Работа по дому

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Работа по дому

Дорогие квартиры обчищают домушники из Грузии, "эконом-класс" — украинцы и молдаване, дачи и коттеджи — армяне, молдаване и дагестанцы

Про достаток и время отсутствия хозяев дома воры узнают из социальных сетей

Оригинал этого материала
© "Деньги", origindate::23.01.2012, Отмычка города и деревни, Фото: PhotoXpress

Александр Голубев

Compromat.Ru

Сегодня посадить квартирного вора можно только в том случае, если он задержан на месте преступления с поличным

В прошедшие новогодние праздники по традиции не отдыхали квартирные воры и сотрудники уголовного розыска. Изменилось лишь одно — суммы украденного из жилья, хозяева которого уехали на каникулы. Еще несколько лет назад хищение из квартиры 1,5-2 млн руб. поднимало на ноги едва ли не всю местную милицию. Сейчас сыщики считают заурядным и ущерб в 20 млн руб. Воров не отпугивают даже лучшие из используемых ныне систем защиты жилищ.

Отдельной статистики по кражам во время новогодних каникул, равно как и летних отпусков, не ведется. Но любой сотрудник уголовного розыска подтвердит, что это самые урожайные для воров периоды. "Как правило, массовый характер квартирные кражи приобретают начиная с 3-4 января: сами новогодние праздники воры тоже предпочитают встречать у себя дома",— рассказывает один из руководителей отдела Московского уголовного розыска, специализирующегося на раскрытии квартирных краж. Если в среднем за месяц в столице совершается около 700 ограблений квартир, то в январе их почти вдвое больше.

В эти каникулы самым известным пострадавшим стал, пожалуй, певец Шура. 3 января, когда артист отдыхал в Финляндии, ему позвонили соседи по дому на Мичуринском проспекте и сообщили, что квартира взломана. Вернувшись, Шура обнаружил, что преступники унесли только ювелирные украшения и другие ценные предметы, дорогостоящая техника воров не заинтересовала, а деньги он хранит в банке. Сумму ущерба певец озвучивать не стал.

По высшему разряду

Квартирные воры делятся на две категории. Одни, квалифицированные профессионалы, действуют, как правило, группами и занимаются элитным жильем. Другие "отрабатывают" хрущевки и девятиэтажки. Друг с другом они не пересекаются, а численность каждой из этих групп, по оценкам сыщиков, приблизительно одинакова.

Вопреки широко распространенному мнению, квартирные воры редко заранее намечают конкретную жертву. Так обычно бывает только в спальных районах, где преступники вычисляют владельцев престижных иномарок, припаркованных возле подъездов, и обращают внимание на квартиры, выделяющиеся дорогими дверями, замками и системами видеонаблюдения. В элитных же домах квартиры чистят, можно сказать, в массовом порядке. Практически не бывает случаев, чтобы, проникнув в подъезд престижного дома, воры ограничились только одной квартирой — они обязательно попробуют попасть и в соседние. Выслеживание же и ограбление конкретного жильца престижного дома, как правило, производится по заказу: например, ради ценных икон, картин и других раритетов.

Самыми высококвалифицированными квартирными ворами на территории бывшего Советского Союза на протяжении уже многих десятилетий являются выходцы из Грузии. Причем это не обязательно представители коренной национальности, хотя их, конечно, большинство. Попадаются московским сыщикам и абхазы, осетины, армяне, русские, выросшие в этой республике. Одним из главных их профессиональных качеств является виртуозная работа с замками. Работают "грузины" обязательно группами и вахтовым методом: приезжают в Москву на две-три недели, отрабатывают несколько домов и уезжают. Поэтому даже в тех случаях, когда их лица оказываются заснятыми на камеру наружного наблюдения, найти злоумышленников практически нереально.

Каждую операцию грузинские группировки готовят тщательно и средств на нее не жалеют — потом все окупится. Сначала производится наружное изучение объекта — подъездные пути и пути отхода, число охранников и график их работы. Наибольшей популярностью у воров пользуются элитные комплексы, в которых находятся SPA-салоны и фитнес-клубы, посещаемые не только жильцами. На территории таких комплексов посторонний человек внимания привлекает меньше.

Самой краже обычно предшествует установка "закладок", совершаемая за день, максимум два, до намеченного преступления. Внешне она маскируется весьма пристойно. Как правило, ее производят двое участников группировки, очень дорого одетых, которые прибывают к дому на престижной иномарке (в ходу, к примеру, Infiniti, Mercedes Е-класса), причем машину они паркуют так, чтобы она была видна охранникам (госномера на ней обычно липовые). Секьюрити визитеры сообщают, к кому из жильцов приехали (имя выясняют заранее). Звучит неправдоподобно, говорят сотрудники МУРа, но в большинстве случаев охранники пропускают приехавших без проверки. Совсем недавно, рассказали оперативники, двое грузин прошли в нужный им дом, вооружившись тортом и роскошным букетом, пояснив охране, что они "к Свете на день рождения" (одна из обитательниц подъезда действительно пышно отмечала юбилей). "Квалифицированные воры — очень хорошие психологи,— комментирует высокопоставленный офицер уголовного розыска.— Охранники в большинстве своем — ребята из Тульской, Владимирской, других соседних областей. Они очень дорожат своим местом и поэтому, в частности, боятся вызвать гнев обитателей дома, которые то и дело устраивают разносы, если персонально к ним осмелились кого-то не пропустить. Воры этим умело пользуются".

