Пять лет "успехов" Сергея Иванова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Главный результат военной реформы — перераспределение власти внутри Минобороны

1144309599-0.jpg На прошлой неделе скромно, но со вкусом была отмечена памятная дата — пятилетие Сергея Иванова в должности министра обороны. В проправительственных и прокремлёвских СМИ много говорилось о личном вкладе Сергея Борисовича в укрепление обороноспособности России, в развитие Вооружённых Сил, в проведение военной реформы и перевооружение.

Сам министр о своих успехах говорил так:

«За пять лет удалось главное — реанимировать Вооруженные Силы. Военный бюджет по сравнению с 2000 годом увеличился в 3,5 раза. 40% сейчас идет на перевооружение войск.

…За пятилетку — с 96-го по 2000-й — всего в Вооруженных Силах было принято на вооружение 40 новых образцов. Только за один прошлый год было принято 400 новых образцов».

Если подытоживать все выступления, то любой зритель и слушатель просто обязан сделать вывод, что при Сергее Иванове Вооружённые Силы России наконец остановили своё падение вниз и начали активно развиваться, укрепляться, реформироваться и перевооружаться.

Все последние учения заканчиваются с неизменной бодрой формулировкой: «все задачи выполнены, все цели поражены». Все командировки министра по городам и весям завершаются бодрыми интервью, в которых армии обещаются новые блага, новое вооружение и светлое будущее.

Честно говоря, очень хочется поверить, что всё так и есть на самом деле. Что армия наконец перестаёт быть зоной бедствия и превращается в cовременную боевую машину, достойную великого государства.

И всё же, несмотря на бодрый тон заявлений и праздничный настрой «юбиляра», стоит внимательно и без предвзятости проанализировать, к чему пришли Вооружённые Силы России за пять лет министерства Иванова и каковы действительные итоги этой пятилетки.

Почти сразу немного настораживает лукавство Иванова. По его словам, в марте 2001 года он принимал армию, в которой «к моменту второй чеченской кампании практически не осталось боеспособных частей».

Это, мягко говоря, не совсем так. Хочется напомнить Сергею Борисовичу, что армию он принимал не «к началу второй чеченской компании», а всё же ПОСЛЕ второй чеченской кампании. И к этому моменту, несмотря на практически полную заброшенность армии тогдашним правительством и президентом, несмотря на недавний дефолт и тяжелейшее финансовое положение, его предшественнику Игорю Сергееву и начальнику Генерального штаба Анатолию Квашнину удалось сделать почти невозможное — сформировать на Северном Кавказе боеспособную группировку войск, которая не только смогла отразить тщательно подготовленную агрессию чеченских бандформирований, но и в ходе последовавшей затем антитеррористической операции полностью разгромила их, рассеяла как организованную силу и освободила территорию Чечни от власти Басаева, Масхадова и прочих «ичкерийцев». В этих боях части и соединения СКВО показали высокую боеготовность, настоящий боевой дух и подлинный героизм, о чём тогда не раз и не два говорил президент России В. Путин, благодаривший военных за мужество, героизм и высочайший профессионализм. Военные «звёзды» Шаманова, Трошева, Казанцева, Квашнина и ещё многих генералов чеченской войны взошли на политическом небосклоне явно не при Иванове.

И к его приходу управление контртеррористической операцией в Чечне уже почти три месяца как было передано от Министерства обороны ФСБ с формулировкой, в которой достаточно чётко было указано, что «армия выполнила свою задачу». Может быть, Сергей Борисович просто запамятовал?

Впрочем, есть и другая версия этой его «забывчивости». Всего через год после назначения Сергей Борисович и его ближайшее окружение активно включились в аппаратную войну по перетягиванию рычагов управления Вооружёнными Силами из Генштаба в свои руки. И в ходе этой, по-военному беспощадной и масштабной «операции», большая часть «чеченских» генералов, считавшихся «командой Квашнина», была «зачищена» и «нейтрализована». В итоге сегодня Вооружёнными Силами управляет весьма любопытная «команда»:

Министр обороны РФ Иванов Сергей Борисович. В армии не служил, военного образования не имеет.

