Пятый хозяин анклава

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


За один год пребывания во главе Калининградской области нового губернатора Николая Цуканова долг региона с 7 миллиардов рублей вырос до 18 миллиардов

RIAN 00757659.HR .ru -150x114.jpg

Николай Цуканов

В постсоветский период в Калининграде было четыре губернатора: профессор Юрий Маточкин, начальник рыбного порта Леонид Горбенко, командующий Балтийским флотом Владимир Егоров и бизнесмен Георгий Боос. Николай Цуканов – пятый администратор. Из какой шинели вышел он – трудно сказать. Доподлинно известно, что в молодые годы был газоэлектросварщиком и комсомольским работником. Остальное – туманно, не резко, сомнительно. Как стать юристом

Родился Цуканов там же, в Калининградской области. В начале 90-х молодой человек покинул родной Гусев и подался в Москву. Дальше официальная часть биографии связывает деятельность Цуканова с коммерцией. Он стал соучредителем фирм, занимавшихся поставками медицинской аппаратуры. Если понимать российские реалии, коммерческая деятельность не могла не сблизить Цуканова как, с одной стороны, с людьми, круто опекавшими бизнес, так и, с другой, с чиновниками, способствовавшими коммерции. Об уровне таких знакомств и некоторых особенностях бизнеса можно судить по материалам уголовного дела, возбуждённого в своё время в отношении экс-министра здравоохранения области Елены Клюйковой, в котором фигурировала цукановская фирма. Госконтракт на приобретение компьютерного томографа был заключён по баснословно высокой цене. По некоторым оценкам, разница между рыночной и оценочной стоимостью составила 19 млн рублей!

Важные связи вывели Цуканова на новый, более высокий уровень возможностей и амбиционных притязаний. Вернувшись в  2003 году в Калининградскую область уже солидным, по местным меркам, бизнесменом, Цуканов вначале стал помощником главы районной администрации, а затем и возглавил Гусевский муниципальный район.
Земляки испытывали законную гордость: поскитавшись в чужих краях и получив за это время высшее юридическое образование, защитив диссертацию кандидата психологических наук, приобретя жизненный опыт, свой парень вернулся домой зрелым, состоявшимся мужчиной.
Однако далеко не на всех произвёл впечатление образовательный статус бывшего инструктора райкома комсомола. Неплохо знавшие Колю Цуканова, о шею которого можно гнуть рельсы, засомневались в том, что у него могло хватить терпения проштудировать историю римского права. Дело дошло до того, что правоохранительные органы вынуждены были заняться проверкой – каким образом у Цуканова появился диплом о высшем юридическом образовании? И вот что выяснилось.

В 1988 году 23-летний юноша поступил на первый курс заочного отделения агрономического факультета Калининградского филиала Ленинградского сельскохозяйственного института. Располагался этот храм науки в маленьком городке Полесске. В 1990-м студенту Цуканову «в связи с производственной необходимостью» ( а работал он тогда инструктором райкома комсомола) предоставили академический отпуск. Здесь обнаружилась первая нестыковка. Райком комсомола хлопотал о предоставлении отпуска своему сотруднику в марте, а сам отпуск Цуканов получил ещё в феврале. Это наводит на мысль, что письмо было изготовлено задним числом.
В 1993 году Цуканова отчислили из вуза по его желанию. Так утверждает справка, которую он представил в Высшую школу приватизации и предпринимательства. Она давала юноше право считать, что он, прослушав три курса, имеет незаконченное высшее образование и может поступить в новый вуз без сдачи вступительных экзаменов, причем сразу на четвёртый курс.
На самом деле, как оказалось, Цуканова отчислили из сельхозинститута за неуспеваемость. Он прослушал и сдал экзамены всего лишь по тем предметам, которые входят только в первый курс обучения. Откуда же в учебной карточке студента Цуканова появилась запись о том, что он в 1990-м переведён на 3-й курс?

