеву как-то ближе, что позже сыграло решающую роль карьере запойного федерального инспектора.

В 1990 году в прокуратуре платили копейки, и брать взятки было достаточно трудно — воспитанные в советских традициях «старые кадры» к тому времени еще не разогнали. Поэтому Сычев бросил государеву службу и сбежал в Тольятти, где родители его супруги занимали в обществе видное положение и рады были помочь зятю с головой окунуться в бизнес. В Тольятти тогда самый выгодный бизнес был криминальным или полукриминальным и паразитировал на АвтоВАЗе. Сычев легко влился в струю, трудясь юристконсультом в кооперативах «Товарищ» и «Кузовщик» и одновременно возглавляя фирму «Лада-Интер-Сервис». Период первоначального накопления капитала мог закончится для Сычева знакомством с тюремной системой совсем не с той стороны, с которой он ныне в пьяном виде время от времени приближается. Нынешнего главного федерального инспектора в течение двух первых лет его бурной деятельности вокруг АвтоВАЗа <a href="page_21497.htm" style= "color: inherit; text-decoration: none;" name= "readabilityLink-3" id="readabilityLink-3">дважды арестовывали, однако затем чудесным образом освобождали</a><a href="#readabilityFootnoteLink-3" class="readability-DoNotFootnote" style= "color: inherit;">[3]</a>. Тайна чуда раскрылась в 1992 году, когда на должность генерального директора только что созданной Сычевым конторы «Аутригер» был назначен Петр Булгаков, ранее работавший в Тольяттинском ОБЭП и закрывавший те самые уголовные дела, в которых фигурировал Сычев. Таким образом, уже с первых своих шагов в бизнесе нынешнее «государево око» в Самарской губернии показало глубокое понимание коррупционной тематики и уголовной проблематики — в учредителях конторы «Аутригер», помимо Сычева, записаны были также представители некоторых ОПГ, директор по кадрам АвтоВАЗа Александр Сарычев, а также гражданин Добындо. Последний до недавнего времени возглавлял предприятие «Иж-Авто», выводил из него активы, затем организовал преднамеренное банкроство, а ныне <a href="http://compromat.ru/page_30430.htm" style="color: inherit; text-decoration: none;" name= "readabilityLink-4" id="readabilityLink-4">объявлен в федеральный розыск</a><a href= "#readabilityFootnoteLink-4" class= "readability-DoNotFootnote" style= "color: inherit;">[4]</a> следственным комитетом МВД.

Сычев в начале 90-х легко находил контакт с уголовниками, продажными чиновниками, работниками правоохранительных органов и госпредприятий, и эти связи позволяли проворачивать все более масштабные аферы. В 1996-1997 годах личное знакомство с руководителем АвтоВАЗа Алексеем Николаевым позволило увести с завода через подконтрольные Сычеву фирмы 320 неденоминированных миллиардов рублей, с помощью которых наш герой развернулся по-настоящему — в частности, фактически бесплатно получил от АвтоВАЗа его стопроцентно дочернее предприятие «АвтоВАЗагрегат». В число учредителей этого оторванного от автогиганта лакомого куска вместе с Сычевым вошли, понятное дело, гендиректор АвтоВАЗа Алексей Николаев и вице-президент автозавода по техническому развитию Константин Сахаров. Кроме того, прибыльная цепочка махинаций позволила Сычеву организовать в Тольятти ликеро-водочное производство, неумеренное употребление продукции которого затем привело нашего героя к нынешнему маловменяемому состоянию.

Собутыльник президента

К 2004 году Сычев <a href="page_18513.htm" style="color: inherit; text-decoration: none;" name= "readabilityLink-5" id="readabilityLink-5">сумел сколотить прочную региональную финансово-промышленную группу</a><a href="#readabilityFootnoteLink-5" class= "readability-DoNotFootnote" style= "color: inherit;">[5]</a> «Лада-Интер-Сервис», основу которой составлял как раз «АвтоВАЗагрегат». Масштабы бизнеса требовали политической поддержки на новом уровне, и Сычев двинул себя в региональную власть. Следует отметить, что это была не первая попытка подобного рода — ранее Сычев несколько раз пытался быть куда-то избранным, но электорату не понравился. Так бывает: продажным чиновникам, матерым уголовникам и расхитителям чужого добра какой-то персонаж очень нравится, а народу почему-то — нет. Признав этот нелестный для себя факт, Сычев выбрал другой путь к власти — аппаратно-коррупционный. Вспомнив свое «условно питерское» происхождение, Сычев уже в начале 2000-х налаживает связи с Юрием Волковым, совмещавшим в то время должность депутата Госдумы от «Единой России» с руководящей должностью председателя исполкома той же самой партии. Вскоре среди членов совета директоров фирмы «АвтоВАЗагрегат» появляется имя Михаила Егорова — младшего брата Николая Егорова, доктора юридических наук, профессора кафедры гражданского права СПбГУ и известного специалиста в вопросах собственности, который известен как личный друг Владимира Путина со студенческих времен и его доверенное лицо на президентских выборах 2000 года. Благодаря Волкову и Егорову, Сычев становится одним из винтиков в «питерских» схемах конвертации власти в собственность и взаимообразно получает возможность частично конвертировать уже свою собственность в ту власть, которой ему так не хватало для счастья. Для упрочения своего нового положения Сычев активно распускает слухи о том, что он лично знаком с руководителем администрации президента России (тогда эту должность занимал Дмитрий Медведев), что пил с ним водку в студенческие годы и продолжает этим заниматься и поныне — в редкие часы, свободные от государственных хлопот.

