Рабский труд "нелегалов"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Коммунист.Ру", origindate::15.09.2003

"ДОН-строй": рабский труд "нелегалов"

Название московской компании "ДОН-строй" не имеет ничего общего с известной восточноевропейской рекой. Аббревиатура "ДОН" расшифровывается по-другому - Дома Особого Назначения. Дома для самых богатых. Огромные объекты, определяющие классовый облик современной капиталистической Москвы. Поражающие своими размерами, внешней и внутренней роскошью здания - жилье для сливок российской буржуазии. По иронии судьбы их возводят самые бесправные представители армии московских рабочих. Большинство из 24-х тысяч работников крупнейшей строительной кампании столицы не имеют российского гражданства и ведут нелегальную трудовую деятельность. Это остарбайтеры-нелегалы - таджики, узбеки, киргизы, молдаване, украинцы а также, не имеющие московской прописки русские. Формально этих людей не существует вовсе, и гигантские многоэтажные здания Москвы вырастают сами собой. Не регламентируемые трудовым законодательством отношения обуславливают бешеную эксплуатацию на объектах "ДОН-строя". Нанятых по индивидуальным трудовым договорам работников компании нагло обманывают - задерживают выплату зарплаты, выплачивают ее не в полном объеме, экономят на технике безопасности и обеспечении элементарных условий труда для рабочих. При малейшей попытке сопротивления их без разговора выкидывают на улицу или сдают в руки грабителей из лужковской милиции. Этот бизнес на дармовом труде приносит колоссальные барыши владельцам и покровителям компании - преступному симбиозу капиталистов, чиновников и сотрудников силовых структур.

"Алые Паруса"

Один из самых известных объектов "ДОН-строя", элитный комплекс "Алые паруса" расположен на северо-западе Москвы, вблизи Строгинской поймы, лучшего места отдыха на территории московского мегаполиса. Выдержанные в архитектурном стиле неоклассицизма здания объединены в закрытый городок с полным набором услуг и развлечений для требовательного буржуа. Здесь можно прожить всю жизнь, не выходя наружу - при наличии круглого банковского счета. Этот заповедник для крупной буржуазии построен за счет жизней десятков иностранных рабочих. 12 мая 2003-го года, во время ночного пожара на объекте "Алые Паруса" погибло 65 рабочих, большинство из которых проживало прямо на строительном объекте. Компания "ДОН-строй" была вынуждена признать гибель десяти работников, имеющих российское гражданство, - факт гибели еще 55-ти человек отрицается до сих пор, несмотря на свидетельства очевидцев - ликвидаторов последствий пожара. Подробности этой трагедии, а также факты бесправного положения иностранных рабочих были приведены в специальной передаче российского "Радио Свобода":

Корреспондент: Я хочу обратиться к рабочим компании "ДОН-строй" - Галине Дмитриевой и Юлии Исматовой. Как стало известно о таком количестве погибших?

Галина Дмитриева: С нашего объекта на Воробьевых горах нас перебросили на "Алые Паруса", чтобы ликвидировать последствия пожара, мы чистили стены от гари, я разговаривала с охраной, как раз была та смена, которая была во время пожара. Охранник рассказал, что был в числе тех, кто извлекал трупы, и сам лично видел 65 трупов. Большинство из них были жители Средней Азии.

Корр: А может их было еще больше?

Галина Дмитриева: Вполне возможно, он сказал, что на тот момент, когда он не выдержал и просто ушел, не все трупы были извлечены.

Корр: Юля, а вообще, много людей и из каких стран работают в этой компании, и работают, как правило, как я понимаю, на нелегальном положении?

Юлия Исматова: В основном там, конечно, люди из Средней Азии, их очень много, и отношение к ним такое, нечеловеческое даже. Они в основном, живут там только за еду и то, что крыша у них есть над головой. Домой они уехать никак не могут и поэтому работают, работают.

Корр: Крыша над головой - они что, ничего не зарабатывают?

Юлия Исматова: Зарабатывают, но очень мало.

Корр: А вот человек, который устроен по всем правилам, с трудовой книжкой, и так далее - он сколько за такую же работу получает?

Юлия Исматова: Я не знаю, так как с трудовой книжкой там, по-моему, никто не работает, нет такого.

Корр: Вы приехали не из других стран, но из других регионов России, почему вы согласились выполнять такую работу на таких условиях, фактически превратившись в нелегалов?

Юлия Исматова: Потому что обещают много, но не выполняют то, что обещают. Зарплата постоянно задерживается, естественно.

Корр: И какие суммы?

Юлия Исматова: Обещали отделочникам платить не менее 8 тысяч, а платят, естественно, гораздо меньше.

Корр: Какие гарантии в случае болезни или несчастья, "ДОН-строй" каким то образом заботится о своих рабочих?

Юлия Исматова: Если ты на больничном, не выдаются талоны на питание. Если у тебя какая-то серьезная болезнь - ты также автоматически отправляешься домой. (Полный текст стенограммы см. на rwp.ru).

Правда о групповой гибели остарбайтеров была очень некстати. Московское правительство - основной акционер "ДОН-строя" - уже приступило к продаже и раздаче элитных квартир на крови. Скандал умело замяли, а где-то, в разных уголках СНГ, чьи-то семьи тщетно дожидаются своих пропавших без вести родственников. Участник передачи на "Радио Свобода" рабочий активист С.Биец говорит об украинских жертвах этого пожара:

"Непосредственно перед пожаром туда приехала бригада с Украины, девушки-маляры. Они работали накануне, в ночь с 11 на 12 мая, и утром, так как они не были размещены в общежитии, а размещались в бытовке в нижней части этого технического этажа, где собственно и произошел пожар. Они были заперты в бытовке, и как рассказывали нам, просто задохнулись, когда начался пожар, потому что не смогли открыть. Они были заперты снаружи на ключ, это было сделано, формально, чтобы их никто не беспокоил. Разумеется, это не соответствует никаким пожарным нормам".