["Коммерсант", origindate::10.05.2011, "Тверского вице-губернатора оставили без денег и ценностей": Громкая квартирная кража совершена на западе Москвы. Как сообщил источник в правоохранительных органах столицы, жертвой воров стал проживающий в элитном комплексе "Золотые ключи-2" на Минской улице вице-губернатор Тверской области Олег Павлов. "Чиновник обратился в полицию в ночь с пятницы на субботу. Приехав в Москву на выходные, Олег Леонидович обнаружил, что из его квартиры похищены ценности на сумму 850 тыс. рублей",— сказал источник. Ссылаясь на мнение экспертов, сотрудники полиции сообщили, что дверь в квартиру вскрыли отмычками. Возбуждено уголовное дело по факту кражи в особо крупном размере, сопряженной с проникновением в жилище. Следователи обращают внимание на тот факт, что жилой комплекс "Золотые ключи" охраняется сотрудниками ЧОПа. Войти в него без пропуска не может никто. Установлено несколько кордонов охраны, каждый подъезд просматривается камерами видеонаблюдения. — Врезка К.ру]

[Вести.Ру, origindate::26.08.2011, "Странные обстоятельства ограбления актера Андрея Соколова": При странных обстоятельствах в Москве ограблена квартира известного актера театра и кино Андрея Соколова. Элитная новостройка в самом центре столицы на улице Александра Невского хорошо охранялась. Однако домушники легко проникли в здание, подобрали ключи к квартире и вынесли ценностей на 15 миллионов рублей. И все это несмотря на бдительную и абсолютно бескомпромиссную охрану.
Элитная новостройка в центре Москвы, на тихой улочке, но рядом с Тверской. Дом даже до конца ещё не заселён, но уже вовсю охраняется. [...]
В момент кражи актёра вообще не было в Москве. Известно, что из его квартиры похитили крупную сумму денег (они лежали в сейфе), драгоценности, антиквариат и шубу. — Врезка К.ру]

В качестве наглядного примера сыщики приводят ограбление квартиры известного певца Владимира Преснякова и его жены Натальи Подольской. Вернувшись в январе прошлого года из Куршевеля, супруги обнаружили, что из их квартиры в элитном жилом комплексе "Золотые ключи", расположенном на Минской улице, пропало ценное имущество. Потерпевшие оценили ущерб более чем в 7 млн руб.

["Комсомольская правда", origindate::11.01.2011, "Из квартиры Преснякова и Подольской унесли деньги и ценности на 500 тысяч евро": Владимир Пресняков написал заявление, в котором указал, что у него пропали двое женских и двое мужских швейцарских наручных часов, украшенных бриллиантами, общей стоимостью 1 900 000 рублей, платиновые кольца с бриллиантами стоимостью 600 и 700 тысяч рублей.
Из квартиры также пропали 5 200 000 рублей, которые супруги хранили в евро. Общую стоимость похищенного певец оценил в 8 400 000 рублей. Этой суммы достаточно, чтобы возбудить уголовное дело по факту кражи в особо крупом размере.
Кстати, не исключено, что после уточнения сумма похищенного окажется гораздо больше. По словам источника в следствии, реальная стоимость всех украденных вещей может составить 500 тысяч евро.
Представить себе, что квартиру на 13-ом этаже воры могли проникнуть через окно, сложно. Потому эксперты изъяли личинку замка двери для исследования. По предварительной версии, жулики воспользовались отмычкой. — Врезка К.ру]

Одновременно на 2 млн руб. была ограблена квартира их соседа — владельца сети салонов красоты. "В этом случае воры смогли пройти в дом, несмотря на то, что в комплексе установлена многоуровневая система безопасности, а в одной смене работают чуть ли не три десятка охранников",— рассказал один из сыщиков.

Попав в нужный подъезд, злоумышленники быстро проходят по всем этажам и оставляют "закладки": между дверью и косяком вставляются прозрачные полоски, нарезанные из пластиковых бутылок (еще недавно это были простые спички, но их легче заметить). Если дверь открыть, закладка выпадет. Через пару дней, опять-таки под надуманным предлогом проникнув в дом, другие воры из той же группировки определяют по "закладкам" оставшееся без присмотра жилье.

Вскрытием замков и выведением из строя других систем защиты занимаются так называемые ключники. Часть группировок имеет своих постоянных "ключников", другие прибегают к услугам местных. Это специалисты высочайшего класса. Многие из них имеют дома мастерские, где сами вытачивают фомки и отмычки под новейшие замки и прочие системы блокировки дверей. Все технические новинки, касающиеся безопасности квартир, "ключники" заказывают по интернету и знают их назубок уже через считанные дни после поступления на рынок.

Взломщики, не входящие в "штат" группировки, как правило, в квартиры даже не заходят — вскрывают жилье и тут же удаляются. Гонорар получают позже. Резон простой: даже если воров поймают по горячим следам и будет доказано, что дверь взломал именно этот конкретный "ключник" (что само по себе проблематично), в большинстве случаев ему грозит практически символическое наказание за умышленную порчу чужого имущества.

Взлом даже самой укрепленной двери занимает не больше двадцати минут, "зачистка" двух-трехкомнатной квартиры — около сорока. В своей практике сотрудники МУРа сталкивались со случаями, когда за один заход воры обчищали в подъезде элитного дома до пяти квартир. Во время "процесса" зрачки видеокамер, установленных у дверей соседних квартир, обычно залепляются лейкопластырем. Хотя и здесь бывают исключения: совсем недавно, работая в доме на Кутузовском проспекте, преступники развесили перед видеокамерами цветные воздушные шарики, которые принесли с собой. Что касается камер наблюдения, установленных над подъездами, то они воров, по словам оперативников, не пугают. "Польза от них разве что при последующем поиске преступников,— объясняет один из сыщиков.— Да и то далеко не всегда: очень часто качество записи оказывается неважным".

Особым вниманием воров пользуются совсем новые элитные дома. В большинстве случаев они заселяются месяцами, и квартиры, где есть жильцы, которые могут помешать, в новогодние праздники можно пересчитать по пальцам. Совсем недавно в одном из таких домов на Звенигородском шоссе преступники беспрепятственно всю ночь напролет в еще незаселенной квартире пилили сейфы, вынесенные из двух соседних (всего тогда было обворовано пять квартир). В итоге взяли все деньги.

