Развитие "Нортгаза" практически парализовано

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Время новостей", origindate::08.12.2005

Геннадий Колесников: Развитие «Нортгаза» практически парализовано

Converted 20350.jpg

Сделка по передаче «Газпрому» 51% акций «Нортгаза» завершилась в сентябре. С того момента у газовой монополии появился официальный контрольный пакет, а британская компания REDI сохранила в собственности 49%. Кроме того, стороны договорились о партнерских принципах управления активом. Сразу же состоялось первое собрание акционеров компании в новом составе, на котором был избран состав совета директоров, в который вошли по два представителя от «Газпрома» и REDI, а также формально независимый директор Александр Красненков. Сейчас он работает в должности заместителя гендиректора госкомпании «Совкомфлот». Он по соглашению сторон получил кресло председателя совета. Бывший президент «Нортгаза» Сергей Тупицин получил должность генерального директора. Кроме того, был создан исполнительный коллегиальный орган -- правление -- для принятия наиболее важных решений. Тем не менее новая команда так и не смогла наладить нормальный процесс работы компании и даже спровоцировала новый виток противостояния между акционерами. О причинах и последствиях конфликта в «Нортгазе» рассказывает член совета директоров, исполнительный директор «Нортгаза» Геннадий Колесников.

-- Скоро исполнится 100 дней с момента подписания мирового соглашения между акционерами «Нортгаза» -- «Газпромом» и группой компаний REDI. Казалось, что теперь газовая компания сможет нормально развиваться. О чем именно тогда договорились владельцы? И почему возникли сложности с реализацией соглашения?

-- Это был непростой, а порой и очень трудный путь. Фактически по решению двух компаний было создано СП. Только благодаря личному участию в переговорах с владельцем «Нортгаза» Фархадом Ахмедовым председателя правления «Газпрома» Алексея Миллера, заместителя председателя правления Александра Ананенкова и члена правления Константина Чуйченко удалось принять взвешенное и взаимовыгодное решение. Сам факт создания такого предприятия для современной России -- событие. На фоне поглощений и банкротств, происходящих последние годы буквально во всех сегментах экономики, наш пример сделки и совместного ведения бизнеса мог бы стать образцом не только для изучения и подражания, но и упреждения надвигающегося дефицита «легкодоступных» нефти, газа, конденсата. Надо отметить, что «Газпром» и акционеры «Нортгаза» подошли к этому вопросу с разумных, отвечающих государственным интересам позиций. В соглашении заложены основы для дальнейшего развития «Нортгаза» как высокоэффективного предприятия, добывающего газ с больших глубин. При этом «Нортгаз» получил статус самостоятельной компании в рамках группы «Газпром». Но первые 100 дней ведения бизнеса свидетельствуют о том, что не все одинаково понимают, о чем договорились акционеры.

-- В чем заключается разное видение достигнутых договоренностей?

-- Напомню, что акционеры «Нортгаза» договорились о прекращении затянувшегося конфликта и об объединении усилий по дальнейшему развитию компании. Сделка предполагала, что для «Нортгаза» будут созданы нормальные условия деятельности: обеспечен гарантированный доступ к ГТС и благоприятные условия сбыта и транспортировки газа, соблюдены цивилизованные условия корпоративного управления компанией. Кроме того, стороны запланировали подписание дополнительного соглашения о реализации проекта освоения ачимовских залежей в рамках «Ачимнефтегаза». В результате исполнения всех условий соглашения суммарная добыча «Нортгаза» в будущем могла бы увеличиться до 20 млрд кубометров газа в год. Когда акционер в соответствии с соглашением передавал 51% «Газпрому», он рассчитывал, что эта сделка станет примером государственно-частного партнерства. К сожалению, позиция нового председателя совета директоров компании Александра Красненкова и генерального директора Сергея Тупицина на сегодняшний день практически парализовала реализацию приоритетных направлений развития компании. Более того, подготовка заседаний совета директоров и сами заседания производится с многочисленными нарушениями законодательства. То же самое происходит с внеочередными собраниями акционеров, которые остаются важнейшей инстанцией при принятии стратегических решений и преодолении спорных вопросов. До сих пор нет плана работы, да и большинство обсужденных вопросов завершается резолюцией «принять к сведению». Единственный вопрос, по которому была проявлена необычайная настойчивость со стороны гг. Красненкова и Тупицина, -- это попытка «продавить» заключение договора о продаже газа «Газпрому» по цене, вдвое ниже установленной для этого пояса Федеральной тарифной службой.