Дальше следы Цуканова обнаруживаются в Московской Высшей школе приватизации и предпринимательства (ПиП)… Цуканов принят в вуз в 1997-м, закончил – в 1999-м. Получается, что проучившись один год на агронома и всего два года на приватизатора, Цуканов получил диплом о высшем юридическом образовании! А между тем, за это время ему предстояло прочитать горы литературы по таким дисциплинам, как философия, логика, теория государства и права, гражданское, уголовное, административное, хозяйственное право, криминалистика. Но главное – нужно было осмыслить прочитанное.

В своё время мне приходилось изучать работу вузов, словно грибы возникших в 90-е и обосновавшихся в бывших детских садах, школах и полуразрушенных зданиях неясного назначения. В иных из них можно было получить диплом, не прочитав ни одной книги. Вполне возможно, что Высшая школа ПиП, в которой обучался будущий губернатор, заставляла своих студентов корпеть над учебниками до рассвета, однако, как считают калининградцы, понятийный аппарат, которым сегодня пользуется глава правительства Калининградской области, его лексика, кругозор не дают оснований заподозрить школу в столь строгом отношении к своим студентам.

«Эмоциональное выгорание»

Приобретение диплома таким удивительным путём заставляет с недоверием отнестись и к диссертации по психологии, которую, как утверждают официальные сведения, в 2002 году защитил будущий губернатор. Тем более, что всякий, кто пообщается с губернатором в течение непродолжительного времени, уходит с сомнением, что имел беседу со специалистом в одной из самых сложных научных сфер.

Тема диссертации: «Цели и мотивы деятельности менеджера как факторы, влияющие на его эмоциональное выгорание». Я попытался ознакомиться с ней в Российской государственной библиотеке (бывшая библиотека им. В.И. Ленина), но в базе данных этой работы почему-то не оказалось. Зато нашёлся автореферат диссертации. Я внимательно прочитал 19-страничный труд и, не обладая специальными знаниями в области психологии, все же засомневался в научной ценности диссертации. Вот лишь один из примеров исследования. Соискатель изучал персонал коммерческой фирмы, в которой работал, и пришёл к выводу: люди лучше работают, если их хвалит начальство, даёт им премию и продвигает по службе. Согласитесь, чтобы понять это, совсем не обязательно проводить «углублённые» научные исследования. Эти элементарные истины известны даже школьнику.

На таком уровне, скорее всего, сделана и вся диссертация, поэтому и выводы в ней соответствующие: «Неудачи в деятельности приводят к эмоциональным срывам и выгоранию…»; «На характер выгорания оказывает влияние интенсивность общения, не соответствующая исходным представлениям о характере деятельности»; «Результаты исследования показали значительные нарушения в сфере эмоционального состояния работников фирмы»…
Вспоминается анекдот. Принёс соискатель своему руководителю диссертацию под названием «Не черпай воду решетом». Руководитель потребовал придать названию научность. В новом виде работа называлась так: «Нецелесообразность транспортировки водной субстанции в микропористой таре на расстояние».

Дрейфующий остров

Вопрос образования губернатора, как, впрочем, и любого другого госслужащего, чрезвычайно важен. От этого зависит качество и результат его работы. Тем более что Цуканову вверили регион, едва ли не самый проблемный в России. Посложнее разве что только Кавказ.
Аннексировав в 1945 году Восточную Пруссию, советскому руководству в страшном сне не могло присниться, что Калининградская область окажется отрезанной от России границами чужих государств. Географическая оторванность от основной территории страны превратила регион в проблемный, социально и политически неустойчивый. Этот своеобразный остров с миллионным населением, окружённый странами Евросоюза, незаметно, но уверенно дрейфует на Запад. В Польшу калининградцы ездят за дешёвыми сосисками. В Литве приобретают качественные молочные продукты. В Германии – отдыхают.
Географическая особенность заставляет жителей полуанклава сравнивать свой уровень жизни не с уровнем жизни в Рязани или Воронеже, а с тем, как живут в Западной Европе. И это сравнение пока не в их пользу. Психологическому дрейфу на Запад порой способствует, если быть откровенным, и поведение державы, иногда забывающей о своей заокраинной территории.
Когда главный санитарный врач России запретил ввозить в страну овощи из Евросоюза, по калининградцам это ударило очень больно: 80 процентов овощей они получают из Польши и Литвы. Когда Россия затеяла конфликт с польскими перевозчиками, а Польша ответила тем же, это привело к коллапсу на границе: в область невозможно было ни въехать, ни выехать из-за скопившегося транспорта. Вступив в таможенный союз с Белоруссией и Казахстаном, Россия не придала значения тому, что Калининградская область жить по правилам Союза не сможет в силу своего особого положения.

