Пятый элемент киргизской политики

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::03.03.2006, Фото: "Коммерсант"

Пятый элемент киргизской политики

Cемейный бизнес Акаевых захвачен кланом Бакиевых

Андрей Чижов

Converted 20912.jpg

Президент Киргизии Курманбек Бакиев

То, что инвестиционный климат в Киргизской Республике, мягко, скажем, оставляет желать лучшего, до последнего времени не являлось секретом ни для кого, кроме, пожалуй, главы государства Курманбека Бакиева. Президент Киргизии любые разговоры на эту тему, любую критику в отношении все более ухудшающегося положения дел с привлечением иностранных инвестиций воспринимал очень болезненно. Между тем, один из анонимных киргизских экспертов в интервью газете «КоммерсантЪ» назвал сегодняшнее состояние экономики республики «инвестиционной катастрофой». «Особенно страшно, - заявил эксперт, - что при новой власти ситуация становится все хуже и хуже. Если атмосфера не изменится, то нынешние инвесторы скоро уйдут и на их месте останутся либо авантюристы, либо бюрократические инсайдеры, под видом иностранных инвестиций уводящие из страны ее собственность и капитал».

С такой оценкой согласен и директор International Business Council Дэвид Грант. «Уверенность инвесторов, - цитирует Гранта «КоммерсантЪ», - низка как никогда. 55% опрошенных редакцией журнала инвесторов уверены, что экономические условия в Киргизии за полгода стали хуже», - заявил он со страниц издаваемого им в Бишкеке журнала Investment Now.

По всей видимости, данные экспертные оценки полностью соответствуют действительности, причем настолько, что президент Киргизии Курманбек Бакиев, наконец, публично вынужден был признать очевидное: на прошедшем 14 февраля заседании правительства республики он заявил министрам о необходимости «исправлять инвестиционный имидж».

Среди рисков, влияющих на инвестиционный климат в республике, эксперты и сами инвесторы называют четыре основных. Это политическая нестабильность республики, связанная с противостоянием ветвей власти, неверие в жизненность и долгосрочность существующего тандема «Бакиев-Кулов», неспособность руководства республики обуздать стихийную активность населения, выливающуюся в самозахваты чужой собственности, и активность криминалитета, рвущегося во власть. Глава миссии ОБСЕ в Киргизии Маркус Мюллер заявил в местных СМИ, что именно из-за нестабильности республика потеряла 6% роста ВВП и отпугнула многих потенциальных инвесторов. Многие крупные экономические проекты в Киргизии не работают или существуют лишь на бумаге. А независимые экономические эксперты утверждают, что экономики как таковой в республике нет, а есть саморегулируемый в тесной связке с теневиками, контрабандой и криминалом некий симбиоз дикой коммерции и восточного базара.

Все эти факты, элементы, влияющие на объем иностранного инвестирования в экономику Киргизской Республики хорошо известны, широко и активно обсуждаются как на страницах средств массовой информации республики, так и в стенах парламента, на различных форумах, проводимых активистами гражданского общества.

Но есть еще один – пятый элемент инвестиционной непривлекательности Киргизии, о котором все знают, который обсуждают с глазу на глаз, в лучших традициях советской «кухонной» демократии, но о котором публично, во всеуслышание говорить опасаются.

Как известно, мартовские события прошлого года местный политистэблишмент связывает не в последнюю очередь с тем, что на последнем этапе своего пребывания в кресле президента Аскар Акаев все в большей степени позволял вмешиваться в вопросы государственного управления своей семье. Притчей во языцех стало участие в решении кадровых вопросах его супруги, «крышевание» отечественного и иностранного бизнеса старшим сыном Айдаром и зятем Адилем. Поэтому не случайно, что именно против них была направлена энергия победивших «революционных масс». В тот период новый руководитель республики К.Бакиев выступал страстным обвинителем «махинаций» акаевской семьи, списывая именно на клановость, «семейный подряд» неудачи республики в экономической области, обнищание народа Киргизии. Одним из основных мотивов всех выступлений «революционеров», в том числе и и.о. президента Бакиева, были заверения о том, что подобного развития ситуации «новая Киргизия» не потерпит.

Однако уже первые действия нового президента свидетельствовали о возрождении «семейного подряда». Причем, в бОльших масштабах, с бОльшей циничностью. Уже тогда в народе стали говорить, что на смену одной семье пришла другая, более многочисленная (как известно, у экс-президента Аскара Акаева родных братьев не было, в семье Бакиевых – семеро братьев). «Произошел всего лишь верхушечный клановый переворот. Это, во-первых, захват семейного бизнеса Акаевых семьей Бакиевых, точнее даже кланом», - пишет в интернет-издании Gazeta KG киргизский аналитик Акыл Стамов. «Сын Бакиева - Марат Бакиев, сотрудник СНБ, в возрасте тридцати лет, - продолжает Акыл Стамов, - занял вакантную должность Майрам Акаевой и Айдара Акаева – осуществляя монополию на существующем административном рынке, не выходя собственно из своего кабинета, продает должности заинтересованным лицам. Такой наглости не мог себе позволить даже всеми проклинаемый Айдар».

