Развитие Кавказа – дело семейное

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


На место «товарища Билалова» пришли зять и другие близкие люди полпреда Александра Хлопонина 

hloponin_b01Вчера компания ОАО «Курорты Северного Кавказа» (КСК) объявила, что врио ее гендиректора будет Сергей Верещагин, бывший замминистра регионального развития. А первым заместителем Верещагина назначен Никита Шашкин, зять зампреда правительства и полпреда президента в Северо-Кавказском федеральном округе Александра Хлопонина, рассказали сотрудник КСК и человек, близкий к ее руководству. По словам одного из них, Верещагин и Шашкин уже представлены коллективу. Представитель КСК Алла Исаева сказала, что у нее пока нет информации о назначении Шашкина.

В 2010 г. СМИ сообщили о свадьбе пятикурсника Финансовой академии Никиты Шашкина и дочери полпреда Любови Хлопониной c 4-го курса. В 2012 г. Никита Шашкин работал в Нью-Йорке — заместителем представителя Внешэкономбанка в США. Он до сих назван так на сайте Внешэкономбанка. Но с января он перешел на другую работу, сообщили в представительстве «Ведомостям», подтвердив, что он там трудился весь 2012 год. Представитель Внешэкономбанка заявила, что не будет давать информации о назначениях и перемещениях менеджеров.

В феврале 2013 г. Никита Шашкин был заявлен среди участников Красноярского экономического форума как сотрудник администрации президента — помощник полпреда Хлопонина, бывшего губернатора Красноярского края. Никита Шашкин до перехода в КСК был помощником Хлопонина, сообщил и сотрудник КСК. Но представитель Хлопонина Наталья Платонова заявила, что Никита Шашкин не являлся и не является сотрудником полпредства. На вопрос, почему он так обозначен на сайте форума, она ответила, что, возможно, так потребовалось при аккредитации, поскольку он прибыл в составе делегации вместе с Хлопониным. По ее данным, Никита Шашкин до последнего времени работал в Экспертном страховом агентстве России («Эксар»), а вопрос о его переходе в КСК она не комментирует: кадровые назначения в КСК — прерогатива руководства этой компании. «Эксар» — 100%-ная «дочка» Внешэкономбанка. Ее гендиректором работает Петр Фрадков, сын другого высокопоставленного чиновника — директора СВР Михаила Фрадкова.

Александр Хлопонин поддался кавказским традициям Фото: В. Веленгурин / Photoxpress

Александр Хлопонин поддался кавказским традициям Фото: В. Веленгурин / Photoxpress

О переходе Никиты Шашкина в КСК знает сотрудник еще одной 100%-ной «дочки» Внешэкономбанка — Корпорации развития Северного Кавказа (поддерживает инвестпроекты в регионах Кавказа).

Корпорации развития Северного Кавказа (поддерживает инвестпроекты в регионах Кавказа).

Заместителем директора корпорации с 2012 г. работает отец Никиты — Артем Шашкин. Сейчас Артем Шашкин возглавляет блок развития Кавказских Минеральных Вод, сказал «Ведомостям» представитель компании. Шашкин-старший на звонок «Ведомостей» не ответил, а его ассистент сообщила, что он на встрече и недоступен для разговора.

В 2010-2011 г. Артем Шашкин был заместителем председателя правления Россельхозбанка — пришел туда в его руководство вслед за Дмитрием Патрушевым, сыном секретаря Совета безопасности России Николая Патрушева.

Компанией КСК теперь руководят и другие близкие к Хлопонину люди. В конце февраля председателем совета директоров КСК вместо уволенного после президентской критики Ахмеда Билалова стал Максим Быстров, который работал заместителем Хлопонина по экономике с весны 2010 г. — вскоре после того, как тот был назначен полпредом. А с новым руководителем КСК Верещагиным Хлопонин работал еще в Красноярском крае, где был губернатором с 2002 г. На руководящих должностях в краевой администрации Верещагин работал с 2006 г. и перешел с поста министра экономики края в Минрегион осенью 2010 г. — через несколько месяцев после переезда в Москву Хлопонина. Здесь Верещагин возглавил межрегиональное управление по Северо-Кавказскому округу.

Быстров — фигура временная, а совет директоров КСК может вскоре возглавить сам Хлопонин, не оставляя тем не менее постов в правительстве и администрации президента, сообщали еще в момент назначения Быстрова несколько собеседников «Ведомостей» в компании.

Исаева сказала, что формирование нового совета директоров пройдет после собрания акционеров, намеченного на конец мая, но говорить о том, будет ли меняться председатель, преждевременно. Отказалась комментировать вопрос о планах Хлопонина и Платонова, объяснившая, что у КСК сейчас есть легитимное руководство.

Хлопонин в числе прочих высших чиновников был заинтересован в отставке Билалова: они конфликтовали, Хлопонин считал, что Билалов тянет одеяло на себя и не слишком считается с полпредом при лоббировании своих проектов, говорили ранее собеседники «Ведомостей» в компании. Но Платонова вчера сказала, что ей ничего не известно о конфликтах Хлопонина с бывшими или нынешними менеджерами компании.

Когда Хлопонин начинал работать на Кавказе, было ощущение, что ему что-то удастся: даны были все полномочия, он прослыл эффективным менеджером, вспоминает Калой Ахильгов, бывший пресс-секретарь главы Ингушетии Юнус-Бека Евкурова, но время показало, что никакого экономического скачка региону он не обеспечил, конфликты не разрешены, а теперь он и сам поддался не лучшим кавказским привычкам, а именно клановости.

Хлопонина не стоит осуждать, возражает федеральный чиновник, он окружает себя проверенными людьми, пытаясь выстроить эффективную работу хотя бы в бизнес-составляющей проектов по развитию Кавказа, поскольку в региональной политике так и не смог стать влиятельным человеком.

В клановости ничего сугубо кавказского нет — множество ближайших родственников чиновников назначают на высокие посты по всей России, говорит главный редактор интернет-издания «Кавказский узел» Григорий Шведов. Желание перевести КСК на ручное управление понятно: по всему видно, что проект находится на грани срыва, заключает Шведов.

В подготовке статьи участвовали Лилия Бирюкова и Полина Химшиашвили

Оригинал материала: "Ведомости"