Оперативники отмечают, что профессиональные воры сегодня берут только деньги и драгоценности. Могут польститься на по-настоящему дорогую шубу, которую, по образному выражению сыщиков, "можно скомкать в кулаке и незаметно унести". С бытовой техникой не связываются даже те, кто работает в хрущобах и девятиэтажках: легко попасться при выносе или реализации. На такую добычу могут польститься разве что воры случайные, например наркоманы в поисках средств на дозу.

По спальному району

Что касается жилья менее престижного, то квартирные кражи здесь имеют свою специфику: "грузины" ими не занимаются, но есть "гастролеры" с Украины, из Молдавии, из разных регионов России. Кроме того, в спальных районах не редки случаи, когда злоумышленники проникают в дома через окна. В основном, конечно, в квартиры на первом-втором этажах, но после того как в антитеррористических целях газовые трубы были выведены на наружные стены зданий, воры стали пользоваться ими как лестницами и подниматься выше. Недавно в Очаково за ночь вор по газовой трубе обошел 13 квартир одного дома. При этом оперативники отмечают, что даже самые лучшие стеклопакеты вскрываются умелыми ворами гораздо быстрее, чем стандартные окна: на то, чтобы отжать стеклопакет фомкой, уходят считанные минуты.

И в спальных районах более или менее квалифицированные воры к "акции" готовятся заранее. Нередко они неделю или две наблюдают за домом, отмечая, в каких квартирах свет не зажигается вовсе или, наоборот, горит сутками напролет. За это время грабители узнают код замка на подъезде, прикидывают, как справиться с домофоном, отмечают, в какое время может отлучиться консьерж. К услугам "ключников" здесь не прибегают, поэтому со слишком сложными замками воры зачастую предпочитают не связываться.

Оперативники считают, что полностью застраховать себя от квартирной кражи невозможно. Хотя стандартные способы снизить риск, конечно, имеются. Например, установка решеток на окнах практически исключает возможность проникновения непосредственно с улицы. Кроме того, можно перед долгим отъездом установить в комнатах лампочки, зажигающиеся и гаснущие через неравные интервалы времени, что создаст иллюзию присутствия людей. "Наконец, очень полезно дружить с соседями,— говорит один из оперативников.— Перед отъездом нужно их обязательно попросить, чтобы они регулярно забирали корреспонденцию из почтового ящика и срывали с вашей двери рекламные объявления, которые сейчас развешиваются в подъездах. Воры на эти мелочи всегда обращают внимание".

Но самое лучшее, считают сыщики, это все-таки не пожалеть средств и установить сигнализацию, заключив договор с вневедомственной охраной. "Даже простой ревун может отпугнуть грабителя,— рассказывает один из сотрудников уголовного розыска.— Если же он, уже проникнув в квартиру, поймет, что жилье стоит на сигнализации, может решить не рисковать и уйти сразу. А датчики сигнализации на окнах некоторых воров могут и вовсе отпугнуть. Вневедомственная же охрана предотвратить кражу не может, но способна задержать вора по горячим следам, сохранив тем самым ваши деньги и ценности. К тому же при заключении договора предусмотрена определенная страховка". Сыщики также не рекомендуют хранить большие суммы дома, но в действенность своего совета и сами не слишком верят. "Иногда бывает, что потерпевшие даже сами не могут вспомнить, сколько точно у них средств дома хранилось",— разводят руками оперативники.

По дачам и коттеджам

Имеют свою специфику и похищения денег и имущества за городом — на дачах и в коттеджах. Причем здесь тенденция довольно тревожная. По словам старшего оперуполномоченного управления уголовного розыска Главного управления МВД России по Московской области майора полиции Анны Зуевой, преступники все чаще кражам предпочитают грабежи, полагая, что быстрее и проще выбить деньги и ценности из хозяина дома, чем обшаривать здание от подвала до чердака. Здесь злоумышленники, большинство которых составляют уроженцы Армении, Молдавии и, работают небольшими группами и тем же вахтовым методом, приезжая на две-три недели, а затем возвращаясь домой. В элитных поселках, которые находятся под присмотром охраны, по словам госпожи Зуевой, ограблений практически не совершается. В основном жертвами преступников становятся относительно состоятельные люди, купившие участки и отстроившиеся в обычных деревнях и поселках.

В Подмосковье гораздо чаще, чем в Москве, грабители действуют по наводке. Нередко в роли наводчиков выступают строители-гастарбайтеры или прислуга (в столице таких случаев практически не бывает). Кроме того, грабители, естественно, выбирают дома и по внешнему виду. Популярностью у преступников пользуются коттеджи, обнесенные высоким непроницаемым забором, особенно если он украшен ковкой. Перескочить через такой забор для воров, которые, как правило, не отличаются внушительной комплекцией, дело нескольких секунд, а заметить их уже на территории домовладения снаружи невозможно. Мало того, высокий забор притупляет бдительность и хозяев. Яркий пример — нашумевшее ограбление загородного дома шоумена Александра Цекало. Задачу преступникам облегчило то, что входная дверь дома даже не была заперта. Напомним, тогда трое грабителей из Молдавии связали хозяина и его жену и вынесли деньги и ценности на общую сумму 12 млн руб.