-- То есть вы хотите сказать, что действия председателя совета директоров и генерального директора ведут к снижению добычи газа в период, когда страна наиболее нуждается в нем?

-- Совершенно верно. Вместо того чтобы искать возможность сбыта продукции по рыночной цене, г-н Тупицин единолично, в обход своих коллег, голосовавших «против», принимает решение о продаже газа по коммерчески невыгодной цене. Более того, запрещает вести переговоры с контрагентами, желающими приобрести газ, а сотрудникам, в чьи служебные обязанности входит поиск покупателей, угрожает увольнением. В результате не только компания, а соответственно, и «Газпром» недополучают прибыль (только за четвертый квартал это 16,3 млн долл.), но и отечественный потребитель не получает газ, а значит, и тепло, а ведь на дворе декабрь.

-- О каких потерях идет речь?

-- На сегодняшний день технически возможный уровень добычи газа составляет 5 млрд кубометров в год. Вследствие неудавшейся попытки вышеупомянутых лиц навязать неприемлемую для акционеров цену «Газпром», открывший добычу на полную мощность, вновь снизил уровень до 60%. Таким образом, с октября недополучено 354 млн кубометров, а из добытого реализовано лишь 50 млн, что составляет 7,3%. Все это происходит, несмотря на то, что желающие приобрести газ есть, и их немало. В первую очередь это предприятия, ответственные за тепло и энергоснабжение населения. Они готовы купить газ по цене, которая позволит получить средства для развития компании.

-- Но ведь существуют установленные соглашением процедуры, которые предполагают единогласие членов правления и представителей акционеров в совете директоров...

-- С самого начала «Газпром» и REDI договорились о принципах совместного управления «Нортгазом». Смысл в том, чтобы создать систему корпоративного управления, позволяющую эффективно защищать права обоих акционеров, сбалансировать интересы менеджмента и владельцев, единоличного и коллегиального исполнительных органов. Так, ранее в компании отсутствовало правление. Соглашение предусмотрело создание такого коллективного исполнительного органа, причем решения по ключевым вопросам деятельности компании должны приниматься единогласно. Такой порядок, по замыслу сторон, должен позволять ограничить субъективизм при принятии решения единолично главным исполнительным лицом.

-- Что будет с персоналом компании?

-- Пока это тот же экипаж, та же команда, которая в «Нортгазе» формировалась годами. Наших служащих и рабочих интересует работа, ее результат, социальная уверенность в завтрашнем дне. Пока же людям, не согласным с нынешним стилем ведения бизнеса, грозят увольнением, в том числе и моя должность исполнительного директора будет сокращена, поскольку я опротестовал протокол заседания совета директоров. На сегодня, в условиях массового сокращения сотрудников, акционер старается делать все, чтобы люди чувствовали себя защищенными. Однако весь ход событий говорит о том, что существующий стиль управления может привести не только к остановке производственного процесса, но и к банкротству «Нортгаза». Исходя из государственного интереса и логики бизнеса, в этом никто не заинтересован, а персонал -- тем более. Я надеюсь на торжество закона и здравого смысла.

-- Как вы собираетесь отстаивать интересы акционеров «Нортгаза»?

-- Недавно я, как представитель акционера, инициировал проведение внеочередного собрания акционеров, которое состоится сразу после новогодних праздников. Как вы уже поняли, компания REDI, владеющая 49% акций «Нортгаза», в корне не удовлетворена работой председателя совета директоров и генерального директора. Как известно, г-н Тупицин был избран в совет директоров по квоте REDI. Отсюда и цели -- заменить своих представителей в совете директоров и переизбрать председателя этого органа. На этом месте должен работать человек, который воспримет это назначение как большую ответственность перед акционерами и сотрудниками компании, а не в качестве источника получения материальной выгоды и привилегий.

Геннадий Колесников -- член совета директоров, исполнительный директор ЗАО «Нортгаз». Родился 25 июля 1955 года в Ленинграде. Выпускник Высшего военно-морского училища. Служил на флоте свыше 20 лет. Имеет второе высшее образование -- диплом Российской академии государственной службы по специальности «юриспруденция». С 2000 по 2003 год работал в ФКЦБ -- сначала помощником, а затем заместителем председателя. В 2004 году назначен исполнительным директором ЗАО «Нортгаз» и избран членом совета директоров компании. Кандидат экономических наук. Награжден правительственными наградами. 

Беседовал Сергей Смирнов