Не остались в стороне от дел и братья нового президента. Как сообщил в своем интервью радио «Азаттык» (киргизская служба радио «Свобода») депутат Мелис Эшимканов, брат президента Адыл Бакиев назначен торговым представителем Киргизии в Китае. Как считает депутат, такое назначение родных братьев президента - Марата Бакиева послом в ФРГ, а теперь другого торговым представителем - противоречит Закону о государственной службе и этическим нормам. Самый «скромный» брат президента - Жаныбек Бакиев - возглавляет Управление транспортной милиции при МВД.

Но дальше всех в деле превращения политики в высокодоходный бизнес пошел младший сын президента – Максим. "Я человек бизнеса и далек от политики", - сказал сын президента Киргизии Максим Бакиев 26 октября 2005 года в интервью киргизской службе радио ВВС. Теоретически, все это так: Максим Бакиев не занимает никаких государственных должностей. А практически… Вот, например, как объяснял свою отставку с поста генерального прокурора республики бывший соратник Курманбека Бакиева по мартовским событиям Азимбек Бекназаров в интервью уже упоминавшемуся изданию Gazeta KG. «Я… сказал Бакиеву, чтобы он осадил своего сына Максима. Оказывается, он где-то сказал, что Бекназаров не дает ему житья, поэтому его надо снимать (выделено редакцией). Я встретился с Максимом и сказал ему в лицо, чтобы не строил козни. После этого пошел к Бакиеву-президенту и сказал, что раз будут править его дети, то я ухожу, чтобы не позориться вместе с новой властью».

Причастность Максима Бакиева к назначениям на государственные должности подтверждает и журналист издания «Литер» Виктория Долинская, которая пишет: - «… после «тюльпановой» революции именно через него (брата президента К.Бакиева – Марата – ред.) и сына президента Максима Бакиева проходили все высокие назначения. Поговаривают, что эти ближайшие родственники президента получали крупные суммы от чиновников энергетического сектора, которые хотели сохранить свои места при новой власти. Правда, несмотря на такую страховку, через два-три месяца многие из них все-таки были уволены. Позднее между дядей и племянником возник конфликт из-за дележа собственности, и президенту Бакиеву пришлось развести родственников в разные стороны: так Марат оказался послом в ФРГ, а Максим стал студентом Дипломатической академии при МИД РФ. Правда, сокурсники Бакиева-младшего говорят, что до сих пор на занятиях его не видели».

С точки зрения «удаленности от политики» сына президента показателен пример лишь с одним из многих бизнес-проектов Максима. 9 декабря прошлого года, как писали местные и российские СМИ, к офису независимой частной телерадиокомпании «Пирамида» приехала милицейская бригада в составе десяти человек, которые заявили, что у канала новые собственники, и попросили всех сотрудников покинуть здание. Призвав на помощь депутата республиканского парламента Кабая Карабекова, сотрудники компании первый раунд выиграли. Однако несколько часов спустя попытка захвата повторилась. В полночь во всем здании погас свет, и в здание ворвалось более 15 крепких молодых людей, которые стали выгонять журналистов на улицу. По словам главного редактора «Пирамиды» Элины Чернявской, у нескольких нападавших под куртками было заметно оружие. Как писала газета «КоммерсантЪ», Украина, «новые «хозяева» вламывались в здание телекомпании с возгласом: «Мы от принца!». Кто такой «принц», стало понятно из слов того же Кабая Карабекова, который прямо обвинил в нападении на журналистов младшего сына президента, заявив: "Вся страна знает имена желающих приобрести телеканал – каждому известно, что за всем этим стоит Максим Бакиев".

Смеем предположить, что и остальные свои «чисто-бизнесовые» проекты принц-Максим реализует именно так или почти так. Об этом говорят многочисленные свидетельства, которые приводятся различными авторами (справедливости ради следует отметить – в большинстве – анонимными) на страницах форумов различных интернет-изданий. «То, что делает Максим, - пишет один из анонимных авторов форума ИА «АКИpress», - называется "безумием власть имеющего". То, что он называет занятием бизнесом, в народе называют обирательством. Посмотрел бы я на его бизнес, не был бы его [отец] губернатором, премьером, президентом. Айдар тоже облагал налогом некоторых бизнесменов, но Максим это делает со всеми и с первых минут прихода к власти своего отца».

То, что именно младший сын президента непосредственно после смены власти «мужественно» взял на себя функции Айдара Акаева – на устах жителей всей Киргизии. За короткий период времени он стал центральной фигурой при реализации наиболее прибыльных экономических проектов. Подчинение доходных структур, к которому Айдар Акаев шел многие годы, Максим осуществил за считанные месяцы. В доверительных беседах представители политических структур и бизнес-сообщества рассказывают о том, что Максим Бакиев прибирает к рукам ту часть собственности, которая, по слухам, принадлежала семье Акаевых. «Максим Бакиев, - свидетельствует цитируемый выше аналитик Акыл Стамов, - …занимается распродажей имущества Айдара Акаева, в особенности, знаменитой его коллекции из роскошных автомобилей марки лимузин… Роскошная коллекция из двадцати новеньких джипов сейчас фактически распродана и попала в частные руки. Некоторые автомобили редкого сорта, которые только были на слуху у горожан, достались Марату и Максиму Бакиевым, которые рассекают на больших скоростях по центральной трассе проспекта Чуй…».