Известный калининградский политолог Арсений Махлов поведал мне эпизод столь же комичный, сколь и весьма удручающий:
– Моя дочь в этом году пошла в первый класс, – рассказывал Махлов. – Учительница попросила детей назвать российские города. «Вильнюс, Турция, Берлин, Варшава, Испания», – коллективно перечисляла детвора. И никто из тридцати малышей не назвал ни одного российского города!
Малейшая ошибка при принятии решения Москвой здесь, «на острове», воспринимается чрезвычайно остро, болезненно. Она наносит психологическую травму: люди чувствуют пренебрежение к своей судьбе и невольно тянутся туда, где им комфортнее.

Все, кто приходят управлять Калининградской областью, хотят сделать её процветающей. Но из этого почему-то ничего не получается. Первый губернатор самого западного региона России профессор Маточкин прекрасно понимал, в чём коренная проблема полуанклава. Благодаря его усилиям и появилась особая экономическая зона с таможенными льготами. Другим губернаторам предстояло реализовать проект в полной мере. Но Горбенко красил заборы в цвета российского флага и погряз в криминальных скандалах, а адмирал Егоров предпочитал, чтобы возникающие проблемы решались сами собой. И только Боос вместе с деньгами принёс надежду. Он подступился к реализации давней мечты калининградцев – сделать область туристической Меккой. При нём началось строительство современной дороги  вдоль Балтийского побережья.
Георгий Боос отличался так называемой высокой федеральной проходимостью. Он обладал нахрапистым характером и пользовался поддержкой Кремля. Это и позволяло ему выбивать из федерального бюджета немалые деньги. Но, как показала жизнь, деньги далеко не всегда гарантируют успех, если их распорядитель в общении с людьми придерживается принципа: или ты мой раб, или ты мой враг. В Калининграде считают, Боос погорел на холодном расчёте и отсутствии уважения к народу, которым управлял. Он закрыл пятую часть школ и шестую часть больниц и поликлиник. Он построил в Калининграде шикарный перинатальный центр для рожениц, но не учёл того, что женщины, добираясь до города из глубинки, станут рожать в дороге. А когда губернатор в несколько раз повысил транспортный налог, терпение людей лопнуло. Они вышли на митинги с требованием отставки не только самого губернатора, но и того, кто его назначил.
С уходом Бооса поток денег иссяк. Судьба многих проектов, начатых им, в том числе и строительство Приморского кольца, зависла. С уходом этого энергичного, фонтанирующего идеями, но равнодушного к людям человека в регионе образовался вакуум – финансовый и интеллектуальный. С особой остротой замаячил 2016 год – когда закон об особой экономической зоне (ОЭЗ) перестанет действовать. По мнению экспертов, как только это произойдёт, около 40 процентов малых предприятий, лишённых льгот, умрут мгновенно.

Слово дал – слово взял

Вот такой непростой регион достался сварщику-кандидату психологических наук Николаю Цуканову. Чтобы подступиться к проблемам региона, нужен недюжинный ум, понимание глубинных общественных процессов, свободная ориентация в правовом пространстве, политическая дальновидность, стратегическое мышление, дипломатический такт. За время руководства областью новый губернатор ничего этого, похоже, не обнаружил.