Статс-секретарь — заместитель министра обороны Российской Федерации, генерал армии Панков Николай Александрович. В советское время послужил в пограничных войсках, потом делал карьеру в КГБ. Боевого опыта не имеет.

Начальник аппарата министра обороны Андрей Чоботов — в армии не служил, военного образования не имеет.

Первый заместитель министра обороны РФ — генерал-полковник Белоусов Александр Васильевич. На эту должность назначен с должности… заместителя командующего войсками Северокавказского военного округа по чрезвычайным обстоятельствам. В своем стремительном карьерном росте не прошёл даже обязательную для такого уровня должность командующего округом. Боевого опыта не имеет. В боевых действиях не участвовал. Более того, в СКВО хорошо помнят, как Александр Васильевич в ходе первой чеченской войны вообще отказался убыть в Чечню и принять под командование одну из частей, сославшись на семейные обстоятельства…

Заместитель министра обороны РФ — начальник вооружения Вооруженных Сил РФ генерал армии Московский Алексей Михайлович — в боевых действиях не участвовал. Боевого опыта не имеет.

Главнокомандующий Сухопутными войсками генерал-полковник Маслов Алексей Федорович. В боевых действиях не участвовал, боевого опыта не имеет.

Командующий Ленинградским военным округом, генерал армии Пузанов Игорь Евгеньевич — участвовал в боевых действиях в Афганистане.

Командующий Московским военным округом генерал-полковник Бакин Владимир Юрьевич. В боевых действиях не участвовал. Боевого опыта не имеет.

Командующий Северокавказским военным округом генерал армии Баранов Александр Иванович. Участвовал во второй чеченской войне. Был начальником штаба группировки.

Командующий Дальневосточным военным округом генерал-полковник Якубов Юрий Николаевич. В боевых действиях не участвовал. Боевого опыта не имеет.

Командующий Сибирским военным округом генерал-полковник Макаров Николай Егорович за время службы пробыл несколько месяцев в Таджикистане, на этом его фронтовой опыт исчерпывается.

Командующий Приволжско-Уральским военным округом генерал армии Болдырев Владимир Анатольевич. В боевых действиях участия не принимал. После назначения на должность командующего СКВО активно «чистил» округ от «трошевцев» — офицеров и генералов, прошедших чеченскую войну и служивших под началом генерала Геннадия Трошева. При нападении боевиков на Ингушетию в июне 2004 года части СКВО, которые должны были оперативно выйти на помощь сражающимся пограничникам и МВД, упустили время и с задачей не справились. После чего генерала Болдырева тихо отправили командовать ПУВО…

Из командующих отдельными родами войск только командующий ВДВ генерал-лейтенант Колмаков Александр Петрович служил в Афганистане и Чечне.

Из шести командующих округами — четверо ни дня не воевали ни на одной войне! В лучшем случае «засветились» в миротворческих операциях в Таджикистане или Приднестровье. Сам главком Сухопутных войск фронтового опыта тоже не имеет. Из всех замов министра обороны Сергея Иванова только генерал армии Владимир Исаков был на войне — прошёл Афганистан.

Может быть, именно поэтому Сергею Борисовичу так хочется всех убедить в том, что до него в армии «ничего не было» ни боеспособных частей, ни талантливых военачальников? Иначе поневоле напрашивается вопрос: а куда же они делись?

Но может быть, пожертвовав «квашнинской оппозицией» (если такая, разумеется, была!), Сергей Иванов серьёзно реформировал управление Вооружёнными Силами? Может быть, при нём прошла оптимизация и модернизация управляющих структур?

Пока из очевидных преобразований видно только одно — в системе управления Вооружёнными Силами появилась бюрократическая настройка в виде «аппарата министра обороны», который возглавляет упомянутый выше Андрей Чоботов. Этот «аппарат» поднят над всеми структурами Министерства обороны и является, по сути, неким «личным Генштабом» Сергея Иванова. Без рассмотрения в «аппарате» на его стол не ложится ни один документ, количество людей, способных, минуя аппарат, выходить на нынешнего министра обороны, сведено до нескольких лиц. Причём главкомы видами Вооружённых Сил в это число не входят. Все они предпочитают выходить на министра обороны через Чоботова, который уже определяет, кого и когда допускать к телу министра и докладывает ему о новостях и происшествиях.