По словам представителей деловых кругов, Максим прибирает к рукам не только собственность семьи экс-президента, но и то, до чего у бывших хозяев республики не дошли руки. И если акаевские родственники, требуя своей доли в прибыльных предприятиях, хоть как-то компенсировали собственникам их потери, то Бакиев-младший будто бы особенно ни с кем не церемонится, общается на языке ультиматумов.

Не остался в стороне от бизнес-интересов «принца» и российский бизнес. Предприниматели из России, работающие в республике или желающие в ней обосноваться, осведомлены по своим каналам о том, что если хочешь спокойно работать, необходимы прямые контакты с Максимом со всеми вытекающими отсюда последствиями. При этом российские бизнесмены отмечают, что «причастность» сына президента к бизнесу не гарантирует его безусловный успех, так как последний очень вольно относится к взятым на себя обязательствам и к данному слову.

В еще более сложном положении оказались киргизские предприниматели, не принадлежащие к титульной нации – те, кого принято называть русскоязычными. Еще год назад они заверяли, что никуда из Киргизии уезжать не собираются, здесь их бизнес, здесь похоронены их предки, здесь их родина. Но в последнее время в их разговорах все более слышатся нотки отчаяния: их бизнес, в основном – средний и мелкий, будто бы также попал в поле зрения «принца», любимой присказкой которого стало крылатое выражение бывшего министра финансов России Александра Лившица: «Делиться надо!». С теми, кто делиться не желает, поступают-де без излишней фантазии: в ход идут беззастенчивый шантаж, фальсификация документов, неприкрытые угрозы, натравливаются фискальные и правоохранительные органы.

И хотя о делах младшего сына президента Киргизии знают все, кто хоть немного связан с экономической деятельностью, обо всех этих и многих других фактах некоторые политики и представители бизнес кругов рассказывают вполголоса, всячески избегая публичности и официальности. Причина тому – опасения за собственную жизнь и здоровье родных и близких. Многие в республике небезосновательно полагают о наличии особых отношений Максима Бакиева и киргизского криминального авторитета Рыспека Акматбаева. Вот что по этому поводу на страницах издания «APN.KZ» пишет известный в республике эксперт Александр Князев: «В августе спикер Омурбек Текебаев на заседании Совета безопасности заявил, что чиновники высшего звена не имеют право посещать тои (праздники), устраиваемые различными криминальными авторитетами. Он не называл фамилий, но в республике всем известно о том, как на летний той, устроенный Рыспеком Акматбаевым, почетными гостями прибывали люди из ближайшего окружения президента Бакиева. В частности, там были замечены нынешние вице-премьеры Данияр Усенов и Адахам Мадумаров… Акматбаев — давний знакомец Максима Бакиева, сына президента. До 24 марта на протяжении нескольких лет он (Акматбаев – ред.) находился в розыске по подозрению в совершении ряда тяжких преступлений. После мартовского переворота он, как многие криминальные "революционеры", вышел "из подполья".

Аркадий Дубнов, российский эксперт по Центральной Азии в интервью радиостанции «Немецкая Волна» 26 января 2006 г., сказал буквально следующее: «У меня есть сведения из весьма информированных источников, что решение суда, полностью оправдавшего Акматбаева, объясняется тем, что он находился в достаточно прямых контактах с сыном президента – Максимом Бакиевым. И Акматбаев имел на него весьма серьезное влияние. Вплоть до того, что в случае, если Рыспек не был бы оправдан, а был бы обвинен или осужден, то руководство Киргизии могло бы опасаться за безопасность Максима Бакиева».

Естественно, все эти действия «новой семьи» и, особенно, «принца» Максима Бакиева, пусть даже известные из неофициальных источников, выдаваемые за слухи и наветы «врагов», не только не способствуют приходу крупных инвесторов в киргизскую экономику, но и являются главной угрозой, главной опасностью для привлечения инвестиций. И, по здравому рассуждению, для всего президентства Курманбека Бакиева. Политический кризис, а тем более ставший уже перманентным киргизский кризис, со временем с большими или меньшими потерями можно преодолеть. С парламентом можно договориться, сформировав теми или иными способами пропрезидентское лобби. В крайнем случае, его можно распустить, обвинив в бездействии и политиканстве. Союзника по тандему можно мягко отстранить, возложив на него ответственность за очевидные промахи в работе и плачевное состояние экономики. Захватчиков чужой собственности тоже можно обуздать, применив жесткие меры. Все это народ Киргизии поймет и воспримет как истинно демократический процесс. Но вот объяснить народу, почему на смену одной семье пришла другая, более многочисленная и беспардонная, подозреваемая в поддержке криминалитета семья - вряд ли удастся. А в том, что огромное количество простых людей не забыли, что одним из главных лозунгов марта 2005 года был лозунг «Долой семью», сомневаться не приходится.