Прошедший год поверг в уныние даже неисправимых оптимистов. Федеральное финансирование региона сократилось по сравнению с прошлым годом в 17 раз. Долг с семи миллиардов рублей при Боосе вырос (за один год!) до 18. Индекс промышленного производства по сравнению с мартом нынешнего года упал на 12 процентов. Каждый десятый в области – безработный.
Листая калининградские газеты, поражаюсь кипучей энергии губернатора. То он глотает пыль на строительных площадках, то месит землю на селе, то проводит совещания и многочисленные встречи, то даёт интервью, то публично распекает нерадивых… Но это почему-то никак не сказывается на улучшении жизни калининградцев. Наоборот, регион необратимо засасывают всё новые и новые проблемы. Например, встала реконструкция аэропорта. Приказала долго жить весьма здравая и перспективная идея использования калининградского аэродрома, как аэродрома подскока. Сюда были бы ориентированы рейсы из Сибири и Дальнего Востока, идущие в Европу. Здесь, а не в Москве, они должны были бы заправляться, проходить обслуживание и лететь дальше.

Серьёзные зарубежные инвесторы, намеревавшиеся привести деньги в калининградский бизнес, отказываются от сотрудничества. Восемьдесят процентов руководителей малых и средних предприятий, работающих в области, не вкладывают средства в развитие собственного бизнеса в Калининградской области, но зато активно инвестируют свои производства в Литве, Польше и Белоруссии. Я беседовал с некоторыми из них. Они не видят перспективы.
«Калининградская вечёрка», анализируя деятельность Цуканова за год управления, отмечает: губернатор не допустил заметных промахов, но и видимых успехов не добился.
Создается впечатление, что все его усилия направлены лишь на то, чтобы удержаться на плаву. А между тем в условиях, когда жизнь требует постоянного поиска решений и их максимально быстрой реализации, выжидание, промедление из накапливающихся проблем формирует вязкую массу, из которой все равно придется выбираться, но уже с иными финансовыми и политическими потерями.

В области почти не осталось людей, которые не понимали бы: масштаб личности губернатора не соответствует задачам, которые стоят перед руководителем сложнейшего региона страны. Во всяком случае такое впечатление у меня сложилось от многочисленных встреч в Калининграде.
Я наслушался историй о том, как губернатор легко, не смущаясь, отказывается от своих обещаний. Заключает устный договор,  а потом по какой-то причине аннулирует его.Возможно, это позволяет ему получать некоторый выигрыш – мелкий, сиюминутный. А в итоге он проигрывает стратегически: слава о губернаторе, не умеющем держать слово, бежит впереди губернатора. Она достигла и Москвы.

Один из крупных бизнесменов, работающий в Калининграде, рассказал о том, что, оказывается, о слабости губернатора знают даже в кабинете министров федерации. Именно по этой причине здесь остерегаются иметь дело с лукавым партнёром.
Даже если бы у главы администрации был только этот единственный недостаток, пост руководителя области был бы ему противопоказан. Но у Цуканова обнаружились и другие качества, мало совместимые с его должностью. Это его искривленное представление о достоинствах и недостатках людей. Он стал выметать из аппарата правительства толковых специалистов, заменяя их на откровенно слабых, порой просто безграмотных, с нескрываемыми пороками, но близких по менталитету.

Наркоторговец у аппарата?

В Калининграде вызвало шок назначение на должность руководителя аппарата правительства Евгения Михайлова, гусевского товарища губернатора, в своё время осуждённого за незаконное хранение и сбыт наркотиков. (Утверждают, что именно по этой причине спецслужбы не дают главе аппарата допуск к работе с секретными документами).
Калининградцы недоумевали и по поводу назначения на должность министра сельского хозяйства, страдающего традиционным российским недугом и пишущего с грубыми грамматическими ошибками, Юрия Юхтенко.

