Радиационное поражение. Румянцев

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Эту необычную клинику рассекретили в 90-х годах. До этого каждый сотрудник, включая уборщиц, давал подписку о неразглашении государственной тайны, к которой относилось все, чем занималось их лечебное учреждение. Отчеты о деятельности пяти клинических подразделений отвозили в Третье главное управление при Минздраве СССР вооруженные офицеры фельдпочты в запечатанных конвертах с грифом “Совершенно секретно”. Что же охраняли спецслужбы, почему потребовались такие меры? Основанная в 1951-м клиника радиационной медицины - единственное в стране медицинское учреждение, где, в частности, занимаются лечением острой лучевой болезни. Специалисты обладают наибольшим в мире опытом в этой сфере. Именно поэтому их в срочном порядке приглашали в те страны, где происходили серьезные радиационные аварии: например, в город Такаямура (Япония, 1999 год, трое японцев облучились, один погиб); в Грузию (1995 и 2001); Панаму (2001)... О сегодняшнем дне уникального лечебного центра рассказывает руководитель клиники, являющейся структурным подразделением Института биофизики, доктор медицинских наук Андрей БУШМАНОВ.

- Андрей Юрьевич, в ликвидации чернобыльской катастрофы участвовало очень много военнослужащих, специалистов, пожарных - всего 195 тысяч человек. Из них 15 тысяч уже умерли. Но в официальных сообщениях говорится, что в результате облучения погибли всего около тридцати участников тех опасных работ. Как объяснить такое несоответствие? Скрывается реальное число жертв?

- Нет, мы ничего не скрываем, предоставляя и зарубежным, и нашим экспертам подробнейшие материалы. Они свидетельствуют: острая лучевая болезнь (ОЛБ) была диагностирована у 134 человек. 28 из них умерли. Другие ликвидаторы попали под облучение существенно меньшего уровня, не представлявшего смертельной угрозы. Дело в том, что лучевая болезнь (подчеркну: поддающаяся лечению) развивается только при дозе общего облучения, превышающей 100 сантизивертов (эквивалентно облучению в 100 рентген). Когда человек облучен в дозе 300 и более сантизивертов, повреждения в организме приобретают катастрофический характер. Теперь посмотрим, каковы были реально средние значения доз, полученных ликвидаторами аварии на Чернобыльской АЭС в 1986-м: 15 - 16 сантизивертов, или в 6 раз ниже минимального порога. То есть у абсолютного большинства участников не было ни острой, ни хронической лучевой болезни.

Конечно, укрощение взорвавшегося реактора не прошло для ликвидаторов бесследно. Это было связано со стрессами, колоссальными нагрузками на организм, центральную нервную систему, психику... Тем не менее о специфических радиационных повреждениях речь не идет.

- Отчего же в таком случае умерли 15 тысяч ликвидаторов?

- По разным причинам, но не от воздействия радиации. Медики и ученые тщательно контролируют ситуацию. Смертность чернобыльцев от сердечно-сосудистых, онкологических и других заболеваний в целом соответствует показателям в соответствующих группах населения по всей стране. Думаю, масштабное загрязнение окружающей среды промышленными отходами несравнимо опаснее для здоровья россиян, чем последствия чернобыльской катастрофы.

- Но зарубежные специалисты считают, что даже небольшое облучение увеличивает риск возникновения онкологических и других болезней...

- Глупо было бы с этим спорить. Вероятность поражения клетки, генома и последующей патологии теоретически существует при любой дозе радиации, которая больше фоновых значений. Правда, эта вероятность минимальна. Тем не менее, если ликвидатор заболевает раком, никто не может со стопроцентной уверенностью утверждать, что беда не явилась результатом облучения. Однако, повторюсь, статистика смертности “уравнивает” чернобыльцев с другими группами населения. Есть только одно исключение - повышенная заболеваемость раком щитовидной железы у детей, проживающих в регионах, подверженных радиоактивному загрязнению. Может быть, в будущем получим данные о приросте раковых заболеваний и у взрослых, но пока таких материалов у нас нет.

- Однако есть и другая медицинская статистика: среди ликвидаторов резко выросло число инвалидов, а также увеличилась заболеваемость...

- Да, заболеваемость среди участников тех памятных трагических событий выросла в 3 - 4 раза, а инвалидность - в 7 и более раз. Объясняется это просто: в соответствии с принятыми властями решениями, заболевания и инвалидность связывали с аварией у тех чернобыльцев, у которых были болезни (в том числе и хронические), обозначенные в специальном перечне. А это и сердечно-сосудистые болезни, и язва желудка, и вегетососудистая дистония, и многие другие. Вот ВТЭК и выдавали справки в массовом порядке.

Что же касается увеличения заболеваемости, то оно произошло потому, что в Брянской, Калужской, Тульской и Орловской областях проводились тотальные, тщательнейшие обследования населения. При этом было обнаружено множество болезней, которые начали развиваться у жителей еще до катастрофы, но ранее не были диагностированы, потому что люди не обращались к врачам.

- Перейдем к событиям сегодняшнего дня. Не могли бы рассказать о ЧП на атомных станциях, а также об облучениях работников в других отраслях промышленности?

- На российских предприятиях атомной отрасли таких случаев в последние годы, к счастью, не было, за исключением не очень опасного облучения одного из сотрудников. Вообще, на предприятиях атомной промышленности с 1999-го введен новый жесткий норматив - 2 сантизиверта в год. Таким образом, только за пятьдесят лет можно накопить пороговую дозу в 100 сантизивертов (100 рентген), при которой у человека может появиться лучевая болезнь. На пенсию, понятно, выходят гораздо раньше. Если говорить об облучениях, то большинство наших пациентов с этих предприятий получили основные дозы радиации до 60-х годов. Профессиональные заболевания, связанные с радиацией (лучевая болезнь, местные лучевые поражения), сегодня в России имеют примерно 1,5 тысячи работников атомной промышленности (состоят на учете у медиков) из 3 тысяч получивших лучевые заболевания. Ежегодно мы диагностируем 3 - 5 случаев таких профзаболеваний, причиной которых было радиационное воздействие.

