РГСУ спасет лишь смена руководства

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Президент РГСУ Виктор Шумейко

Похоже, что ни одна рейдерская история на Кубани не обходится без упоминания имени генерального директора концерна «Покровский»

Более полугода Ростовский государственный строительный университет находится в круговороте скандальных событий. В начале осени 2010 года появилась информации о готовящемся рейдерском захвате вуза, о недоверии, которое выразили своему ректору преподаватели учебного заведения. Конец ноября — трагедия, связанная с гибелью Максима Сычёва. И наконец, апрель — новость со знаком «минус»: один из благополучных в финансовом плане университетов страны стоит на пороге банкротства.


Что привело к такой ситуации, кто виноват и что делать дальше? На эти и другие вопросы ответил президент РГСУ Виктор Шумейко.


— Виктор Иванович, осенью прошлого года вы были в числе тех, кто утверждал, что в университете идет не что иное, как рейдерский захват власти.


— К сожалению, эта информация не была воспринята многими всерьез. Сейчас это уже очевидно всем: учебное заведение захватили люди, для которых важен не сам университет, а его собственность.


— Вы можете назвать фамилии тех, кто, по вашему мнению, совершил этот захват?


— Это группа лиц, связанная с компанией «Белый Двор», которая занимается поставками зерна за рубеж. И прежде всего — председатель совета директоров фирмы Руслан Белый. В данный момент он, человек весьма далекий от науки, занимает должность проректора без ученой степени и звания.


— Почему им понадобился именно РГСУ, а не какой-либо другой ростовский вуз?


— Во-первых, строительный университет — один из богатейших вузов на юге России. Сильнейшая материальная база, недвижимость, одной только земли почти 30 гектар. К слову, когда я пришел на должность ректора, у университета было всего 14 гектаров земли. Учебные корпуса, общежития, профилактории, типография и многое другое. К тому же на университетском полигоне расположен корпус науки общей площадью в 1 тыс м². Все это можно сдавать в аренду, продать, использовать с большой выгодой. Для коммерсантов, коими являются представители «Белого Двора», это все — лакомый кусок.


Вторая причина — очевидная слабость руководства университета. Каким образом Белому и компании удалось подмять под себя Зеленцова, я сказать не берусь, но причина должна быть довольно веской. Говорят о взятке, о физическом воздействии и так далее. Но, как бы то ни было, вина за захват университета лежит именно на ректоре. Ведь именно он своим приказом назначил поначалу их своими советниками.


— Давайте уточним, кого «их»? Вы пока назвали только Руслана Белого.


— Второй человек — Артем Екушевский, также один из руководителей «Белого двора». Как выяснилось, человек с сомнительным прошлым. Третий — Евгений Руднев — бывший майор милиции.


Захват происходил по классической схеме со вбросом в СМИ дезинформации, шантажом и запугиванием, и даже физическим воздействием. Первое, на что они обратили свой взор — финансы. Главного бухгалтера, Елену Тарасовну Долгополову, проработавшую почти 20 лет в университете, двое неизвестных встретили на улице и пригрозили, что если она будет выступать против ректора, пострадает ее дочь. После ухода Долгополовой они назначили туда своего человека и преобразовали бухгалтерию.


Затем вдруг по собственному желанию уходит Борис Демченко, проректор по учебной части, и назначается на эту должность Сергей Скрыль. Его прежнее место работы, как известно, — зам. начальника воронежского училища МВД.

Потом оказалось, что Скрылю эта должность не подходит. На их пути оказался Виктор Андреевич Шилов, ярый противник группы Белого.


В один из вечеров на него было совершено нападение на улице. На следующий день ему позвонили и поинтересовались, «все ли он понял»? Если не понял, то получит трубой по голове. Виктор Андреевич написал заявление в милицию, но нападавших так и не нашли.


Потом пошли угрозы председателю профкома Алёшину, уволили проректоров Бескопыльного, Тихомирова. Обновился отдел кадров, продолжается чистка в канцелярии, лишились работы начальник спортлагеря на берегу Черного моря, начальник отдела госзакупок и другие.


В августе прошлого года, за несколько месяцев до гибели нашего студента, профком выразил ректору недоверие. Но все без толку.


— Но, в конце концов, в феврале Леонида Зеленцова уволили…


— Мы очень надеялись, что смена ректора и назначение на эту должность кандидата, которого поддерживала администрация Ростовской области, изменит коренным образом ситуацию в РГСУ.


После увольнения Зеленцова по поручению коллектива председатель профкома Алёшин направил министру Фурсенко письмо с просьбой не назначать Скрыля, а внимательно присмотреться к кандидатуре, предложенной администрацией области. Однако чудесным образом это письмо не дошло до адресата.


— А как произошло назначение Сергея Скрыля?


— Здесь два интересных момента: назначение его было сделано задним числом, на документе стоит дата 14 февраля, но о назначении Скрыля стало известно спустя две недели, 25 февраля. Второй момент: подписано назначение не самим министром, а его замом Камболовым. Примечательно, что основанием для назначения стало заявление самого Скрыля. То есть любой может прийти, написать заявление и стать и.о ректора?


