Пятьсот дней прокуратора Черкесова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Общая газета", origindate::01.11.2001

Выживание по законам Паркинсона

Пятьсот дней прокуратора Черкесова

Борис Вишневский

Converted 12214.jpgКогда пятьсот дней назад на берегах Невы (то бишь на Петровской набережной) воцарился полпред президента по Северо-Западу генерал-полковник ФСБ Виктор Черкесов, его встретили очень по-разному. В демократически-интеллигентской среде, до недавних пор многое определявшей в городе, к выходцам из "Большого дома" на Литейном - традиционно относились с брезгливостью.

Тем более что не кто иной, как Виктор Васильевич в 1988 году возбудил чуть ли не последнее в стране уголовное дело за "антисоветскую агитацию и пропаганду", а позже, в новейшие времена, стал главным инициатором пресловутого "дела Александра Никитина".

Только "караси-идеалисты" поверили в обещанные при создании института полпредов-прокураторов укрепление законности и борьбу с коррупцией. Больше убеждал прагматический прогноз: Виктор Черкесов прислан в Петербург для того, чтобы прижать к ногтю губернатора Владимира Яковлева. Грозное полпредовское око, как рентген, должно было "просветить" многочисленные злоупотребления, совершаемые якобы в Смольном, за которые предполагалось неотвратимое наказание. Таким путем, мечталось некоторым, президент сведет-таки старые счеты за поражение Анатолия Собчака на выборах 1996 года и за собственную унизительную отставку (говорят, Яковлев требовал даже уволить Путина по статье, но законно сделать этого не смог)...

Сегодня приходится констатировать: ничьи надежды не сбылись.

Имидж

Люди, знакомые с Черкесовым, утверждают, что человек он весьма и весьма неглупый, и даже начитанный. Только вот догадаться об этом чрезвычайно нелегко. Тяжкая метаморфоза, которую пришлось претерпеть генералу при выходе из комфортной служебной тени на терзающий свет общественного внимания, похоже, исчерпала все его интеллектуальные силы. Роль публичного политика остается для него ролью с чужого плеча: генерал замкнут, явно больше привычен к повиновению, чем к необходимости активно действовать и завоевывать симпатию населения. Поначалу он допускал грубые промашки - вроде захвата под свою резиденцию Дворца бракосочетания на Петровской набережной (при демонстративном пренебрежении общественным мнением) или арестов (для компрометации чиновников Смольного) недругов-социологов, которых вскоре пришлось отпустить. Но, получше распробовав на вкус ядовито-румяное "яблочко" власти, стал держаться осторожней, являя городу сугубо парадный - на грани декоративности - официальный лик.

Согласно известным законам Паркинсона любая бюрократическая структура, функции которой не связаны с реальными нуждами людей, сосредотачивает свои усилия на решении собственных задач - борьбе за выживание, расширении своего влияния и доказательстве своей чрезвычайной важности. По этому пути двинулся и полпред Черкесов.

Деяния

Повседневный протокол (услужливое "информационное сопровождение" полпреда) рисует горожанам картину бытия чиновника, которому откровенно нечем себя занять. Поездки по регионам, протокольные встречи, совещания, "круглые столы", обтекаемые заявления, приемы...

Исправлено больше 300 местных законов - и это, как утверждается, настоящая победа института полпредства. По этому поводу пишутся реляции, проводятся пресс-конференции. Но ведь хваленое "приведение регионального законодательства в соответствие с федеральным" ("несоответствием" граждан пугали как угрозой для целостности страны) легко реализуется при помощи прокуратуры и суда. Да и вообще законодательство - непрерывный процесс, а "приведение в соответствие" - рутинная процедура. Бороться с коррупцией должно МВД. Следить за законностью - прокуратура. Если же говорить о прочих функциях полпреда - скажем, координации работы федеральных ведомств, непонятно, зачем надо координировать работу таможни в Мурманске и Калининграде, налоговой инспекции в Петербурге и Вологде или антимонопольных структур в Архангельске и Пскове.

Роста инвестиций в связи с деятельностью прокуратора нет и быть не может: сколько бы совещаний на сей счет он ни провел, - соответствующий "климат" определяется региональными законами, а не волей полпреда. Остается визировать представления на награды и выступать с "наставлениями" в городах и весях. Но разве для упражнений в риторике были введены должности чиновников, имеющих статус вице-премьеров, госохрану, прямой доступ к президенту и членство в Совете безопасности?

Закулиса

Главную часть своей энергии Черкесов, по слухам, тратит "под ковром". Ощущать себя человеком, "контролирующим ситуацию", для него привычно и необходимо. Никаких новых идей под его эгидой на петербургской почве не возникло. Но постепенно вокруг Черкесова начал формироваться параллельный Смольному "центр притяжения" со всеми необходимыми атрибутами власти. С приближенными коммерческими структурами, "экспертными" и "консультативными" советами. Собственным пропагандистским ведомством в виде питерских отделений РТР и ИТАР-ТАСС, где свободно позволяется ругать Яковлева и хвалить президента и полпреда. С собственными придворными политическими тусовками - "Общественной палатой", имитирующей реальное политическое пространство, и так далее.

Противостояние "Черкесов - Яковлев" изменило политический климат города, потребовав от элиты "определиться" и четче позиционироваться. Незримо, но последовательно "черкесовские" ведут конкурентную борьбу с "яковлевскими". Аппарат полпреда проводит параллельные губернаторским экономические форумы (при этом тщательно отслеживается - к кому пришло больше VIP-персон). Пытается перехватить контроль за федеральными программами (особенно трогательно выглядит желание замкнуть на себя финансовые потоки, выделяемые из федерального бюджета к 300-летию Петербурга), лоббирует различные антияковлевские акции. Все это выглядит занимательно, - но никакого отношения к реальной жизни горожан не имеет. Более того: полпред косвенно дал понять, что городские проблемы его вообще мало волнуют. Так, еще весной нынешнего года к Черкесову поступило обращение питерских "яблочников" по поводу незаконного возложения на Петербург обязательств по возврату 200-миллионного долларового кредита для РАО ВСМ. Проблема острейшая. Никакой реакции не последовало до сих пор...

А тут еще и демонстративная лояльность Яковлева Путину и его по-прежнему высокий рейтинг лишают полпреда главных козырей. Говорят, ничьих - кроме собственных ожиданий - он на государевой службе не оправдал.

Скандалы

Их в последнее время вокруг имени Черкесова прибавилось. Вначале муссировался пресловутый "квартирный вопрос": перечислялись адреса, по которым проживал Черкесов в Питере, - от огромной [page_9793.htm квартиры на Старо-Невском] до нынешних роскошных [page_10828.htm апартаментов на Марсовом поле]. Первая, предоставленная его супруге по распоряжению Собчака, якобы стоила 20 тысяч долларов, последняя - по меньшей мере в десять раз больше. Куплена, по слухам, у председателя муниципальной палаты Петербурга и фармацевтического "короля" г-на Волчека, известного своими связями со знаменитым в Питере "бизнесменом" Константином Яковлевым, больше известным под кличкой Костя-Могила. Эти контакты - скорее всего опосредованные - тем не менее создают вокруг имени Черкесова мутные "волны". А тут еще обвинения в том, что супруга генерала вовсю занимается бизнесом, ненавязчиво используя при этом служебное положение мужа... [...]