["Комсомольская правда", origindate::17.12.2008, Александра Цекало и его жену связали и ограбили на глазах у маленькой дочки: По версии следствия, пятеро грабителей в масках пробрались в дом известного продюсера после того, как перелезли двухметровый деревянный забор. Дверь в коттедж была была открыта: только что с прогулки вернулась супруга Виктория с маленькой дочкой Сашенькой.
Бандиты бесцеремонно залетели в зал:
— Где деньги?!
Один из нападающих угрожал пистолетом с глушителем супруге артиста, другие связали хозяина.
По комнатам коттеджа преступники рыскали не больше десяти минут. Они успели отыскать место, где хранятся все ювелирные украшения (среди них — дорогое обручальное кольцо, которое Цекало недавно подарил своей невесте Вике) и деньги.
Как стало известно "КП", в описи пропавших драгоценностей числятся золотые часы, браслет, цепочки, перстень и ожерелье с бриллиантами и другими дорогими камнями. Cобрав ценности, грабители пулей вылетели из дома, перепрыгнули через забор и скрылись.
Узнав об ограблении, милиционеры отправили на место происшествия несколько нарядов оперов, криминалистов и кинолога с собакой. Но задержать бандитов по горячим следам не удалось.
— Неизвестные похитили 7 миллионов рублей наличными и ювелирные украшения, — объявили стражи порядка. — Сумма ущерба — 11,5 миллионов рублей. […]
Супруги перечислили следователям весь список драгоценностей, которые вынесли бандиты. В описи похищенного сумма 7.000.000 рублей и ювелирных украшений на 4.500.000 рублей:
1. Кольцо «Тиффани» из белого золота с бриллиантами.
2. Два обручальных кольца «Тиффани» из белого золота.
3. Серьги «Тиффани» из белого золота с бриллиантами.
4. Серьги с жемчугом из белого золота.
5. Ожерелье из жемчуга белого цвета.
6. Часы мужские Rolex.
7. Часы женские Harry Winston: корпус из белого золота с бриллиантами.
8. Часы женские Jacob.
9. Часы мужские Hublot.
10. Часы мужские Breuget: корпус из желтого золота.
11. Часы женские Audemar Piguet: корпус из белого золота с бриллиантами.
12. Золотой будильник маленький в форме наручных часов без ремешка на подставке.
13. Мобильный телефон Nokia 6500.
14. Два браслета женских из бежевого дерева с бриллиантами
— Врезка К.ру]

За облюбованным домом также ведется наблюдение, уточняются время приезда и отъезда жильцов, их число, наличие у них собак. Любопытно, что присутствие крупной собаки, по словам сыщиков, до сих пор является весьма надежной предупредительной мерой против грабителей.

Чаще всего наблюдение ведется из машины, припаркованной неподалеку от выбранного объекта. Дождавшись, когда дома останется кто-то один из хозяев, преступники проникают внутрь и, угрожая, как правило, травматическим пистолетом, узнают, где хранятся деньги и ценности. Нередко грабители забираются в дом заранее, например через форточки цокольных помещений, и хозяина подстерегают уже внутри. Или, напротив, врываются (особенно по ночам) в тот момент, когда домовладелец открывает ворота, чтобы загнать машину.

И в этих случаях стопроцентно эффективных мер предупреждения ограблений нет. Но, по словам сыщиков, всегда полезно перед уходом проверить все форточки, а также осмотреть окрестности дома из окон второго этажа. Заметить стоящую поблизости машину, которая не принадлежит соседям (в большинстве случаев подмосковные грабители пользуются вазовскими автомобилями — классикой и "девятками"), не трудно; о подозрительных лицах оперативники советуют сообщать в местную полицию.

По сети и по закону

Полицейские-борцы с киберпреступностью рассказывают, что недавно квартирные воры освоили новый способ вычислять отсутствующих дома жильцов. Для этого группировки профессиональных грабителей понемногу начинают сотрудничать с хакерами. Те взламывают наиболее распространенные социальные сети, устанавливают состоятельных посетителей и из переписки узнают, когда те уезжают на отдых. В таких случаях даже "закладки" не требуются.

"Социальные сети уже давно используются злоумышленниками всех мастей для совершения преступлений,— подтверждает Илья Сачков, генеральный директор компании Group-IB, участвующей в борьбе с преступлениями в сфере высоких технологий.— Исследование, проведенное в Великобритании, показало, что четыре из пяти ограблений совершаются при помощи Twitter и Facebook. У нас в стране такая статистика не ведется, но практика показывает, что российские преступники не отстают от зарубежных "коллег" в использовании информационных технологий. Личные страницы в соцсетях часто позволяют получать сторонним пользователям значимую информацию о каждом из нас. Многие люди публикуют на своих страницах фотографии машин, техники, ювелирных украшений и других дорогих вещей. Такие фотографии представляют несомненный интерес для преступников и могут использоваться при выборе жертвы для ограбления". При этом существует возможность автоматизировать поиск по тем же статусам, отмечает господин Скачков. Специальная программа может осуществлять поиск публикаций, например, со словом "отпуск" или "holidays", на выходе предоставляя подборку пользователей, находящихся на отдыхе. Злоумышленникам остается лишь выяснить адрес. "Необходимо соблюдать определенные границы и остерегаться сообщать слишком много сведений о себе в интернете",— предостерегает эксперт.

Весьма высокий уровень краж и неуклонный рост их числа эксперты связывают и с особенностями современного законодательства. "Раньше группа наших сотрудников приезжала на место хищения, специалисты снимали отпечатки пальцев, а затем проверяли их по базе,— поясняет один из оперативников.— Если удавалось установить, чьи они, подозреваемого задерживали, обыскивали. Если потерпевший на допросе говорил, что он задержанного не знает и тот у него бывать в гостях, а значит, и оставить отпечатков не мог, этого было достаточно для привлечения к ответственности. Сейчас же надзорные органы требуют, чтобы преступник был застигнут на месте и у него были обнаружены украденные вещи. Притом что вещей сейчас практически никто из преступников не берет". Показателен в этом смысле недавний случай с кражей в Митино. Предполагаемого вора поймали с поличным при очередной краже в другом районе Москвы. Почерк преступника в обоих случаях был идентичен, мало того, его опознали жильцы митинского дома, а видеокамера зафиксировала, как он выходил из подъезда с сумкой с украденным (это был тот редкий случай, когда вор позарился на вещи). Однако все это суд доказательствами не счел, и эпизод с первой кражей выпал. "Но и это не все,— сетуют оперативники.— Самая тяжелая, третья часть статьи 158 "Кража" предусматривает наказание до шести лет. Иными словами, условно-досрочно вор может выйти на свободу уже через пару лет, а то и раньше. Такое наказание вряд ли заставит его отказаться от дальнейшей преступной деятельности". Недавно, кстати, была с поличным задержана группа грабителей. Получив оперативную информацию, сыщики с разрешения хозяина устроили на его участке и в доме засаду, налет грабителей и их задержание фиксировалось на видеопленку. В итоге организатор преступления получил 11 месяцев заключения.