— Виктор Иванович, давайте поговорим о строительстве жилого дома для сотрудников вуза, вернее о том, почему его до сих пор не построили?

— За время моего 20-летнего пребывания в должности ректора мы построили 4 дома, жилье получили более 150 сотрудников нашего института. В конце 2003 года по инициативе профкома решили построить еще один дом. Как и полагается, провели отселение. Сделали эскизный и рабочий проекты, получили положительную экспертизу и разрешение на строительство нулевого цикла, то есть получили все документы по земле. Это был уже 2005 год.


Когда все документы были готовы, мы получили предложение от генерального директора концерна «Покровский» Андрея Викторовича Каравайко на строительство дома. Для университета это было очень выгодное предложение. Согласно договору, университет передал права на все отселенные квартиры и землю. То есть наша доля — это земля и проектно-сметная документация, получилось примерно 50 на 50. Должны были построить дом на 84 квартиры.


— Когда был подписан договор?


— Я поставил свою подпись 2 июня 2007 года, сразу после утверждения его ректоратом. Ровно через месяц, 2 июля 2007 года, у меня закончился срок по контракту. Мне исполнилось 67 лет и по закону со мной контракт уже не продлили. Дальше все было в ведение нового ректора Леонида Зеленцова. Для того, чтобы начать строительство уже в 2007 году, были все условия. Мы добились продления разрешения на строительство дома, строить его можно было до ноября 2009 года. Это же уйма времени!


— А насколько верно утверждение, что Вы, уходя с должности, «прихватили» часть полномочий ректора по подписанию документов, в том числе финансовых?


— Да ложь это все! Та же бухгалтерия ни одной моей подписи не пропустила бы. Есть два трудовых договора: один мой, другой Зеленцова, где четко прописаны обязанности и права. Со второго июля 2007 года я к строительству не имел отношения, даже если бы очень хотел.


Есть один любопытный документ, который команда Скрыля не желает видеть. В 2008 году, когда стали поступать жалобы от дольщиков, из Заксобрания области в РГСУ пришел запрос, почему не началось строительство.


Есть и ответ Зеленцова, в котором черным по белому написано: «В.И. Шумейко со 2 июля 2007 года освобожден от занимаемой должности ректора... все должностные обязанности по финансово-хозяйственной деятельности перешли к вновь избранному ректору Зеленцову Л.Б.».

— Но сейчас апрель 2011 года, а дома как не было, так и нет, что явилось препятствием этому?


— В 2008 году вышло постановление № 324 за подписью главы правительства России Виктора Зубкова, согласно которому запрещаются сделки с федеральными землями, и вводится запрет на введение земли в качестве долевого участия. В принципе, это был самый настоящий форс-мажор, и для сторон, подписавших договор — веский повод пересмотреть соглашение. Но что-либо делать руководство университета не торопилось. Я уверен, что если бы сам ректор принял решение найти выход из ситуации, то никакого долга у университета перед строительной фирмой не возникло. Земля, на которой предполагалось строить дом, не влияла на жизнедеятельность учебного заведения, к тому же она была собрана частично за счет отселения частников и части земли, которую передал нам муниципалитет. Можно было решить вопрос с подрядчиком, но при одном условии: если этого очень хотеть. Однако, повторю, такого желания у ректора не возникло.


В итоге строители сами проявили инициативу и направили в университет предложение расторгнуть договор. Я не знаю, какими был ответ Зеленцова, переписку он скрывал, но в конце концов, от строительной фирмы «БиЛ» (аффилированной с концерном «Покровский») поступает претензия на 53 млн рублей.


На первое заседание суда никто из представителей РГСУ не пришел, вместо ректора прислали бумагу с факсимильной подписью Зеленцова, общий смысл написанного — мы прийти не можем, заняты.


Суд принимает решение в пользу «БиЛа». Далее от РГСУ поступает апелляция. Интересно, что из 4-х листов самой апелляции на трех суду рассказывается о неком сговоре между мною и концерном «Покровский». То есть я как провидец должен был знать, что через год глава правительства подпишет то самое знаковое постановление, и дом построен не будет. Полная чушь! Кстати арбитражный суд полностью отмел обвинения в каком либо сговоре.


— А что за история с гаражами?


— Решение о строительстве гаражей было принято в 1999 году. Сделана проектно-сметная документация, получено разрешение мэрии. Мы стали их строить, организовали кооператив, все по закону. Когда же были построены гаражи, была допущена одна ошибка: председатель кооператива затянул дело с оформлением земли в аренду. В итоге сейчас получилось, что собственность на гаражи есть, а собственность на землю под гаражами не оформлена. Что касается моего обогащения за счет продажи гаражей, о котором говорят, то пусть назовут, какой именно гараж я продал.


— Виктор Иванович, какова бы не была предыстория конфликта, сейчас РГСУ, по решению суда, должен огромную сумму денег. Есть ли выход?


— Я уверен, что выход все же есть, и договориться со строительной фирмой об отзыве иска возможно. Что для этого необходимо? В первую очередь, чтобы во главе РГСУ встали люди, душой болеющие за будущее учебного заведения, а не пытающиеся заработать деньги любым способом.

Алексей Сакунов

Ссылки

Источник публикации