Пять Ножей В Спину "Родины"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Рогозину так и не удалось создать успешный бизнес-проект под брендом "Родина"

1111477956-0.jpg Недавний скандал, связанный со стремлением части фракции «Родины» отправить в отставку зампреда Государственной думы по квоте этого блока Сергея Бабурина, свидетельствует об остром кризисе в этом блоке. Кризис стал отражением ситуации в «Родине», вызванной изменением отношения к ней власти.

Монетизация льгот стала, как известно, серьезнейшим испытанием для власти. По существу, в стране разразился политический кризис, охвативший как регионы, так и центр. Будучи фактически загнана в угол, власть стала проводить инвентаризацию союзников и занялась поиском новых. В частности, вновь было активизировано сотрудничество с либералами, которым в январе-феврале пришлось стать главными «объяснителями» необходимости монетизации льгот обществу. Наверняка появятся и иные, не планировавшиеся союзники, ведь те, кому положено «по штату» помогать власти в подобной ситуации, — блок «Родина», эту функцию выполнить не в состоянии.

Для власти вполне естественным было бы привлечение в союзники популярной партии, аккумулировавшей голоса протестного электората и к тому же, как известно, «всегда готовой». Но это оказалось невозможно.

Причем если раньше проблемы можно было списывать на козни внутренних врагов вроде Сергея Глазьева, то теперь стало ясно — трудности связаны с политикой Рогозина и его ближайшего окружения, которая вылилась в пять миникризисов по всем сферам жизнедеятельности этого политического объединения.

Кризис бизнес-модели

Устранив в начале 2004 года из руководства блока Сергея Глазьева, Рогозин стал строить партию «Родина» по своему усмотрению: как «взлетную полосу» для себя лично и как бизнес-структуру. До Дмитрия Рогозина бизнес-модель партии реализовал только Жириновский. Рогозин пошел по его стопам.

Составляющие бизнес-модели «Родины» таковы: а) получать ресурсы власти в обмен на якобы противодействие оппозиции; б) получать средства от олигархов за лоббирование бизнес-проектов (прежде всего, аналитики связывают рогозинскую партию с «Русским алюминием»); в) сдавать в аренду партийный брэнд на региональных выборах — осуществлять так называемый партийный франчайзинг, то есть передачу лейбла «Родина» политикам или политическим объединениям на определенных условиях.

К началу 2005 года стало ясно, что выдавливать оппозицию не получается — в феврале-марте активизировались все кому не лень (Зюганов, Явлинский, Касьянов, Семигин, Каспаров) безо всякого противодействия со стороны «Родины», и Дмитрий Рогозин с его наспех организованной и наспех свернутой голодовкой их заслонить и оттеснить на политическую периферию не смог. Отсюда — раздражение Кремля по отношению к Рогозину.

Средства от олигархов сохраняют роль ключевого источника финансирования, но откровенно признавать это — значит, ломать антиолигархическое звено партийной идеологии.

На региональных выборах политический франчайзинг в исполнении «Родины» оказался неэффективен. Наибольшего успеха удалось добиться там, где «Родина» была представлена региональными блоками, а не шла сама по себе; где использовался не брэнд «Родины», а, так сказать, брэнд патриотической идеи, связанной с этим движением.

Например, в Сахалинской области, где блок «Наша Родина — Сахалин и Курилы» получил 19,94% голосов и занял первое место, в Тульской области, где два блока, образованных партиями-учредителями федерального блока «Родина» («Засечный рубеж — партия «Родина» и «Глас народа — За Родину!») вместе набрали также почти 19%.

Того же плана примеры — избрание поддерживаемых «Родиной», но не входящих в нее кандидатов на губернаторских выборах в Рязанской области (Георгий Шпак) и Ненецком автономном округе (Алексей Баринов) соответственно, в начале прошлого и начале этого года. Шпак, напомним, входил в думскую фракцию «Родины», но позиционировал себя как сочувствующий этому блоку. Несмотря на широко разрекламированную в Москве поддержку ему со стороны «Родины», в Рязани он победил безо всякой поддержки местной организации «Родины» (из-за слабости таковой). Его победа — личная победа Шпака.

Та же самая ситуация была в Ненецком округе. «Родина» объявила, что поддерживает Баринова, но Алексей Баринов вообще никак с «Родиной» связан не был, являлся и является членом «Единой России». И победил не благодаря поддержке «Родины», а просто как популярный в регионе политик. Более того, многие считают, что если бы «Родина» слишком педалировала факт поддержки в НАО, результат Баринова оказался бы хуже.

Там, где партия «Родина» шла в «чистом виде», то есть отдавала свой брэнд в пользование тем или иным региональным структурам, она в лучшем случае повторила довольно слабый результат осени 2003 года, предшествовавший ее громкому успеху на выборах в Государственную думу. Так произошло в Калужской области и Иркутской.

В Брянской же, Курганской областях и Хакасии результаты существенно ухудшились. Причем в Курганской области «Родина» вообще не прошла в областную думу. Единственный регион, где собственно партия «Родина» на региональных выборах добилась прироста полученного процента голосов — это Архангельская область, где она получила 12,67% вместо 9,8%.

Курганский провал «Родины» — яркий пример «инструментальности» этой организации. В губернаторы области шел член партии харизматичный свердловский политик Сергей Капчук, однако «Родина» после серии переговоров решила его не выдвигать и фактически поддержать губернатора Олега Богомолова, с которым Капчук при этом продолжал бороться. Список «Родины» в Кургане возглавил лояльный губернатору Николай Кривощеков. В результате партия оказалась и без административного ресурса, и без популярного кандидата в губернаторы.