Об интересном историческом факте много лет назад рассказывал один из тогдашних руководителей Главного управления уголовного розыска МВД. По его словам, еще в брежневские времена Грузию захлестнула волна квартирных краж. И тогда партийный лидер республики Эдуард Шеварднадзе, преодолев несогласие ряда других членов Политбюро, внес поправку в республиканский УК: в три раза повысив минимальный срок наказания за это преступление. В результате грузинские домушники перестали "обносить" своих земляков. И стали выезжать на промысел исключительно в братские советские республики.


***

Ограбление семьи теннисистки Чакветадзе в подмосковном поселке

Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::07.12.2011, Операция "Обознание"

Андрей Сухотин

Семья известной тениссистки Анны Чакветадзе сама нашла напавших на них разбойников, требует отпустить на свободу невинно осужденных людей и выяснить, кто крышует молдавских авторитетов, совершивших преступление.

В ночь с 17 на 18 декабря 2007 года в элитном поселке Власово Наро-Фоминского района Московской области, на улице Березовой, возле одного из домов остановился автомобиль. Из него вышли шесть человек в серой камуфляжной форме и масках. Один перелез через невысокий забор, спускаясь, он поранил руку о металлические выступы, но рану, похоже, не заметил: быстро отворил калитку и впустил остальных. Группа налетчиков двинулась к флигелю — там проживала домработница Ольга Каралаш. На часах было 3.00.

— Просыпайся! — рыкнул один из незваных гостей.

— Что вам надо?! — спросонья ответила Ольга и почувствовала сильный удар по голове.

— Как пройти в дом? — спокойно спросили ее. Ольге пришлось отдать пульт от гаража, пристроенного к дому, через который можно было легко проникнуть внутрь. Неизвестные связали Ольгу шнуром от бытовой техники, а сами поднялись по лестнице на второй этаж дома. По пути они наверняка заметили небольшой столик, заставленный фотографиями теннисистки Анны Чакветадзе вместе с известными персонами: Юрием Лужковым, Вячеславом Фетисовым, Борисом Ельциным… Рядом — детская, в которой спал 9-летний Рома. Дверь его комнаты плотно закрыли и толкнулись в хозяйскую спальню. Одновременно включили карманные фонарики — прямо в лицо спящим Наталье и Джамбули Чакветадзе.

— Господи, за что?! — вскрикнула Наталья, увидев перед своим лицом человека в черной маске. Ее тут же скрутили и ударили по голове. Джамал попытался повернуть голову, но получил несколько сильных ударов металлическим предметом. Как оказалось потом, это была рукоятка пистолета.

— Подонки! — взвыл Джамал, успев даже отвесить кому-то сильную оплеуху, но получил порцию ударов в затылок; ему начали ожесточенно выламывать руки, из-за чего Джамал потерял сознание. Услышав крики, проснулась и Анна Чакветадзе. Попыталась выйти в темный коридор, но оказалась на кровати — двое крепких молодых людей отшвырнули ее внутрь комнаты и начали бить.

— Все отдадим, только не мучайте нас, — тем временем доносилось из спальни, где налетчиков пыталась вразумить Наталья.

— Где деньги?!

— В сейфе. Тихо. Не кричи. Они не остановятся… — приговаривала она уже мужу.

— Где сейф, как его открыть?! — последовал вопрос. Наталья поняла, что этот уверенный и хамский голос, скорее всего, принадлежит главарю.

В соседней комнате связывали Анну: девушка так настойчиво сопротивлялась, что успокоить ее смогли лишь несколько увесистых ударов. Ее связали шнуром, изо всех сил перетянув руки в области запястий.

— Где «Ролекс»?! — Анна сразу поняла: речь идет о часах, которые ей подарили в Бельгии днем назад — во время торжественной церемонии награждения теннисистки Жюстин Энен-Арден, где семья Чакветадзе была в числе почетных гостей.

— На столе, в шкатулке, — взяв себя в руки, ответила теннисистка.

— Ты играй, играй — а мы к тебе еще придем! — обчищая комнату, ерничали налетчики.

«Да, этот точно главный», — пыталась разглядеть грабителей Наталья. Несмотря на смертельную опасность — один из неизвестных несколько раз приставлял к ее горлу нож, — женщина вела себя хладнокровно. Она даже умудрилась рассмотреть обувь налетчиков: все они сновали по комнате в спортивных кроссовках, кроме «главаря» — тот щеголял по паркету в туфлях.

— Какой тут код? — спрашивал ее человек, который пытался вскрыть сейф. Наталья назвала комбинацию чисел, но дверца не открылась — это сильно разозлило незваных гостей.

— У тебя там сын в комнате, сейчас мы и к нему сходим, — пригрозили Наталье.

— Давайте я сама открою, — ответила она, но сейф все же поддался грабителям.

Вытащив все содержимое и сложив в сумку, группа спокойно вышла из комнаты.

— Сейчас вернемся к вам с пакетами, — напоследок произнес кто-кто.

— Кажется, это конец, — Наталья впервые дала волю эмоциям…

Минута, две, пять — по всем признакам, в доме уже никого не было. Анна Чакветадзе смогла высвободить ноги, разбудила младшего брата, который с помощью маникюрных щипцов перекусил провод на ее руках. Вместе они освободили и родителей с домработницей. Наталья понеслась к пункту охраны, в конец улицы. «Следы обуви, протекторы от автомобиля, окровавленная перчатка», — перечисляла она замеченные на ходу следы преступления. «Главное — чтобы не выстрелили в спину», — отчего-то подумалось ей уже на подходе к КПП.