Но особенно тревожит то, что в других отраслях облучение работников происходит намного чаще, чем в системе Минатома. Прежде всего в нефтяной и газовой промышленности. Для контроля герметичности трубопроводов используются приборы с мощными радиоактивными источниками. Они и приводят нередко к беде. Вот последний случай, происшедший менее трех недель назад в Первоуральске Свердловской области. Два дефектоскописта проверяли герметичность газопровода. При завершении работы радиоактивный источник Иридий-192 из-за сбоя механизма не вернулся в свинцовый контейнер, а остался снаружи, может быть, даже выпал на землю (не знаю подробностей, потому что пострадавшего к нам так и не доставили). Один из дефектоскопистов, забыв правила, схватил источник пальцами. Точная доза общего облучения тоже не известна, но по расчетным данным она могла составить 100 сантизивертов (эквивалент 100 рентген). Не знаю, так ли это. У нас были пациенты, которые в подобных ситуациях получали на кисть, на пальцы облучение от 700 сантизивертов до нескольких тысяч. Это были сильные лучевые ожоги. Приходилось ампутировать пальцы...

- Почему же к вам не доставили пострадавшего из Первоуральска?

- Не знаю, мы и сейчас готовы его принять. Хотел бы предостеречь от легкомысленного отношения к подобным ЧП: даже если сейчас нет проявлений лучевой болезни, нельзя исключить очень опасных последствий в будущем. Так, через несколько лет может появиться онкологическое заболевание. В любом случае надо точно знать дозу, полученную пострадавшим (мы определяем ее разными способами, например, беря для исследований кусочек зубной эмали). Если это больше годовой нормы (2 сантизиверта), значит, запрещаем продолжать работать дефектоскопистом и вообще там, где есть риск повышенного ионизирующего излучения. Возможно, этого как раз и боится работник? А руководство предприятия, в свою очередь, опасается, что придется производить выплаты дефектоскописту? Если так, то администрация делает большую ошибку. Через какое-то время здоровье облученного может ухудшиться. Он обратится в суд, и предприятие заставят понести более серьезные расходы...

Не первый уже год приборы, использующие неразрушающие методы контроля, демонстрируют не стопроцентную надежность. К нам поступали облученные дефектоскописты из Нижнего Новгорода, Самары, Башкирии, Урала и других регионов. Сегодня, по данным Госсанэпидслужбы России, около 17 тысяч предприятий используют приборы и оборудование с источниками ионизирующего излучения.

- В каких еще отраслях облучаются работники?

- В медицине. Здесь опасность представляют рентгеновские установки и радиоактивные источники. Недавно к нам обратились трое рентгенолаборантов из медицинского учреждения Южного округа Москвы с просьбой определить накопленные ими дозы радиации. У одной женщины мы обнаружили более 20 сантизивертов (20 рентген). Продолжать работу по специальности ей нельзя.

Обследовали также работниц одного из крупных российских банков. Они пересчитывали доллары, которые использовались в операции по выявлению криминальных структур. Банкноты, как оказалось, были избыточно помечены радиоактивными изотопами. Работницы банка попали под локальное (на руки) облучение, но не очень большое.

Наиболее тяжелый случай (не считая, разумеется, Чернобыля) произошел с грузинскими лесорубами. Еще в декабре 2001-го они нашли в лесу в 320 километрах от Тбилиси два раскаленных блестящих металлических контейнера, вокруг которых оплавился снег. Лесорубы решили отнести диковинные находки домой, возможно, с коммерческой целью. Контейнеры, до которых нельзя было дотронуться, двое мужчин обмотали проволокой, подвесили к толстым палкам. Взяв их на плечи, отправились в деревню. Каждый получил облучение в несколько тысяч сантизивертов. Некроз (омертвление тканей) развивался неумолимо и представлял серьезную угрозу для жизни. Одного лесоруба отправили на лечение во Францию, другого - к нам. Лечили его мы более двух лет, затратив 7 миллионов рублей, делали пластические операции, пересадку кожи, но в мае 2004-го пациент скончался. Французы выписали из клиники своего больного также с неутешительным прогнозом.

- Откуда взялись эти контейнеры?

- Говорят, это были специальные маяки, оставшиеся от системы наведения самолетов.

- Сколько всего умерло в России граждан от острой лучевой болезни?

- С 50-х годов прошлого века, то есть за весь период работы нашей атомной промышленности, в Российской Федерации острая лучевая болезнь была диагностирована у 350 человек, из них умер 71 (включая жертв чернобыльской аварии). А всего было 3 тысячи случаев хронических радиационных поражений. Уточню, чтобы была понятна динамика: 21 пациент с диагнозом ОСТРОЕ РАДИАЦИОННОЕ ПОРАЖЕНИЕ поступил к нам в последние пять с половиной лет.

- Готовы ли вы к гипотетической опасности ядерной атаки террористами, например, к распылению в городе радиоактивных веществ?

- Вполне готовы. Хочу только заметить, что такое распыление не представило бы реальной опасности для здоровья граждан. Здесь важнее психологический эффект. Насколько мне известно, специальные психологические центры могут быть быстро развернуты. А что касается нашей специфики, то на случай действительно серьезного ЧП в клинике есть все необходимое.

"