Радиоктивная Тусовка Березовского

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Быт и нравы окружения олигарха, которое сдает анализы на полоний

1165386760-0.jpg Есть что-то мистическое в том упорстве, с которым стремятся в уютный Лондон российские интеллигенты и авантюристы. То Герцен печатал здесь вольнолюбивые брошюры, то Ленин сплачивал большевиков. Да и сегодня кого только не встретишь туманным вечером на Пикадилли! Тут и переметнувшийся генерал КГБ Олег Калугин об руку со своим наставником Олегом Гордиевским. Пряча голову в воротник макинтоша, растворится в сумерках перебежчик из ГРУ Владимир Резун, он же Суворов. Ссутулившись, прошмыгнет в Гайд-парк опальный олигарх Борис Березовский. Как живут они, британскоподданные?

Квартира с видом на принцессу Диану

Главная фигура лондонской эмигрантской тусовки — это, несомненно, Борис Березовский, разыскиваемый российской Генпрокуратурой за мошенничество и хищения в особо крупных размерах.

- Еще недавно я часто встречал его на Кенсингтон Пэлес Гарденс — улице миллиардеров, — рассказал постоянно живущий в Лондоне публицист Михаил Озеров. — На этой улице расположены самые богатые дома Лондона, а может быть, и мира.

В середине 90-х Березовский, Гусинский и еще несколько » новых русских» купили здесь квартиры в самом дорогом здании — пятиэтажке из светлого кирпича с окнами на Кенсингтонский дворец, где жила принцесса Диана. Платили по астрономическим расценкам — 5 тысяч фунтов за метр, а сейчас цены выросли в несколько раз.

Чуть ли не каждый вечер Березовский в неизменном костюме и рубашке без галстука выходил на прогулку. Немного сутулясь, быстрым шагом переходил улицу и устремлялся в Гайд-парк — погулять среди вековых деревьев.

Любопытно, что на этой же улице в 200 метрах от его дома расположено российское посольство. И нередко, выходя на прогулку, Борис Абрамович любезно раскланивался с нашими дипломатами. Дипломаты кивали в ответ вежливо, но молча. Для остальной же публики он был вполне доступен.

— Можно запросто подойти, поздороваться, переброситься парой фраз о политике, экономике, — вспоминает Михаил Озеров.

В январе 2004-го Борис Абрамович сделал себе подарок на 58-летие. Список его приобретений пополнился старинным замком Хаскомб-корт, построенным в начале прошлого века в стиле династии Тюдоров. 175 акров элитной земли с великолепным садом, 8 спален, библиотека из мореного дуба, мраморный камин, 4 отдельных коттеджа, несколько конюшен — за все про все 10 млн фунтов стерлингов.

Такие поместья — национальная гордость англичан. Впрочем, у бывшего спикера Совета федерации и друга Березовского Ивана Рыбкина свои представления о красоте.

— Дом как дом, — спокойно сказал он. — Сероватый такой, под цвет тумана. От центра далековато — когда пробки, часа полтора ехать. Зато от аэропорта Хитроу близко.

Рыбкин не раз бывал в этом доме:

— Встречал он меня всегда сам, иногда с женой Леной, иногда с сыном Глебом, моим крестником, прекрасный мальчик, он в своей школе первый ученик. Заходишь в дом — там черный кобель на ковре — той же породы, что и у президента (лабрадор). Ну что — посидели, чай попили на диване, за журнальным столиком, и дальше поехал.

«Язык так и не выучил, но компенсирует это энергетикой»

Все дни олигарха заполнены до отказа: до 2004 года это была борьба за получение статуса политэмигранта и планы по выдвижению в российскую власть своего человека. Но в последние годы Березовский перестал быть в центре лондонского внимания. Например, его уже два года не приглашают на традиционный Лондонский экономический форум.

— Последний раз я видел его там в 2004 году, — говорит Михаил Озеров. — Уже тогда вокруг него образовался вакуум. Он ходил в гордом одиночестве, если не считать трех телохранителей. Ни у кого другого там телохранителей не было. К Березовскому никто не подходил, мне показалось даже, что у этого сообщества было к Борису Абрамовичу несколько брезгливое отношение. Когда я к нему подошел, он даже как-то ожил. И начал говорить о том, что по пути демократии Россия так и не пошла, что пока идет только «закручивание гаек». Что предоставление России инвестиций надо обязательно увязать с проведением у нас определенных реформ. Нет реформ — нет инвестиций.

Английский Березовский так толком и не выучил.

— Говорит — ошибка на ошибке, — рассказал российский журналист, давно живущий в Лондоне. — Но ни капельки не комплексует по этому поводу, берет энергетикой — и его слушают.

Следить за Березовским помогал 12-летний мальчик

Одной из наиболее энергичных фигур в окружении Березовского был недавно скончавшийся при загадочных обстоятельствах Александр Литвиненко — бывший подполковник ФСБ с ухватками опера. Широкую известность он обрел в 1998 году, когда вместе с несколькими сослуживцами заявил, что ему приказали устранить Бориса Березовского. В ФСБ о нем отзываются как о человеке, подбрасывавшем взрывчатку невиновным и выколачивавшем признательные показания под пытками, — за что против него были возбуждены уголовные дела.

В ноябре 2000 года Литвиненко выехал в Великобританию, где попросил политическое убежище. Работать пошел к Березовскому. Тот купил «спасителю» квартиру на севере Лондона, положил зарплату в 5 тысяч фунтов. Литвиненко в долгу не остался. Именно он «нашел» человека, которого потом выдал за агента ФСБ, приехавшего якобы с заданием убить Березовского. Адвокаты раздули тему, и в результате Березовскому дали политическое убежище.

О том, что это за «агент», в своей книге «Тайна олигарха» подробно рассказывает некий Никита Чекулин, который в то время тоже был при Березовском.

«Агента» зовут Владимир Теплюк. После пресс-конференции Березовского, проходившей 2 апреля 2003 года в отеле «Меридиан» на Пикадилли, к Литвиненко и Чекулину подошел незнакомец.

— Заговорил о какой-то чепухе, — вспомнил позже в беседе с «Известиями» Никита Чекулин. — Выяснилось, что он из Казахстана, уже четыре года дожидается в Британии статуса политбеженца. Занимается мелким бизнесом.

Сам Чекулин — тоже человек сложной судьбы. Когда он возглавил НИИ «Росконверсвзрывцентр», его обвинили в хищении боеприпасов. Чекулин утверждает, что ничего не крал, а просто стал жертвой «оборотней»-милиционеров. Сбежал в Лондон, там был обласкан Березовским, положившим ему 10 тысяч фунтов в месяц.