В полном составе покинули правительство молодые ребята из управления по координации инновационной деятельности. Они разработали прозрачную схему продвижения инноваций, но возможно именно прозрачность пришлась в администрации не ко двору. Вместе с ними оставил правительство и заместитель председателя кабинета, кандидат юридических наук Сергей Карнаухов – человек с широким кругозором, прекрасный аналитик, энергичный, умелый организатор. В коридорах власти стала формироваться особая атмосфера, которую не всякий способен принять. Нормальную речь вытеснил отборный мат.
В моём досье, привезённом из Калининграда, запись разговора с молодой женщиной. Она рассказывает о том, как её домогался один из чиновников аппарата. Женщина утверждает: такие попытки предпринимались и в отношении других сотрудниц.

Всевидящим оком губернатора в коридорах администрации стали видеокамеры. С их помощью контролируется передвижение по зданию чиновников. Если кто-то замечен в контактах с лицами, критически настроенными к губернатору, его судьба предрешена.
Сотрудники администрации подозревают, что периодически по ночам в кабинетах министров кто-то производит обыски. Столы, запертые на ключ, взламываются.
Практически все, с кем встречался в Калининграде, говорили о том, что, якобы, по поручению губернатора прослушиваются телефонные разговоры. Откуда им это известно, поинтересовался я? Он сам этого особо не скрывает, отвечали мне. При встрече пересказывает содержание этих разговоров.

Поведение губернатора Николая Цуканова, на мой взгляд, могло бы стать предметом для серьёзного и весьма полезного изучения его коллегами-психологами. Ведь у каждого его поступка есть мотив, цель. Например, как объяснить то, что он неистово публично поносит Георгия Бооса – вскормившего его, позволившего порулить местным отделением «Единой России», подбрасывавшего на развитие города Гусева денег в ущерб другим районам? Зачем ведёт войну, что называется, на поражение со своим однопартийцем, мэром Калининграда Александром Ярошуком? Какой смысл в том, что пытается гнобить главу маленького Гвардейского района Ивана Кавуна?

Я побывал в Гвардейске. Небольшого роста, жизнерадостный по натуре, глава администрации был в подавленном состоянии. Не член партии, но избранный от коммунистов, бывший инспектор уголовного розыска, а затем адвокат, он выглядит белой вороной в мире деформированных ценностей. Взяток не берёт, откатов не даёт. Когда к нему приехали крутые парни и предложили деньги за «положительное решение вопроса», Кавун повез их к школе и сказал: «Отремонтируйте!» И крутые уехали.

Через земли района прокладывали газопровод. Привезли акт сдачи и потребовали: подпиши. Кавун поехал на место – проложенной трубы не оказалось. Акт подписывать не стал. За что губернатор Цуканов, как рассказал Иван Иванович, устроил по телефону свирепый разнос. Казалось бы, на таких, как глава Гвардейского района, губернатор должен был бы опереться, а он его пытается убрать с выборной должности, костерит на совещаниях, лишает район денег.
Вопрос сгущающейся атмосферы, в которой люди интуитивно всё больше чувствуют зарождающуюся опасность, не фигура речи. Редактор калининградской газеты «Новые колёса» и депутат областного законодательного собрания Игорь Рудников при нашей встрече говорил примерно о том же, что и Кавун. Он считает, что в регионе с приходом Николая Цуканова создан климат, при котором всякий, критически оценивающий деятельность губернатора, не может чувствовать себя в безопасности.

Рудников знает, о чём говорит. При губернаторе Горбенко его пытались убить. При губернаторе Боосе в отношении него возбуждали уголовные дела, арестовывали. Журналист полагает, что обстановка, складывающаяся в области сегодня, гораздо сложнее и опаснее, чем во все предыдущие годы. Когда я поинтересовался, от чего столь тревожное предчувствие, коллега пояснил: у губернатора нет внутренних нравственных ограничений.

Мне очень хотелось лично пообщаться с губернатором, но в пресс-службе главы администрации сказали, что плотный график Цуканова не позволяет организовать интервью. Предложили прислать вопросы по электронной почте. Что я и сделал. На время подписания номера ответ из администрации не поступил.К сожалению, у калининградского руководителя только один избиратель, и ответственность за сделанный выбор всецело лежит на нём.

Оригинал материала: "Совершенно Секретно"