Большие вопросы вызывает разборчивость Рогозина при выборе союзников в регионах. Так, к примеру, в Брянской области третьим номером списка партии был заместитель генерального директора ОАО «Брянскхолод» Сергей Антошин, человек с весьма неоднозначной репутацией. 26 ноября 2004 года Брянский областной суд снял С. Антошина с выборов по причине того, что он «скрыл судимость», не указав ее в поданных документах.

Другой пример — Рязанская область. Здесь список «Родины» на грядущих выборах в законодательное собрание возглавил бывший соперник Шпака на губернаторских выборах депутат Госдумы Игорь Морозов, в прошлом глава московского охранного агентства «Альтернатива-М», который совсем недавно сменил политическую веру: перебежал из «Единой России» в «Родину». Рогозина при этом не смутило, что за Морозовым нет никакой региональной организации, что он даже не может сформировать избирательный список из более или менее известных в области людей. При этом федеральная «Родина» продолжает на словах поддерживать популярного в стране и области Шпака, исподтишка играя на стороне его главного оппонента.

Идеологический кризис

Торжество бизнес-целей ведет к размыванию внятной идеологии блока. У «Родины» вообще нет внятных взглядов — в одних регионах она поддерживает движения с националистическим оттенком (Тульская, Сахалинская области), в других — с социальным и даже близким к идеологии СПС (Иркутская область).

Вспомним, что Рогозин по непонятным пока причинам поддержал Ющенко, хотя по идее должен был бы до конца выступать за Януковича.

Ранее Дмитрий Рогозин выступал с державными лозунгами в отношении Украины, и именно он разогревал ситуацию вокруг косы Тузлы, которая вылилась в бесперспективное противостояние двух государств. России пришлось уступить. Та же ситуация была с державными лозунгами, навязываемыми «Родиной», в отношениях с Грузией, Молдавией, Белоруссией. Во всех этих случаях гневная риторика Рогозина оказала России медвежью услугу.

Кадровый кризис

«Родина», как уже было сказано, создавалась как вторая партия власти, резервный фронт Кремля; была буквально нашпигована серьезными, авторитетными федеральными политиками.

Но весь последний год ее список тает на глазах. Из-за конфликта с Рогозиным фактически покинул «Родину» Глазьев (остается только во фракции «Родины» в Думе, занимается собственной политической карьерой и созданием вокруг себя нового движения). Шпак тяготеет к «Единой России»; Геращенко ушел в ЮКОС и перестал заниматься политикой; Лебедев сосредоточился на развитии своего Национального резервного банка.

Бабурин все больше дистанцируется от Рогозина и строит собственные коалиции. По его примеру многие члены думской фракции и партии «Родина», не порывая формально связь с Рогозиным, все больше тяготеют к Семигину.

Внутри партии собственные олигархи стыдятся выходок вроде знаменитой голодовки в думских стенах. От нее, например, отмежевались входящие во фракцию «Родины» бизнесмены Южилин и Шишкарев.

По сути дела, в блоке «Родина» каждый политик занимается своей собственной судьбой, блок прекратил свое существование. А в партии «Родина» единственная видная фигура — сам Рогозин, ему приходится для усиления политического веса вербовать игроков «второго плана» вроде Игоря Морозова, журналиста из «Совершенно Секретно» Михаила Маркелова, экс-мэра Грозного Бислана Гантамирова.

Кризис модели теневого правительства

Сейчас налицо проблемы и у «Единой России», и у правительства Михаила Фрадкова. Невнятность, инертность «ЕР» многих в Кремле тяготит. Правительство же Фрадкова настолько нестабильно, что шатается от любого дуновения ветерка. Но от когорты видных персон, составлявших блок «Родина», остался по существу один Рогозин, он не в состоянии предложить Кремлю команду серьезных политиков.

Вместо того чтобы участвовать в реальной политике, Дмитрий Рогозин сосредоточил внимание на PR-акциях вроде голодовки в знак протеста против монетизации. В это время инициативу перехватывает Геннадий Семигин — политик хоть и «кремлевского розлива», но не связанный, как Рогозин, обязательствами выполнять определенную функцию в политической системе. Семигин, как известно, объявил о формировании теневого «народного правительства», в которое, кстати, вошли многие авторитетные представители блока, фракции и даже партии «Родина».

Рогозин же в силу неспособности предложить такое правительство, стремится сохранить свое влияние за счет интриг в Кремле.

Кризис фортуны

Звезда «Родины» взошла во время думских выборов 2003 года. Ни до, ни после такого результата у Рогозина не было. Думские выборы-2003 остаются, пожалуй, единственным успешным ее проектом. Проанализировать причины этого везения, извлечь из него уроки в «Родине» не смогли. В результате — одна неудача за другой.

Проиграны все довыборы в Думу — даже таким ярким политиком, как Михаил Делягин. Региональные движения, поддержанные «Родиной», занимаются политическим самоопределением и не связывают себя обязательствами перед федеральной структурой. Губернаторы Шпак и Баринов реализуют политическую линию, не связанную с «Родиной».

«Родина» не смогла использовать в своих интересах ни монетизационный кризис, ни проблемы в правительстве Фрадкова, неприкрытой торговлей брэндом и своим каналом доступа в «Кремль» Рогозин полностью скомпрометировал «Родину».

В этой ситуации Кремль, скорее всего, «отформатирует» «Родину»: создаст в патриотической части политического спектра два-три управляемых центра силы: рогозинский, семигинский и, возможно, глазьевский. На этом историю блока «Родина» как резервной партии власти можно будет считать оконченной.

Александр Полянский

Оригинал материала

Политком.ру