Уголовное дело

К дому семьи Чакветадзе прибыли две машины: на одной приехала оперативная группа из УВД «Апрелевская», на другой — бригада «скорой помощи», госпитализировавшая Джамала и Анну Чакветадзе. Первому вскоре сделали две операции (налетчики, выламывая руки, вырвали ему двухсуставные сумки в плечах), вторую отправили восстанавливать руку — у девушки был перетянут нерв в области запястья, из-за чего кисть анимировалась. СУ УВД по Наро-Фоминскому муниципальному району Московской области возбудило уголовное дело № 114987 по факту разбойного нападения (п. б. ч. 4 ст. 162 УК). Согласно описи имущества, семье Чакветадзе был нанесен материальный ущерб на сумму 6 млн рублей. Благодаря Шамилю Тарпищеву — известному деятелю спорта и другу семьи Чакветадзе — о страшном ограблении узнал губернатор Московской области Борис Громов. Он-то и наказал руководству областного ГУ МВД найти преступников и отчитаться в кратчайшие сроки.

Со дня этого поручения прошло около полугода, а имена налетчиков по-прежнему оставались неизвестны. Близился день отчета перед губернатором…

Случай на дороге

9 июля сотрудники УВД по Красногорскому району задержали по подозрению в разбойных нападениях на грузовые автомобили группу людей: Анзори Арахмия, Соломона Беридзе, Роберта Кочуа, Сергея Жерносека. Последний, гражданин Белоруссии, и дал признательные показания: «Мы собирались ограбить автомобиль. Беридзе сказал, что моя задача — догонять автомобиль «Газель», сигналить им, махать из окна, показывая, что у них что-то случилось с колесом, и проезжать дальше. У нас было три автомобиля — ВАЗ-2107 (им управлял я), ВАЗ-2109 и «Ауди»-80. Далее к нам присоединился другой человек, по имени Анзори (Арахмия), и Роберт Кочуа. С нами был человек по имени Юра (он управлял иномаркой). Когда проехала «Газель», Соломон приказал следовать за ней. За нами ехали «Ауди»-80 и ВАЗ-2109. Остановить «Газель» у меня не получилось <…> ВАЗ-2109 остановился возле заправки, Соломон попросил меня встать там же («Ауди» поехала дальше) — он пошел в магазин купить себе воды. Вдруг к машинам подбежали неизвестные, представились сотрудниками милиции и надели на меня наручники».

В ходе допроса Жерносек рассказал, что это было его первое дело: «Я работал в Химках в магазине «Автозапчасти» около полутора месяцев, но затем вернулся в Полоцк. <…> Но потом ко мне обратился мой знакомый Тимур — он предложил работу в Москве.<…> В Москве он свел меня с Соломоном Беридзе». Некий Тимур оказался супругом двоюродной сестры уроженца Витебской области Дмитрия Деваковича, тоже прибывшего в Москву на заработки, — в его обязанности входила перегонка автомобилей сомнительного происхождения в Белоруссию. Девакович поселился в российской столице в одной квартире с Соломоном Беридзе. Когда же его сосед попросил оформить страховое свидетельство на автомобиль, Девакович любезно согласился — тогда он не понимал, что спустя время этот талон приобщат к материалам уголовного дела.

Между тем Красногорский районный суд дал санкцию на арест Жерносека: обвиняемый был помещен в ИВС города Лобня, где неожиданно признался в совершении еще нескольких преступлений. Произошло это после того, как его дело было передано в ГУ МВД по Московской области, резко мобилизовавшего свои ресурсы в расследовании разбойных нападений.

Пытки

В ИВС Сергей Жерносек признал свою вину и в ограблении дома Чакветадзе. Из его показаний: «В Лобне меня пытали — через тело проводили ток и избивали. Не выдержав истязаний, я был вынужден написать явку с повинной, которую у меня забрал сотрудник милиции по имени Матвей. В этот же день ко мне приехала следователь Кругликова Э., которая велела мне подписать протокол допроса в качестве подозреваемого по делу Чакветадзе. Я сказал ей, что меня пытали. Но она на это никак не отреагировала».

Адвокат Сергея Жерносека Александр Быков назвал фамилии тех, кто «обрабатывал» его клиента: «Это были оперативники из областного ГУ МВД — Кислый О., Солодовник А., Никитин А., Пыхтарёв А., Кагаев, Войнов М.» Вечером того же дня опергруппа привезла Жерносека к дому Чакветадзе для проверки показаний на месте.

— Меня сразу насторожила кандидатура «грабителя», — вспоминает Джамал Чакветадзе. — Этот парень постоянно запинался, путал факты, не мог толком нарисовать картину происшествия. Словом, настропалили его плохо.

Следственные действия вели старшие следователи первого отдела СЧ ГСУ Эльвира Кругликова и Екатерина Труфанова. В ходе допросов (видеозаписи есть в редакции) Жерносек выдал своих «сообщников» по делу Чакветадзе: трех грузинских пособников по автомобильным разбоям, а также соотечественника Дмитрия Деваковича, которого назвал «главарем». С последним же, как оказалось, его связывало шапочное знакомство на родине: мол, пересекались на каком-то увеселительном мероприятии. Однако этих жидких признаний хватило для того, чтобы областные оперативники взяли мобильный телефон Деваковича на прослушку и задержали 29 июля на выходе из Белорусского вокзала.

Из показаний Деваковича: «Меня привезли в здание ГУ МВД, в одном из кабинетов мои ноги скотчем примотали к стулу, руки были за спиной в наручниках. К ушам прикрепили два провода, которые тянулись от аппарата, похожего на старый телефон. Кто-то крутил ручку этого аппарата, и меня начинало трясти, глаза вылезали из орбит, я прикусывал язык. Я понял, что подключают ток. Продолжалось это около двух часов. Затем мне начали показывать фотографии: на одной из них был грузин Соломон с разбитым до неузнаваемости лицом. Мне сказали, что если я не дам показания, то буду выглядеть еще хуже. Вечером зашла женщина, позже я узнал, что это следователь Кругликова. Она достала какие-то бумаги и начала записывать все, что я говорил под диктовку тех лиц, которые меня пытали».

