Разборки на информационном поле

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Разборки на информационном поле

"В последние дни тема «свободы печати» в России не сходит со страниц мировых и российских олигархических изданий, с экранов телевизоров. Однако то, что происходит на информационном рынке России, не имеет никакого отношения ни к свободе слова, ни к свободе печати. Разглагольствованиями о свободе печати тщательно маскируется тот факт, что на самом деле речь идет об очередном перераспределении рынка СМИ между различными группами олигархов и между ними и государством. Как получилось, что средства массовой информации, принадлежавшие государству и общественным организациям Советского Союза, оказались к руках олигархов и обслуживающей их интересы правящей клики в Кремле? Захват олигархами СМИ явился составной частью общего процесса чубайсовской приватизации общественной собственности в ельцинской России. В ходе этого процесса складывались основные информационные холдинги: Березовского, Гусинского, «Газ-пром-Медиа», Потанина («Интересе») и др.

За последний год два самых влиятельных холдинга - Березовского и Гусинского - перестали существовать. История их создания и исчезновения весьма характерна для российского грабительского капитализма и беспредела власти. Березовский заявил о себе как медиа-магнат в 1994 году. Тогда указом Ельцина было создано АО «Общественное российское телевидение» (ОРТ). Контрольный пакет акций (51 процент) был закреплен за государством в лице Госкомимущества. Оставшийся пакет поделили между собой банки «Менатеп», «Столичный», «Российский кредит», Инкомбанк, а также АО «Аэрофлот - Российские международные авиалинии» и АО «Авто-ВАЗ». Однако решающую роль в этом холдинге сразу же стал играть Березовский. В конце 1996 года в рамках этого консорциума частных совладельцев телеканала ОРТ оформилась новая структура - «OPT - консорциум банков» (OPT - КБ), контролирующий в общей сложности 38 процентов акций ОРТ. В него вошли, объединив свои акции, Альфа-банк, «Менатеп», Объединенный банк и Столичный банк сбережений (СБС). Формально возглавил консорциум глава СБС Смоленский, но фактическим его хозяином был Березовский. В марте 1999 года ОРТ получает кредит от Внешэкономбанка в объеме 100 млн. дол. под залог своих акций. Тогда же президент МНВК ТВ-6 Э.Сагалаев продал Березовскому 37,5% акций этой компании. В июле того же года структуры Березовского через подставную компанию покупают контрольный пакет акций издательского дома «Коммерсант», который издает газету «Коммерсанты и несколько журналов. Ранее он купил 80% акций «Независимой газеты». 
Это был пик медийной империи Березовского, и в 2000 году начинается ее откат. В сентябре этого года он объявляет о намерении передать контролируемые им 49% акций ОРТ общественному органу из представителей творческой интеллигенции. В декабре он отзывает свое предложение и в январе 2001 года продает этот пакет структурам, подконтрольным Роману Абрамовичу. В сентябре после собрания акционеров формируется новый состав правления ОРТ, большинство в котором принадлежит чиновникам, и канал переходит под контроль Кремля. 
Путин руками Газпрома «мочит» Гусинского 
Примерно такую же эволюцию проделала и медиа-империя Гусинского. Началом ее создания можно считать февраль 1993 года, когда вышел в свет первый номер газеты «Сегодня». Костяк ее редакции составили журналисты, перешедшие из отделов политики и культуры «Неза­висимой газеты». Выпуск газеты профинансировала группа «Мост». В октябре того же года в эфире пятого канала Петербурга дебютировала «независимая» коммерческая телекомпания НТВ. Ее создание профинансировал консорциум в составе группы «Мост» и банков «Столичный» и «Национальный кредит». В конце года радиостанция «Эхо Москвы» получает кредитную линию Мост-банка, принадлежащего Гусинскому, в обмен на 51% своих акций. Эта радиостанция получила свою известность в 1991 году после репортажей о событиях в Вильнюсе, августовском путче в Москве. В январе 1994 года Ельцин подписывает указ, позволяющий телекомпании НТВ вещать на четвертом канале, который формально входил в ВГТРК. Этот указ пролобировал советник президента по спорту Тарпищев по просьбе своего друга банкира Смоленского, ставшего одним из спонсоров проекта. С ноября 1996 года компания НТВ начинает вещать в полном объеме на четвертом канапе. Тогда же стартует проект «НТВ-плюс» - первая российская компания платного спутникового телевидения. 
