РАО "ФНПР"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Время-MN", origindate::24.02.2001, Фото: echo.msk.ru

РАО "ФНПР"

Александр Водолазов

Converted 29680.jpg

Председатель ФНПР Михаил Шмаков

Очень противоестественная монополия по "защите трудящихся" Как говорили в недавние времена, страна идет навстречу съезду. Очередному, IV съезду ФНПР - "самой массовой организации трудящихся", "продолжательницы лучших традиций советских профсоюзов". Ну пусть не вся страна, пусть лишь 45 миллионов "трудящихся", то есть практически каждый трудоспособный россиянин.

Однако особого вдохновения и прилива творческих сил среди населения не наблюдается, чему имеется простое объяснение: никаких профсоюзов (во всяком случае, под крышей ФНПР) нет. Есть профноменклатура, хорошо сохранившаяся еще с советских времен, есть приватизированная ею членская база ВЦСПС и есть табличка на фасаде громадного Дворца труда, который до сих пор охраняет мраморное изваяние Шверника.

Тоска по ремню... приводному

Рядовой член профсоюза был бы немало удивлен, если бы смог заглянуть внутрь этого удивительного здания, прихотливыми изломами растянувшегося на сотни метров. Он бы мог подумать, что попал то ли в караван-сарай, то ли в некую торгово-промышленную палату: что ни дверь - коммерческая фирма, что ни табличка - какое-нибудь ООО, ЗАО и т.п. Пресловутый "Тибет", не к ночи будь помянут, за немалые деньги тоже арендовал здесь помещения под офис. К счастью, рядовые члены профсоюза здесь нечастые и нежеланные гости.

Да и то сказать: каждый ли из упомянутых 45 миллионов без подсказки расшифрует, что это за диковина такая - ФНПР и кто во главе сей организации? Семьи по-прежнему живут от зарплаты до зарплаты, к размеру каковой и к периодичности выплат профсоюзы ни имеют ровным счетом никакого отношения. Так что в хлопотах в связи с предстоящим съездом пребывают в основном профбоссы да власть, которой с этими самыми профбоссами продолжать увлекательные игры под названием "социальное партнерство". Впрочем, каждая из сторон решает свои проблемы по-своему.

Совершенно очевидно, что укрепление "властной вертикали", выстраивание "управляемой демократии" требует управляемых же профсоюзов, то бишь пресловутых "приводных ремней". Как говорили с десяток лет назад, иного просто не дано. Насколько известно, в президентской администрации уже создано специальное подразделение по выработке схемы будущих взаимоотношений с профсоюзами. Закавыка всего одна: невозможно и дальше закрывать глаза на манипуляции профбоссов с гигантской собственностью. Проблема может быть решена традиционно - с помощью козла отпущения, на роль которого идеально подходит нынешний председатель.

Буквально на днях, 28 февраля, должен состояться генеральный совет ФНПР, который определит точную дату съезда и повестку дня. С этого же момента можно считать стартовавшей предвыборную кампанию.

В декабре 1996 года, на предыдущем съезде, Шмаков был переизбран на второй срок безальтернативно, простым голосованием.

На этот раз, судя по всему, дорога не будет столь гладкой. Вряд ли поможет и "Резолюция о единстве", принятая предыдущим съездом, аналог большевистской резолюции 1921 года. С ее помощью Шмакову удавалось бороться с оппозицией, расправляться со "штрейкбрехерами". Но не сейчас - слишком силен вал критики со всех сторон: за соглашательство с властью, предательство интересов "людей труда", разворовывание собственности. Причем кроют и слева, и справа, и снизу.

В практическом плане у профноменклатуры, по большому счету, две проблемы: вписаться в рамки "управляемой демократии" и одновременно сохранить "завоевания реформ".

С первой проблемой в общем-то просто. С осени 1998 года, то есть с приходом правительства Примакова - Маслюкова, о профсоюзах, их так называемых акциях протеста, о требованиях сменить ненавистный курс реформ - обо всей этой экзотике практически не слышно. Площадное поношение власти сменилось отчетливой тоской по высочайшему кнуту, когда профбоссы исхитряются сравнивать нынешнего президента с Владимиром Мономахом и Владимиром Ильичом одновременно. Не приходится сомневаться, что с историческими аналогиями они разберутся. Куда серьезнее вторая проблема.

"Завоевания реформ" для Шмакова и Ко - это бесконтрольная власть над гигантской собственностью, которую в свое время они получили по недосмотру Чубайса. Говорят, в той суматохе руки не дошли. Строго говоря, ФНПР - уже давно никакая не профсоюзная федерация. Это очень закрытое АО, выколачивающее прибыль из гостиниц, санаториев, пансионатов, спортивных сооружений, учебных заведений и т.п. Соответственно соотношение членских взносов и "других" поступлений в бюджет составляет 30:70 или даже 20:80. Это по источникам в самой ФНПР. Каково это соотношение в действительности, судить невозможно. Федерация, в нарушение закона об общественных объединениях, ни разу не опубликовала отчет о своей финансово-коммерческой деятельности. Тут бы самое время кликать понятых, но прокуратура, многочисленные налоговые органы, столь оперативно отлавливающие медиа-олигархов, молчат, как будто воды в рот набрали.