Далее события развивались по «сценарию Жерносека» — районный суд дал санкцию на его арест и поместил подозреваемого в тот же лобнинский ИВС. Подвергались давлению и задержанные грузины (видеозаписи последствий есть в редакции), а один из них — Анзори Арахмия — вскоре скончался в камере СИЗО. Как, правда, утверждает следствие, Арахмия умер от передозировки наркоты, но о том, что по поводу поставок наркотиков в следственный изолятор была проведена хотя бы проверка, нам ничего не известно…

После задержания «главаря» Деваковича привели на опознание. Из показаний Джамала Чакветадзе: «Это было не опознание — мне, по сути, надо было просто указать на Деваковича. Мне сказали, что человек, который нас грабил, стоит в середине; что он обут в сандалии на босу ногу. Меня ввели в заблуждение: сказали, что образцы крови, найденные на перчатке, которую выкинул один из грабителей на выходе из участка, принадлежат Деваковичу».

Впоследствии Чакветадзе увидит заключение судмедэксперта, в котором будет написано: «Кровь, обнаруженная на перчатке, не произошла от подозреваемых». Но следственный механизм будет уже не остановить…

В доме Чакветадзе

— Проходи, разувайся, закуривай, — радушно встречает корреспондента «Новой» Джамал Важович Чакветадзе. На участке тихо, теннисный корт, сооруженный специально для дочери, пустует — Аня, по словам отца, после ограбления боится возвращаться домой. Именно тут три года назад по наклонной покатилась ее большая и успешная карьера — теннисистка потратила около полугода на восстановление руки, но так и не смогла набрать былой формы. Но главное, по словам отца, она не смогла залечить травму моральную: даже сейчас, спустя несколько лет, Анна порой просыпается в номере гостиницы в холодном поту ровно в 3.00.

Джамал, несмотря на обширный круг влиятельных знакомых, не понимает, как заставить ответить тех, кто вынудил страдать его семью: истинных грабителей и бездельников из коррумпированной правоохранительной системы.

— Ну, положим, доступ к губернатору у меня был — и что с того? — возмущается Чакветадзе. — Они ведь, получается, и Громова обманули. Что теперь делать? К президенту я попасть не могу. Только представь, эти опера, как и ты, приходили сюда, пили виски, обещали найти виновных. Я их ведь сразу предупредил: «Ребята, сделаете свою работу — отблагодарю». Так они мало того что посадили невиновных людей, еще и денег с меня хотели стрясти.

— Когда вы заподозрили их в обмане?

— Когда позвонил оперуполномоченный Олег Кислый и сказал: «Мы нашли тех, кто вас ограбил. Это были грузины и белорусы». Я ведь акценты распознаю на раз-два, поэтому сразу ему сказал: «Послушай, я уверен, что работали молдаване». — «Да нет, это были те, кого мы взяли. Они сами во всем уже признались», — ответил он. Еще бы они не признались — мне потом этот же Кислый рассказал: «Кое-что кое-куда вставили, через кое-какое место ток провели — вот они все и рассказали». Еще этот цирк с Жерносеком устроили: его привезли ко мне на участок, предварительно «обработав», заставили говорить всякую ахинею. Он постоянно путался.

Неожиданный свидетель

Окончательно сомнения Чакветадзе в причастности арестованных развеял человек по имени Геннадий (фамилия известна редакции) — он появился на пороге дома Джамала, чтобы пролить свет на ограбление.

— Он сказал: «Знаю тех, кто вас грабил, — готов помочь», — вспоминает Джамал. — Я ему ответил: «С твоими показаниями привлечем реальных лиц — и ты получишь 10 процентов от стоимости имущества, которое вернем». Так и договорились. Я сразу позвонил Кислому, сказал, что есть важный свидетель. Но опер замялся, сказал, что занят. Меня этот ответ ошарашил просто! Тогда я сказал «свидетелю», что общаться буду с ним сам, но разговор запишу на видео. Он согласился.

Чакветадзе включает мне видеозапись. Приводим беседу Джамала Чакветадзе и Гены с сокращениями.

— Знаете, когда к вам шел, знакомые одергивали: «Войдешь в дом — заметут спецслужбы». Но я все-таки решил к вам пойти. Сначала, правда, искал дом Анны Курниковой — перепутал ее с вашей дочерью, — усмехается крепко сбитый человек лет 35 с характерным молдавским говором, но спустя минуту становится серьезным, выключает мобильный и достает аккумулятор из телефона: — Так спокойнее…

— Грабили вас шесть человек, — продолжает Гена. — Их имена: Рома Терентьев, Гриша Попа, Ефим Еременко, Витя Балаган, Эдик Руссу и еще один человек — его имени не знаю, но знаю, что он очень серьезный. Когда-то он работал с нашим молдавским авторитетом по прозвищу Келла, в числе «потерпевших» которого были бывший замминистра финансов России, Орбакайте, какой-то вор в законе…

— То есть они меня грабили… Они тебе об этом сами, что ли, рассказали? — интересуется Чакветадзе.

— Накануне Нового года мне звонит мой кум Рома Терентьев (я его сына крестил), говорит: «Приезжай к нам, мы тут удачно из Москвы вернулись, вот в центре Кишинева квартиру сняли, девочек взяли». Я приехал к нему, увидел с ним Ефима Еременко и Гришу Попа. Они часы показывают дорогие, валютой передо мной трясут: евро, доллары, фунты… Я еще тогда задумался: откуда у нас в Молдове фунты? Они мне говорят: «Вот поработали в доме одной теннисистки». — «Какой?» — «Очень известная, пятый человек в мире (пятая ракетка мира. — А. С.), у нее в доме всюду фотографии с президентом, награды…» Так вот они рассказали, что зашли в ваш дом, оставили Эдика смотреть за домработницей, а сами поднялись к вам. А потом стреманулись, так как увидели в доме Эдика — он бросил гувернантку, и они испугались, что она сумеет как-то вызвать милицию.

— Чем они тебе так насолили? — спрашивает Джамал.

— Понимаете… На самом деле с Ромой я долгое время дружил. Я его с 14 лет знаю. Его мама когда-то работала в привокзальном баре в Кишиневе. Мы приходили к ней в бар, пили кофе, общались. Ее зовут Прасковья. Я тогда имел определенный вес и сделал ее директором этого бара. Я тогда автозапчастями занимался — имел хорошие деньги и связи. Но со временем Прасковья меня из дела выжила. В общем, меня кинули, а денег не заплатили. Прасковья потом себе ресторан купила в Кишиневе — «Сосновый бор» называется.

— Как же они узнали о нас? Кто дал наводку?

— Им помогала некая Елена Жиляева — она представлялась действующим полковником ФСБ и куратором Мытищинского района — такой ответ настораживает Джамала, но Гена переключается на вещи, которые были взяты из дома. И эти слова приводят Чакветадзе в состояние шока:

— У них было много золотых изделий с бриллиантами: часы «Константин-Вашерон», кольцо «Москва-80», из-за которого у них возник сильный конфликт, золотая зажигалка. Кстати, зажигалка сейчас в одном из департаментов нашего МВД.

— Как?! — изумляется Чакветадзе. Оказывается, перечисленные предметы даже не попали в опись имущества.

— После возвращения из Москвы всю группу накрыли — связано это было еще с делами давними. До вас они поработали над другими людьми в Кишиневе. И вот когда их взяли, пришлось чем-то откупаться. Часть имущества ушла. А значительную долю в украденном забрал Рома Терентьев — остальным досталось мало. После истории с нашей милицией они еще и разругались между собой. Все потому, что всех взяли, а Ефим вроде как оказался не при делах. Видно, что он пользуется неприкосновенностью у наших служб.

— Кто все эти ребята?

— Гриша Попа — в Молдове в авторитете. Он когда-то держал нашу 15-ю зону. А Ефим Еременко — он, кстати, был свидетелем на свадьбе Гриши — тоже сидел, пользовался авторитетом… Вообще они за вашей сумкой приходили. Черной, спортивной, — неожиданно признается Гена. — Они думали, что у вас там деньги. Рассчитывали на больший заработок.

— И зачем же им сумка понадобилась — у меня там был только ноутбук? А деньги все здравомыслящие люди хранят в банке, — недоумевает Джамал.

— Наверное, они все же думали, что вы в ней деньги перевозите, — с улыбкой отвечает.

…Перематывая видео снова и снова, Джамал говорит: «Гена, который так свободно рассказывает о своих знакомцах, вероятно, в ту ночь тоже находился в доме».

— Когда он сказал про сумку, я сразу понял: навели на нас молдаване, которых мы нанимали для строительства гаража. Они каждый день там крутились, а я как раз ежедневно приезжал домой с этой сумкой. Я сам хотел этих молдаван разыскать, но прораб, который их приводил, умер. А следствие эта версия не заинтересовала. Их вообще ничего не интересовало. А Гена — я почему-то все больше уверен, что он тоже был в нашем доме. Просто не получил свою долю и решил, что называется, возместить убытки. А часы, зажигалка, фунты — как он обо всем этом узнал?!

Чакветадзе удалось убедить Гену сотрудничать и даже выступить в суде, но ходатайство о вызове этого человека в качестве свидетеля было отклонено. Джамал объясняет это просто:

— Я был у всех — у Кругликовой, Труфановой, у их начальника Коновалова, но никто меня и слушать не хотел. Я понимаю почему: если бы начали проверку сказанного этим человеком, то обязательно вышли бы на правильный след — в таком случае пришлось бы признать, что они взяли невиновных. А вдобавок к пыткам, которым они подвергали людей, это уже были бы не просто отставки, но и уголовные дела в отношении должностных лиц.

Не дождавшись реальных действий от российских служб, Джамал даже сам по-ехал в Молдову. Там он встретился с оперативниками из криминальной полиции и пообещал солидное вознаграждение за помощь в поимке виновных. Но молдавские спецы лишь передали Чакветадзе выписки из личных дел людей, о которых говорил Гена (копии есть в редакции), и пообещали следить за развитием событий. Открыть же уголовное производство по этому делу, как нам сообщили в МВД Республики Молдова, возможно только по запросу от российских правоохранителей.

Суд. Приговор

В ноябре 2010 года в Наро-Фоминском городском суде Московской области Джамал Чакветадзе заявил, что опознавал Дмитрия Деваковича под давлением милиции, сообщил о «непрофессиональной работе правоохранителей», предъявил суду видеозапись со «свидетелем» Геной, а также обратил внимание на то, что подсудимых пытали. Следователь Кругликова, вызванная в суд в качестве свидетеля, отвергла обвинения в насильственном характере допросов обвиняемых: «Девакович и Жерносек были в нормальном состоянии». Не отреагировала она и на фотоснимки подозреваемых, на лице которых были многочисленные ссадины и раны. Гособвинитель Галкина до конца поддерживала версию следствия, несмотря на признания потерпевших. Судья Жилина вынесла обвинительный приговор: Дмитрий Девакович, которого «опознавал» Чакветадзе, получил чуть более девяти лет, остальные — по восемь.

По окончании заседания, со слов Джамала Чакветадзе, судья призналась потерпевшим: вынести иной приговор она не могла — иначе бы лишилась судейской мантии. Как сообщили «Новой газете» в ГУ МВД по Московской области, часть принимавших участие во всей операции оперативников была откомандирована в аппарат МВД, а часть — уволена. Следователи же Кругликова и Труфанова свои посты сохранили. Первый заместитель начальника ГСУ ГУ МВД по Московской области Вячеслав Воронцов в интервью пресс-службе Следственного комитета при МВД, например, заявил: «Сотрудники ГСУ при ГУВД по Московской области успешно справляются со своей работой. Включая заместителей начальника первого отдела подполковника юстиции Эльвиру Васильевну Кругликову, а также переведенную из этого подразделения во второй отдел старшего следователя по особо важным делам капитана юстиции Екатерину Сергеевну Труфанову». [...]