Может быть, именно поэтому до министра обороны вовремя не доходят рапорты о чрезвычайных происшествиях, и новости о таковых он встречает нелепыми фразами типа ставшей притчей во языцех: «…я был высоко в горах, мне ничего не докладывали — значит, ничего особенного не произошло» — о ЧП в Челябинском танковом училище.

Впрочем, по части словесных ляпов и ошибок Сергей Борисович может потягаться с самим Виктором Степановичем Черномырдиным. «Зачистки будут адресными, но они будут носить массовый характер!» — не так давно заявил Иванов, и можно только гадать, что же хотел он этим сказать. Периодически Сергей Борисович придумывает новые единицы измерений. Подводные лодки у министра буксируются на невиданных доселе скоростях — три узла в час! Хотя даже матрос-первогодок знает, что «узел» это и есть морская миля (1852 метра) в час.

Иванов просто провидчески разъясняет причины гибели лодок, вертолётов и самолётов, уверенно называя причину ещё до того, как её выявят специалисты и следователи. Не успеют ещё следователи найти «чёрные ящики» столкнувшихся вертолётов, а у министра уже готов ответ: воздушное разгильдяйство лётчиков виновато. Собьют боевики вертолёт — так ещё даже до того как выяснится, что его сбили, он отстраняет от должности заслуженного главкома и обвиняет его в халатности.

Фактически пятилетним итогом «организационных преобразований» Сергея Борисовича Иванова стало лишь перераспределение власти внутри военного ведомства. Сокрушён и зачищен «клан» Квашнина . И от управления Вооружёнными Силами фактически отстранён Генеральный штаб во главе с высокообразованным, но чрезвычайно робким «энгэша» Юрием Балуевским, и все рычаги управления оказались в руках группы чиновников во главе с не служившими ни дня в армии экс-кэгэбэшниками Сергеем Ивановым и Андреем Чоботовым. Вот, собственно, и всё…

Но, может быть, в других областях военного дела при Сергее Борисовиче Иванове произошли серьёзные изменения. Например, в боевой подготовке войск? Сам министр считает это одним из главных своих успехов: «Надеюсь, вы согласитесь, что еще недавно существовал такой твердый стереотип: армия боевой подготовкой практически не занимается, корабли стоят у стенки, все учения проводятся на картах. Было так совсем недавно? Было. По интенсивности боевой подготовки мы резко шагнули вперед, и это была одна из моих первых задач, потому что Вооруженные Силы без боевой подготовки — это не вооруженные силы. Утрачиваются навыки, утрачивается боеспособность, утрачивается вообще все. И этому вопросу изначально, вот прямо с 2001 года, я уделял очень большое внимание».

Что же, внешне действительно всё выглядит впечатляюще. По телевизору то и дело сообщают о проведении различных учений. Иванов бодро отчитался, что только в прошлом году было проведено 31 полномасштабное полковое учение и что впервые в постсоветской истории прошли дивизионные учения с боевой стрельбой, чего не было аж с 1991 года. Конечно, это хорошо. И за это хочется поблагодарить Сергея Борисовича, но при этом военные эксперты и штабисты почему-то сетуют на то, что большая часть этих учений носила исключительно «пиаровский» характер, реальной боевой нагрузки не несла и только попусту съела бюджетные деньги. Какой, например, был смысл гнать на Дальний Восток разношёрстный батальон солдат, да ещё гражданскими самолётами, ухлопать на эту почти месячную переброску годовой лимит авиационного топлива и потом два месяца держать их там по причине невозможности вернуть назад?

Хотелось бы узнать: что это за термин появился в Сухопутных войсках — «условно боеготовая дивизия»? Причём по отношению к самым укомплектованным и рекламируемым. Что значит «условно боеготовая»?

Хороши и 28 «дальних походов» кораблей, которые ничего кроме «демонстрации флага» не демонстрировали, но съели всё то же лимитное топливо, оставив целые соединения всё у той же у стенки.

Есть куда более серьёзные цифры.

Так наплаванность экипажей кораблей и подводных лодок в 2005 году составила в среднем 13 суток, атомных подводных — 19 суток, дизельных — 16. При этом за пять лет наплаванность выросла всего на трое суток. А, например, в 1991 году наплаванность надводных кораблей составляла в среднем 120 суток, а для кораблей, несущих боевую службу — более 200 суток, наплаванность АПЛ в среднем составляла 180 суток, а дизельных — 210 суток. При этом научно обоснованный минимум для всех классов кораблей составляет 60 суток.

В ВВС увеличение часов налёта за 5 лет составило всего 8 часов с 25 часов до 33. То есть по полтора часа в год. До «оптимального» налёта — 60 часов в год — получается нам ещё нужно «развиваться» почти 20 лет…

Но 33 часа — это «усреднённая» цифра. В реальности упавший в Литве майор Троянов налетал всего 14 часов, а треть лётчиков ВВС не налетала и 10 часов. Например, полк морской авиации Балтфлота налетал за 2005 год всего 191 час — по 5 часов на лётчика…

Не густо, прямо скажем…

О перевооружении министр говорил с особым чувством. По его словам, «расходы на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы , серийные закупки за последние пять лет при мне неуклонно росли опережающими темпами». Хочется ознакомиться с этими «темпами».

За 5 лет министерства Иванова Вооружённые Силы России получили аж целых 105 танков Т-90, 180 бронетранспортеров БТР-80, 20 самолётов Су-27, 6 таких же модернизированных штурмовиков Су-25, 3 стратегических бомбардировщика Ту-160 (из которых 2 — прошедшие модернизацию ранее выпущенные машины), 12 военных спутников и 10 ракет-носителей для их запусков, 4 ударных ночных вертолета Ми-28Н, 2 ударных вертолёта Ка-50, 25 стратегических баллистических ракет.

Но при этом с 2001 года флот не получил ни одной атомной многоцелевой подводной лодки, ни одного стратегического подводного ракетоносца.

И за эти же пять лет было списано и сдано на слом больше 2000 танков, около 250 самолётов, больше 100 вертолётов, 50 кораблей и подводных лодок, около 120 баллистических стратегических ракет.

Кроме того, из 20 000 танков, стоящих на вооружении ВС РФ, 9 000 танков вышли из строя и нуждаются в капитальном ремонте или заводском ремонте дорогостоящего оборудования. А из оставшихся 11 000 танков около половины также не способны выйти из боксов по причине отсутствия различных комплектующих или поломок, требующих замены тех или иных узлов, которых просто нет на давно опустевших складах запчастей.

Из 1800 боевых самолётов больше 1200 сегодня прикованы к земле и нуждаются в капитальном ремонте или регламентном ремонте, для которого просто нет денег и запасных частей. Половина этого парка нуждается в замене или капитальном ремонте двигателей, что составляет фактически треть стоимости самолёта. При этом специалисты откровенно говорят, что часть из этих машин восстановить уже просто не представляется возможным по причине того, что некоторые стоят уже больше 10 лет и почти полностью разукомплектованы.

В реальности в большинстве авиационных полков из 36 положенных по штату самолётов сегодня в небо способны подняться не более 8-10 машин, а в некоторых количество исправных самолётов упало до 4-6 штук.

Я уже говорил, что, если существующие темпы перевооружения — 17 самолётов в год (план 2005 года) — останутся такими же, то ТОЛЬКО НА ПЕРЕВООРУЖЕНИЕ БОЕВОЙ АВИАЦИИ УЙДЁТ 107 ЛЕТ! А получая 90 танков в год (план 2005 года), РОССИЯ БУДЕТ «ПЕРЕВООРУЖАТЬ» СВОИ СУХОПУТНЫЕ ВОЙСКА 100 ЛЕТ, и это, только заменяя полностью вышедшие из строя и списанные танки! А НА ОБНОВЛЕНИЕ СТРАТЕГИЧЕСКОГО ЯДЕРНОГО АРСЕНАЛА, при темпах 6 ракет в год, только для замены 150 ракет РС-36М УТТХ и Р-36М2 «Воевода» и 36 ракет РТ-23 УТТХ «Молодец», которые уже сняты с боевого дежурства, при сегодняшних «темпах» перевооружения ПОТРЕБУЕТСЯ «ВСЕГО»… 26 лет!