С 1 января 1996 года глава Мост-банка Гусинский начал издавать журнал «Итоги». Вскоре после этого в состав его холдинга вошло радио «Эхо Москвы». В январе 1997 года он слагает с себя полномочия президента Мост-банка и генерального директора группы «Мост» для того, чтобы возглавить ЗАО «Медиа-Мост». В ноябре 1998 года по заказу «Медиа-Моста» американская ракета с мыса Канаверал выводит на орбиту спутник «Бонум-1» для обслуживания холдинга «Медиа-Мост». Он обеспечивает 48 каналов «НТВ-плюс» на территории западных регионов России и Израиля. Спутник обошелся в 76 млн. дол.. Столько же обошелся его запуск. Деньги дал в кредит Газпром. 
Как мы видим, общим для медиа-империй было то, что они создавались за счет государственных ресурсов. В ходе кампании по выборам президента НТВ и другие структуры Гусинского активно поддерживал тандем Лужкова - Примакова, и последствия не замедлили сказаться. В июне 2000 года Гусинского арестовывает Генпрокуратура и предъявляет ему обвинение в хищении более 10 млн. дол. В ноябре того же года Генпрокуратура вызывает Гусинского на допрос и после его неявки объявляет олигарха в международный розыск по линии Интерпола... 
Кремль празднует победу 
Часть журналистов НТВ во главе с Е.Киселевым перешла на ТВ-6, 75% акций которого принадлежит Березовскому. Команда Киселева почти девять месяцев работает на этом канале. Однако миноритарный акционер этого канала - нефтяная компания «ЛУКойл», которой принадлежит всего 15% акций ТВ-6,11 января добилась решения Верховного арбитражного суда о ликвидации ЗАО «Московская независимая вещательная корпорация «ТВ-6 Москва» (МНВК). Западные, особенно американские, и некоторые российские СМИ подняли настоящий вопль по поводу «ликвидации последней независимой телевизионной компании России». Чтобы утихомирить западных и своих критиков, Кремль устами министра печати Лесина «подсказал» журналистскому коллективу ТВ-6, что ему надо делать дальше. 14 января коллектив ТВ-6 объявил о досрочном отказе МНВК от лицензии на вещание. На следующий день было спешно создано 000 «ТВ-6», в котором по 10% акций получили Киселев и еще два руководителя 000, а 45 сотрудников ТВ-6 стали обладателями меньших пакетов. Новой компании обещано благосклонное отношение власти, если она примет участие в конкурсе на право вещания на шестой кнопке. Конкурс объявлен на 27 марта, и киселевская команда уже подала заявку на участие в нем. 
Чем же объяснить столь агрессивную политику Кремля в области СМИ в последнее время? Дело вовсе не в том, что один «хозяйствующий субъект», скажем, Газпром, «съел» в ходе конкуренции другого хозяйствующего субъекта, скажем, «Медиа -Мост». Дело в том, что новые парламентские и президентские выборы уже не за горами. Учитывая это обстоятельство, Путин посчитал опасным для себя лично и для тех олигархов, которые за ним стоят, оставлять два таких федеральных канала, как ИТВ и ТВ-6, в руках тех сил, которые ведут себя нелояльно. Еще остающийся под контролем Березовского журнал «Власть» с чувством горечи напоминает: «Ведь именно «подчинив себе» ОРТ, Борис Березовский в свое время устроил ему (Путину. - B.C.) блистательную предвыборную кампанию, превратившую невыразительного чиновника в националь­ного героя» (№ 2, 2002 г., стр. 11). Можно не сомневаться, что Киселев, если он в результате предстоящего в марте конкурса получит лицензию на вещание, не сохранит свою оппозиционность по отношению к власти. В любом случае, являясь владельцем всего 10% акций канала, бывший рупор Запада явно не сможет определять его политическую линию. Интересно, как бы реагировал Лесин, если бы заявку на ТВ-6 подал коллектив тележурналистов, сформированный НПСР? Впрочем, еще не поздно проверить. Заявки принимаются до 3 марта. 
Путин, Ниязов и Алиев делят Каспий, нефть и газ 
На прошлой неделе президенты Туркмении и Азербайджана Сапармурат Ниязов и Гейдар Алиев побывали в Москве с визитами. В ходе переговоров с ними обсуждались проблемы раздела дна и водной поверхности Каспийского моря. Бассейн Каспия богат запасами нефти и газа, и проблема международно-правового регулирования доступа к этим запасам прибрежных государств - России, Ирана, Азербайджана, Казахстана и Туркменистана - приобрета­ет первостепенное, значение. До распада СССР режим пользования Каспием регулировался соглашениями между двумя прибрежными государствами - Советским Союзом и Ираном. Сейчас положение изменилось: прибрежных государств стало пять. К тому же договоры от 1921 года между РСФСР и от 1940 года межцу СССР и Ираном регулируют только вопросы использования водной поверхности, судоходства и рыболовства. А сегодня наиболее актуально использование недр, то есть дна и шельфа Каспия. Именно эта проблема является яблоком раздора между Туркменией и Азербайджаном, Азербайджаном и Ираном. 