Служба Сычева в самой пятке «питерской» пирамиды, а в еще большей степени — пикантные слухи вокруг этого оказались решающим аргументом при назначении нашего героя в 2004 году на должность вице-губернатора, а затем и председателя правительства Самарской области. Константин Титов, возглавлявший в то время губернию, надеялся таким образом установить доверительный контакт со все теми же «питерскими», однако просчитался — Сычев в этом деле оказался плохим помощником. Более того, начал по-хамски требовать у Титова должностей и полномочий во власти для своих сомнительных партнеров, а также проявлять личные амбиции в отношении занимаемого шефом губернаторского поста. Уже через год единственный покровитель Сычева в Москве, Юрий Волков, в результате внутреннего переворота в руководстве «Единой России» оказался отстранен от решающей должности в правящей партии. Константин Титов тоже к тому времени понял реальную цену как деловым способностям Сычева на государственной службе, так и его связям. Для обеих сторон Сычев стал чем-то вроде чемодана без ручки: и нести тяжело, и бросить нельзя — потому что в его структуры уже вложено что-то ценное, что терять жаба душит. В результате сложных переговоров на тему «куда же нам девать это сокровище» Сычева решили «зарыть» в должности главного федерального инспектора по Самарской области. Сычеву было не обидно — вроде как не с работы выгнали, а перевели в федеральные органы. Лицам, принимающим решения, это тоже было удобно, потому как на такой должности большой вред государству нанести было непросто — в силу отсутствия руководящих полномочий.

Дорогие дураки

Однако и в этом случае нашла подтверждение поговорка о том, что не место красит человека. На новой должности Сычев сначала бурно запил от огорчения, а затем, не выходя из этого состояния, развил не менее бурную деятельность. Он не ограничился тем, чтобы адекватно своему положению в самом низу «питерской» вертикали тихо осуществлять контрольные функции, получая за удобные отчеты «наверх» скромные подношения от подконтрольных деятелей на вверенной территории. У винтика «питерской вертикали» попросту сорвало резьбу. Безобидная должность главного федерального инспектора превратилась в Самарской области в источник головной боли как для федеральных, так и для местных органов власти. Обычным делом стали, например, как регулярные, так и внезапные совещания местных «силовиков» у Сычева, на которые он собирает занятых людей исключительно с одной целью — провести политинформацию о том, что «Сычев всем еще покажет», что «у Сычева наверху все схвачено»,что он «с Димой на дружеской ноге» и что «Колю Егорова он с потрохами купил», и теперь этот влиятельный профессор только тем и занят, что лоббирует без устали сычевские интересы в бизнесе и политике. При этом от робких намеков утомленных перечисленной ахинеей силовиков на ту тему, что нехудо было бы свои связи на что-то полезное употребить — например, технику новую для милиции или той же системы исполнения наказаний выбить, — Сычев только пренебрежительно отмахивается, дыша крепким перегаром. И продолжает активно лезть во все процессы отправления власти в области, до которых может своей нетрезвой рукой дотянуться, чтобы засвидетельствовать в них свое участие. На фоне этих событий пьяный кураж главного федерального инспектора перед телекамерами уже на выглядит чем-то из ряда вон выходящим. Это всего лишь финальный аккорд затянувшейся трагикомедии, приглушить который у власти нет ни желания, ни возможности.

Должность главного федерального инспектора изобрели в Кремле в те трудные для страны времена, когда самые обычные люди выбирали себе губернаторов самостоятельно, безо всякого согласования с президентом России. В связи с бесконтрольностью такого процесса в регионы были направлены главные федеральные инспекторы, призванные бдить за происходящим и докладывать об истинном положении дел полпредам президента в федеральных округах. Затем президент нанизал губернаторов на вертикаль власти, отменив их прямые выборы. Губернаторская фронда закончилась, а должность надзирателя осталась. В связи с утратой вменяемых функций институт главных федеральных инспекторов все, кому не лень, начали наполнять новым, насквозь шкурным, содержанием. А потому федеральная власть периодически использует теперь этот институт в качестве отстойника для таких отыгранных «кадров», как Сычев. Опущенные в отстойник чиновники используют свое положение «пятого колеса в телеге» для того, чтобы путаться среди остальных в надежде стать со временем хотя бы колесом четвертым. Немногие дельные люди, оставшиеся на должностях главных федеральных инспекторов, мучаются оттого, что не могут понять, кому их контрольные функции в нынешней ситуации вообще нужны. Бюджет исправно оплачивает всю эту бесполезную, а часто — как в случае с Сычевым — просто откровенно вредную для страны деятельность зарплатами, командировочными и всеми иными немалыми расходами, связанными с функционированием государственного аппарата.

Когда смотришь на этот процесс незамутненным глазом, складывается порой впечатление, что Сычев своей фирменной водкой на самом деле уже всех «наверху» напоил до полной невозможности. И они теперь, находясь в длительном и сладостном неведении, никак не могут понять: если у страны не хватает средств на здравоохранение, образование и дороги — то самое время прекратить финансировать дураков.