Погибшие на "Алых Парусах" люди не числятся ни в одних учетных документах. Компания отказывается признать факт их гибели. Этих людей просто не было - несмотря на то, что именно их сверхдешевый, рабский труд позволил возвести сказочные дворцы на берегах Строгинской поймы, место обитания сверхбогатых паразитов, хозяев новой России.

"Воробьевы горы"

Это первое, что бросается в глаза украинскому остарбайтеру из окна поезда, подъезжающего к Киевскому вокзалу Москвы. Группа высотных зданий на юге российской столицы, район павильонов Мосфильма. На гигантском транспаранте - различимые за несколько километров цифры телефона, позвонив по которому вы можете справиться о покупке элитной квартиры. Стоимость одного квадратного метра - около полутора тысяч долларов. Альпийские цветники и теннисные корты, фитнес-центр, горнолыжная трасса, казино, супермаркеты, клубы, салоны красоты - все мыслимые услуги плюс компактное проживание с себе подобными классовыми особями.

Это великолепие создается руками изможденных, плохо одетых, недоедающих и недосыпающих людей. Вечером они подтягиваются к остановке автобусной развозки. Возле бытовки на подстилке разложены сигареты, семечки, носки, белье, зубные щетки, мыло, дешевая спортивная одежда - их покупают таджики, которые из страха перед милицией предпочитают не покидать пределы стройки. Мы вступаем в разговор с одним из рабочих - уроженцем Брянской области. Он рекомендует человека, к которому можно обратиться по вопросам нелегального найма - разумеется, за взятку. Затем рассказывает о положении нелегалов - "невидимых" строителей элитного комплекса "Воробьевы горы".

Социальная дифференциация между работниками "ДОН-строя" проходит по национальному признаку. Самая низшая и бесправная каста - выходцы из Средней Азии: Таджикистана и Узбекистана. Как правило, это разнорабочие, получающие до 4-х тысяч рублей в месяц - в действительности, намного меньше. Им приходится работать больше всего, они терпят унизительное обращение, на них списывают краденое имущество и стройматериалы. Далее следуют украинцы и молдаване - в основном, квалифицированные строительные рабочие, лишенные каких-либо трудовых прав. Нередко им выделяют лишь часть причитающейся зарплаты, угрожая увольнением и милицией. Иногородние россияне могут получать до 10-15 тысяч, хотя даже их гражданство не распространяет на них действие норм КЗоТ. Оплата труда - только сдельная. Стремясь побольше заработать и не потерять свое место, дон-строевские остарбайтеры работают без выходных, с восьми утра до восьми вечера. Часть работников живет прямо здесь, на строительстве - основная причина трагедии 12-го мая. Остальные могут рассчитывать на койку в закрытом общежитии, расположенном в 50-ти километрах от Москвы - место, именуемое концлагерем за сверхжесткий внутренний распорядок. Вечером на специальных автобусах их везут на ночлег. Через час - отбой. Подъем в четыре утра, чтобы не опоздать на автобус. Новый день потогонного труда - возможно, задаром. Сверхбогатые владельцы "ДОН-строя" традиционно практикуют задержки расчетов по зарплате. Им проще уволить бесправного работника, заработавшего у них более-менее серьезную сумму.

В июле 2003 года на "Воробьевых горах" прошло учредительное собрание первого дон-строевского профсоюза. В него вступило пятеро рабочих - остальные не смогли решиться из страха увольнения со своей каторжной "работы". Московская городская организация строительных профсоюзов признала новую первичку и направила комиссию для проверки положения работников компании. Встретивший их босс заявил, что не знает ни одного из вступивших в профсоюз людей - все они были уволены в тот же вечер. Очутившись на улице, эти активисты продолжили агитацию за профсоюз и стачку. По окончании рабочего дня они встречают идущих со стройки рабочих, организовывают летучие собрания, распространяя бюллетени с информацией о классовом беспределе на объектах "ДОН-строя":

"Сколько можно терпеть это издевательство? Работать без выходных по 12 и более часов в сутки, чтобы кровососы не выплачивали даже копеечную зарплату трехмесячной давности? Каждый второй рабочий простужен, все страдают от переутомления и недосыпа, поскольку общага в лагере не пригодна для жилья. Только в июле месяце на Мосфильме, отравившись баландой в столовой, умерло двое рабочих; разбился фасадчик, выпав из люльки; ещё одного рабочего увезли в больницу с травмой позвоночника, возле первого корпуса ему на спину упал кирпич... Кто следующий? Хватит! Пора положить этому конец! Достаточно долго мы шептались в бытовках о необходимости создания профсоюзной организации. Пора действовать!"

Рабочий-узбек Миша говорит, что с удовольствием взорвал бы ненавистные ему дома для богатых. Тем не менее он пока не рискует вступать в нелегальный профсоюз для работников-нелегалов. Интернациональная армия остарбайтеров, подверженная самому жестокому и циничному угнетению, до сих пор разрознена и не способна на серьезные протестные выступления. Нет никаких сомнений, что они последуют в будущем. "Москву ждут восстания рабов", - пишет "Коммерсант", точно определяя положение работников "ДОН-строя" и других строительных компаний, использующих дармовой труд нелегалов. Коммунисты обязаны приступить к работе в этом многонациональном человеческом котле на строительстве вавилонских башен капитализма, чтобы спаять его в единую силу, осознавшую общность своих интересов - свою классовую общность.