Радуев сидит тихо

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Известия", origindate::03.10.2002

Радуев сидит тихо

Андрей Никитин

Converted 13569.jpgВ среду исполнилось два месяца с тех пор, как знаменитый чеченский бандит Салман Радуев оказался в колонии особого режима с поэтическим названием "Белый лебедь". Террорист ведет себя мирно, по заключению тюремного психолога к суициду не склонен. Как удалось выяснить "Известиям", Радуев, вначале протестовавший против тюремных правил, очень быстро смирился с ними после того, как администрация колонии доходчиво объяснила ему что к чему.

Замначальника Пермского главного управления исполнения наказаний Владимир Ермолаев на вопрос о Радуеве поморщился:

- Чего только не говорят про него. Чаще всего рассказывают, что он-де здесь по заказу сидит и чуть ли не девочек к нему водят. И еще одна байка - что над ним издеваются и он чуть ли не льдом скован, как генерал Карбышев. Отношение к нему такое же, как и ко всем другим. Были ли усилены меры безопасности? Да у нас к каждому из заключенных этой категории - самые беспрецедентные меры безопасности.

"Шестерка" - объединение колоний, расположенное в городской черте города Соликамска. В его составе колония-поселение, два вахтовых участка поселенцев, которые занимаются лесозаготовкой и хозяйственными работами, и колония № 14 - собственно "Белый лебедь". Тюрьма в тюрьме, колония особого режима, где отбывают наказание пожизненно осужденные.

1 сентября в "Шестерку" пришел вновь назначенный начальник Ашот Саркисян, невозмутимый, внешне очень спокойный, с солидным опытом работы в системе. А 2 сентября в "Белого лебедя" со всеми предосторожностями привезли Салмана Радуева. Жизнь в "Белом лебеде" для именитого террориста началась в штрафном изоляторе (ШИЗО). Сначала он попытался вывалить в унитаз принесенную ему на завтрак кашу. "Он, видимо, еще не знал, куда приехал. Ему объяснили: не хочешь сам, есть поросята - они сожрут, не надо выбрасывать", - прокомментировали "Известиям" первый этап знакомства Радуева с новыми условиями. Потом Радуев отказался убирать в камере. "Правда, может, он и не отказывался. Просто не знал. А может, хотел проверить, как на это будут смотреть", - продолжение комментария. Через три дня, проведенных в штрафном изоляторе (пониженный уровень питания, отсутствие прогулок), вопросов о правилах поведения в "Белом лебеде" у Радуева больше не возникало. "Просил свои солнцезащитные очки, но ему объяснили, что не положено. Да и зачем тебе очки, здесь все равно солнца почти нет. Это раньше (в Москве) ему и в очках, и в бороде разрешали, и телевизор смотреть. А здесь бороду ему сразу откусили - не положено. И телевизор тоже не положен".

Из мирских развлечений - радио строго по графику, газеты и книги из тюремной библиотеки. Еще у Радуева есть Коран. "Четки? Четок нет. Даже если бы и были, отобрали бы. Не положено". Подъем в 5 утра. Отбой в 9 вечера. Прогулка после обеда - полтора часа, в наручниках. Охрана с собаками. Сверху, над металлической сеткой, накрывающей стены по периметру, еще один охранник. По словам начальника "Шестерки", другие осужденные считают Радуева таким же зеком, как и они сами. "Это он себя генералом каким-то возомнил". Сам Саркисян общался с Радуевым раза два:

- О чем беседовали? О порядке в колонии. О чем еще? "Вопросы-претензии есть?" - "Вопросов нет, гражданин начальник". Это сначала он ожидал особенного отношения. Но быстро пришел в себя.

Как и со всеми вновь прибывающими, с Радуевым в течение двух недель работал психолог. Это необходимо для того, чтобы выявить, не относится ли заключенный к какой-либо особо опасной категории: есть склонные к суициду, есть невменяемые, есть склонные к нападению. По мнению психолога, некоторые отклонения у Радуева, конечно, существуют, но он вполне вменяемый. К суициду не склонен. К врачам не обращался.

Несколько дней назад Радуев написал заявление на имя начальника колонии с просьбой оградить его от журналистов. По мнению работников "Белого лебедя", это произошло после того, как террорист сообразил, что без бороды и затемненных очков в сочетании с такими специфическими терминами, как "ШИЗО" и "режим", его образ заметно поблек.

Спустя десять лет после отбытия наказания пожизненно осужденный, если последние три года он не нарушает режима, переводится на так называемые обычные условия содержания. Это должно происходить в границах колонии особого режима. Еще через 10 лет, если в течение последних трех опять же не было нарушений и взысканий, заключенного переводят на облегченные условия содержания. А еще через десять лет, если за последние три года нет взысканий, можно решать вопрос о его освобождении. Впрочем, на сегодня в "Белом лебеде" никаких дополнительных условий - ни обычных, ни облегченных - не предусмотрено. Из долгожителей пока только один - отсидевший шесть лет.