Пять версий авиакатастрофы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Пять версий авиакатастрофы

"Именно от Лебедя поступила рекомендация снижаться - до появления видимости земных ориентиров"

© "Московский комсомолец", origindate::29.04.2002, "Версии катастрофы", Фото: "Известия"

Converted 12938.jpg Прокомментировать возможные версии катастрофы “МК” попросил независимого эксперта по расследованиям авиапроисшествий Владимира Николаева.

1. Столкновение лопастей несущего винта вертолета с проводами ЛЭП. Такого рода происшествия случаются с завидной регулярностью. Последний пример — “Ми-8”, который летел из Петербурга в Торжок, еще раньше — “Ми-24” в Чечне, сопровождавший поезд. Как правило, эти ЧП случаются в условиях пониженной видимости и недостаточного знания экипажами местности. Если летчикам мешает туман, они снижаются на высоту до 30—50 метров, под его нижнюю кромку, огибая рельеф. При этом основное внимание приходится уделять естественным препятствиям в полосе полета. А поскольку расстояние между вышками ЛЭП достаточно велико, немудрено, что сами провода летчики не замечают. После столкновения с линиями электропередач лопасти несущего винта (его диаметр 22 метра) разрушаются, и машина становится неуправляемой. В данном случае удар о ЛЭП с напряжением 110 кВт не вызвал пожара, но геликоптер рухнул вниз с высоты примерно 50 метров. Падение длилось от силы 2—3 секунды — вряд ли пассажиры успели понять, что произошло.

2. Отказ техники. Самое уязвимое место — кинематика несущего винта. Последствия аналогичны первому варианту: машина теряет управление и сваливается. Правда, в этом случае грозные признаки (сильнейшая перегрузка) обязательно должен зафиксировать “черный ящик” — параметрический самописец САРП-12. Такого рода дефекты могут появиться даже у “молодых” машин, например, после капитального ремонта. Именно так разбился военный вертолет “Ми-8” при перелете из Ростова в Ставрополь несколько лет назад. Погибли все, находившиеся на борту (экипаж и 5 пассажиров).

3. Столкновение лопастей несущего винта с хвостовой балкой вертолета. Возможно, экипаж в последний момент все же заметил препятствие. Тогда, пытаясь избежать столкновения с ЛЭП, летчики чисто инстинктивно резко взяли ручку управления на себя. При этом должен был произойти удар концами лопастей по хвостовой балке с последующим их разрушением. В прошлом году при схожих обстоятельствах потерпел крушение вертолет погранвойск в окрестностях Ульяновска.

4. Диверсия. Естественно, что, как и в случаях с гибелью Артема Боровика и Святослава Федорова, “террористическая” гипотеза будет рассматриваться в числе прочих. Теоретически такое возможно. Террористы должны были еще на аэродроме нарушить целостность тяг управления вертолетом. Это элементарно сделать простой ножовкой — остальное довершит сильная (по сравнению с самолетами) вибрация конструкции геликоптеров. Интересно, что вибрация увеличивается на заключительной стадии маршрута — при переходе вертолета к зависанию. Вообще же, иной раз с такими повреждениями винтокрылая машина может совершить не один и не два полета, пока не произойдет рассоединение элементов управления с несущим или хвостовым винтами.

5. Фактор присутствия VIP-персоны. Общеизвестно, что Александр Лебедь не только любил летать, но и не раз во время полетов наблюдал за работой экипажа. Не исключено, что и вчера во время последнего рейса он находился непосредственно в кабине, за сиденьем командира. Так, по неофициальной информации, когда на пути вертолета сгустился туман, именно от губернатора поступила рекомендация снижаться — до появления видимости земных ориентиров.

Как известно, председателем правительственной комиссии назначен министр РФ по чрезвычайным ситуациям Сергей Шойгу. По любопытному совпадению, два года назад именно в Красноярске на глазах Шойгу и покойного Лебедя во время показательных выступлений разбился командир эскадрильи авиации МЧС. Так что с Красноярским краем у главного спасателя связаны не самые приятные воспоминания. Тем более удивительно, что он возглавил комиссию. По нашим данным, Шойгу сам проявил инициативу. Вообще, четких параметров отнесения происшествия на “правительственный” уровень не существует. Например, обстоятельства гибели Боровика и Федорова расследовал только МАК, а батумским “Ил-18” занялся уже тогдашний секретарь Совбеза Иванов. Наблюдатели считают, что и вчерашнюю трагедию не стоило зачислять в разряд ЧП государственного масштаба. Чаще это только мешает делу. А на роль председателя комиссии подошли бы, например, маршал авиации Шапошников (он очень четко распутал тайну гибели “Ту-154” над Черным морем) или командующий армейской авиацией генерал Павлов, не зависимый от Госслужбы гражданской авиации и вместе с тем опытнейший “вертолетчик”. Когда губернатор решил выбрать себе заместителей на конкурсной основе, Кольба была единственной из бывших замов, кто отказался участвовать в своеобразном соревновании. Но специальная комиссия подтвердила ее ликвидность, и чиновница осталась на посту.