Так что в предстоящей предвыборной кампании выиграет тот, кто убедительнее всех докажет власти, что сможет удержать профсоюзы на "приводных ремнях", и кто не будет очень уж замазан в махинациях с недвижимостью и деньгами профсоюзов.

"Нравственные страдания" профбосса Шмакова

Однако вряд ли победителем в очередной, третий раз станет Шмаков. И дело не в процедурных препятствиях. Это в угаре перестроечных лет кое-какие профсоюзы записали в уставы, что председателем можно быть не более двух сроков подряд. Сегодня об этом и не вспоминают. Куда там губернаторам, с боями вырвавшим себе третий срок! Иные профбоссы сидят по своим креслам еще с начала 80-х.

Дело просто в том, что Шмаков сам себе все испортил. Он слишком уверовал, что ему все позволено. Когда в марте 1997 года рядовой член профсоюза, научный сотрудник Академии труда и социальных отношений Юрий Миловидов подверг критике бессмысленную практику "акций протеста", Шмаков собрал исполком. Тот навесил на отступника официальное клеймо штрейкбрехера и потребовал от ректора академии Николая Гриценко гнать отщепенца с работы в шею.

Суд не допустил расправы, признал постановление противозаконным, но жизнь Миловидова легче, понятное дело, не стала.

В 2000 году Шмаков подает иски сразу к четырем газетам и лично к Миловидову о защите чести, достоинства и деловой репутации своей собственной и ФНПР как юридического лица. Как он объяснил суду, ему доставляют "нравственные страдания" критические выступления Миловидова в печати (кстати, читатели "Времени МН" тоже могли ознакомиться с точкой зрения Миловидова в номере от 20 сентября 2000 года). Перовский межмуниципальный суд вошел в положение высокого профсоюзного начальника и в октябре прошлого года признал все иски справедливыми от первой до последней буквы, а сведения, изложенные в статьях Миловидова, не соответствующими действительности. Причем "сведениями" суд посчитал даже вполне риторические вопросы автора, например: "А сколько средств израсходовала ФНПР на проведение избирательной кампании?". То есть и вопросы отныне задавать стало нельзя.

Приговор Перовского суда был очень важен для Шмакова. Он ставил жирный крест на гласной оппозиции внутри самой ФНПР. Более того, приговор фактически узаконивал запрет на свободу слова, введенный "Резолюцией о единстве" и ставший нормой внутрипрофсоюзной жизни. Кроме того, этот локальный успех косвенным образом как бы снимал со Шмакова десятки и сотни обвинений других авторов, которыми полны центральные СМИ: и о гигантском личном особняке в элитном Чигасово, и о проделках самого Шмакова и его сына с новогодними деньгами Московской мэрии, и о сомнительных операциях профноменклатуры с собственностью, и многое другое. К предстоящему февральскому генсовету Шмаков шел во всеоружии.

И надо же такому случиться... Когда генсовет был уже, что называется, на носу, Шмаков лично и ФНПР в целом получили сильнейший удар. Оказывается, неугомонный ученый решил идти до конца и обратился с кассационной жалобой в Московский городской суд. По его словам, он не очень рассчитывал на успех: репутация "Мосгорштампа" хорошо известна. Но что-то сдвинулось в неповоротливом механизме правосудия (кое-кто из присутствовавших на суде даже предположил, что тому причиной стал арест в Соединенных Штатах кремлевского завхоза, случившийся как раз накануне). Как бы там ни было, Мосгорсуд полностью отменил решение Перовского. В таких случаях говорят: "Бывает, и медведь летает".

Таким образом, пока очередной суд не признает иного, остаются в силе утверждения Миловидова, не раз звучавшие в его статьях, а именно: "Влияние профсоюзов почти не ощущается... десятки миллионов членов профсоюзов дважды выразили недоверие Шмакову и его дутому профцентру... руководство федерации тщательно скрывает информацию о размерах имущества, доходах от его продажи, приватизации и акционирования" и многое-многое другое.

Но на этом проблемы Шмакова вряд ли закончатся. Более того, есть основания полагать, что его главные проблемы впереди.

"Нравственные страдания", которые он испытывал в связи с публикациями Миловидова, не идут ни в какое сравнение с тем, что ему предстоит. Съезд ФНПР запланирован на конец года, и невозможно даже представить, каким образом Шмакову удастся сохранить свое нынешнее кресло.