Сегодня на всех верфях России заложено и строится лишь 5 АПЛ различных классов. Учитывая, что в среднем на строительство одной подводной лодки у современной России уходит 8-12 лет, а средний срок службы АПЛ 25-30 лет, то несложно подсчитать, что к 2010 году из имеющихся 17 ПЛАРБов в строю останется не больше 4-5, а из 47 многоцелевых АПЛ останется не больше 10-12 лодок. Кроме того, из имеющихся на вооружении 20 дизельных подводных лодок к 2010 году в строю останется не больше 5-7 лодок.

Странно, что Сергей Борисович ни слова не сказал и о фактически сорванной программе перевооружения 2005 года. За прошлый год армия должна была получить 7 МБР «Тополь-М», 91 танк Т-90, ракетные комплексы «Искандер-М», 17 самолётов Су-27 должны были быть модернизированы, обещали купить для ВВС 2 бомбардировщика Ту-160, ПВО должны были получить ЗРК С-400 «Триумф», 2 вертолёта Ми-28 и 2 Ка-50. Ну а уж в 2006 году на армию вообще прольётся денежный дождь.

В итоге из двух бомбардировщиков Ту-160 (один из которых планировалось модернизировать, а второй построить) ВВС не получили ни одного, ПВО так и не получила обещанного комплекса С-400 «Триумф». Не были поставлены войскам и вертолёты Ми-28 и Ка-50. Даже строительство нового спецсамолёта Ту-214 для самого министра обороны не было в итоге профинансировано. Собственно, из всего оборонного заказа для ВВС-ПВО армии были переданы лишь часть из 17 модернизируемых Су-27 и 3 из 6 запланированных к модернизации штурмовика Су-25.

Сухопутные войска так и не получили ни одного оперативно-тактического ракетного комплекса «Искандер-М». Вместо 91 танка армии поставили всего 19.

ВМФ России не получил ни одного из двух запланированных к сдаче в этом году кораблей.

Из 7 заказанных «Тополей-М» армия в 2005 году получила лишь 4.

Это Сергей Борисович называет перевооружением?

Пять лет в должности — конечно, знаковый срок.

Нет смысла перечислять сегодня, что успевали сделать за пять лет на своих должностях наркомы Сталина или министры обороны постсталинского советского периода. Будем считать, что это уже закрытая страница истории. Но всё же, анализируя состояние, в котором находятся сегодняшние Вооружённые Силы, скорость, с которой продолжается их техническая и организационная деградация, сравнивая их с темпами совершенствования армий других стран, не можешь отделаться от ощущения явного «проигрыша темпа», которым можно охарактеризовать прошедшую «пятилетку». Это время неиспользованных возможностей и неоправданных надежд. И это главный и самый итог «министерства» Сергей Иванова.

Вроде бы что-то и сдвинулось с места, вроде что-то и изменилось в лучшую сторону, но все эти изменения и подвижки носят настолько микроскопический характер и настолько несущественны, что ни о каком серьёзном изменении ситуации речи просто нет.

Слишком тихо ползёт улитка по склону Фудзи, — так, перефразируя знаменитое хайку Исси Кабаяси, можно сказать о времени министерства Иванова.

Возможно, Сергей Борисович Иванов хороший администратор, болеющий за своё дело человек, но совершенно очевидно, что сегодня он не отвечает вызову времени и не способен переломить негативную инерцию развала 90-х.

Сегодня Вооружённым Силам России нужен эффективный и энергичный «кризисный управляющий», настоящий «железный нарком», а не кремлёвский аппаратчик с весьма скромными организаторскими способностями и большими политическими амбициями.

Владислав Шурыгин

Оригинал материала

«Завтра» от origindate::05.04.06