Первоначально позиция России была ближе к позиции Ирана - обе страны выступали за раздел Каспия на равные пять долей. Потом Россия склонилась к позиции Казахстана и Азербайджана - исходить из принципа срединной донной линии, идущей от существующих сухопутных границ. Кажется, на переговорах Путина с Ниязовым удалось уговорить последнего перейти на позиции «большинства». До недавних пор туркменбаши этому сопротивлялся, боясь испортить отношения с Тегераном. Эта проблема будет обсуждаться на предстоящем в марте саммите в Ашхабаде пяти прикаспийских стран. Полагают, что «четверке» стран СНГ удастся там склонить Тегеран к компромиссу на такой основе: Иран признает принцип донной линии, но получит преимущество в определении ее конкретного пути, то есть получит немножко больше территории и соответственно больше доступа к нефтегазовым ресурсам. 
На переговорах с Ниязовым обсуждались также проблема участия России в разработке новых газовых месторождений в Туркмении, цены на газ, который должен поставляться Ашхабадом в Россию, на Украину и далее в Европу. Особенно острой является проблема транспортировки туркменского газа. Существующих газопроводов Газпрома для этих целей явно не хватает, к тому же они порядком изношены. Путин выдвинул идею создания Евразийского альянса производителей газа, в который вошли бы Россия, Туркмения, Узбекистан и Казахстан. 
В результате переговоров с Алиевым было подписано, важное для России соглашение об условиях эксплуатации Габалинской РЛС. Она признана собственностью Азербайджана, переданной России на условиях аренды. Сумма ежегодных платежей за аренду - 7 млн. долларов. В соглашении РЛС в Габале названа информационно-аналитическим центром. Она отслеживает запуски ракет во всем Южном полушарии. Обсуждалась также проблема Нагорного Карабаха. Москва по-прежнему вмешиваться не собирается и как посредник считает, что компромисс должен быть найден самими сторонами по принципу «нет ни победителей, ни проигравших». 
ПАСЕ и США дали еще одну пощечину России 
В последние месяцы, особенно после присоединения России к антиталибской коалиции и встречи Путина с Бушем в Техасе в ноябре прошлого года, контролируемые Кремлем СМИ усиленно раскручивают тезис о том, что якобы США и Запад в целом стали с большим пониманием относиться к действиям федеральных сил в Чечне. Утверждается, что в Вашингтоне и в европейских столицах последние месяцы признают, что действия России в Чечне являются частью совместной борьбы против терроризма. На прошедшей неделе эта надуманная версия лопнула как мыльный пузырь. 
На очередной сессии Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) в Страсбурге вопреки возражениям российской делегации была принята резолюция, резко критикующая Россию за войну в Чечне. В ней утверждается, что за прошедший год в Чечне «не произошло никаких видимых изменений» к лучшему. Она фактически оправдывает тех, кто воюет в Чечне против федеральных сил, заявляя, что некоторые из них «взяли оружие из политических соображений». Таким образом, чеченские боевики вообще выводятся из категории террористов. ПАСЕ признала необходимым участие Масхадова в политическом решении чеченской проблемы и призвала к переговорам с ним без предварительных условий, кроме одного - прекращения военных действий. ПАСЕ утверждает, что в Чечне слишком медленно расследуют дела военных преступников. Тем самым она по существу обвинила российских военнослужащих в совершении военных преступлений. 
Даже обычно невозмутимый и лояльный к Западу Рагозин вышел из себя после принятия резолюции: «Она эмоциональна, криклива, в ней много всякого киселя размазано по тарелке, много соплей и вздохов». Втирая соль в раны членов российской делегации, на заседаниях и в кулуарах сессии активно работал эмиссар сепаратистов Ахмед Закаев, которого в Страсбурге принимали на самом высоком уровне. 
А в Вашингтоне примерно в то же время представители Госдепартамента встречались с другим чеченским эмиссаром - Ильясом Ахмадовым, «министром иностранных дел» самопровозглашенной «Республики Ичкерии». Пресс-секретарь Госдепа Ричард Ваучер подтвердил сам факт встречи, но оправдывал ее тем, что она носила «частный характер» и проходила вне стен этого ведомства. Для вящей убедительности он добавил, что в прошлом году посланца Масхадова принимал и.о. заместителя госсекретаря США, а в этом году с ним встречался... зав. отделом. Чтобы сказал Ваучер, если бы в МИД РФ приняли на уровне зав. отделом министра иностранных дел талибов? МИД РФ ограничился протестом, расценив этот шаг как «недружественный» и «противоречащий духу партнерства и сотрудничества в борьбе с терроризмом». О каком сотрудничестве может идти речь, когда Россией открыто помыкают? 
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации