Развод в Норильске

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::15.12.2005, Фото: "Коммерсант"

Потанин и Прохоров: развод в Норильске

Михаил Прохоров мешает Владимиру Потанину продать "Норильский никель"

Александр Тепляков

Converted 20396.jpg

Владельцы ГМК «Норильский никель» Владимир Потанин и Михаил Прохоров переживают нелегкий момент своего партнерства. Возможно, один из самых драматичных за всю многолетнюю историю их дружбы и совместной бизнес деятельности. Сейчас, когда решается, перейдет ли их главный промышленный актив в собственность государства, им не удается достигнуть единства.

В «Норильском никеле» они поровну владеют акциями, по 22,6%. В настоящее время Кремль активно готовит почву для возврата «Норникеля» государству. Пока речь идет о возможной покупке «Норникеля» государственной «Алросой», как было в случае с присоединением «Сибнефти» к «Газпромом». Однако нельзя забывать, что за кадром всегда остается вариант «ЮКОСа», поглощенного «Роснефтью» по совершенно иной схеме, что, по-видимому, должно действовать на подсознание любого российского олигарха.

Потанин готов расстаться с «Норникелем». Об этом знают его коллеги по «Интерросу». Прохоров - категорически против. Мотивы обоих понятны. Ясно ведь, что Прохоров понимает, что в случае продажи «Норникеля» государству, той же «Алросе», не может рассчитывать на столь же высокую цену, какую «Газпром» заплатил Абрамовичу за «Сибнефть». Все-таки Потанин и Прохоров, в отличие от Абрамовича не обладают «политическими возможностями» продать свои акции выше рынка. Поэтому мало вероятно, что цена будет выше текущих цен.

Не исключено, что Прохоров просто не видит причин продавать стабильно приносящее доход предприятие. Рыночных причин действительно нет. С Потаниным ситуация иная. Так уж сложилось, что именно Потанин в этой паре миллиардеров является настоящим олигархом. Со всеми вытекающими из этого последствиями. Прохоров всегда был чужд политики. А вот Потанин не понаслышке знает, что такое политические риски и что такое давление Кремля. Еще в первые годы президентства Владимира Путина Потанину напомнили о том, что «Норильский никель» он в середине 90-х приобретал за бесценок. Напомнили работники Генпрокуратуры. Напомнили и попросили доплатить $140 миллионов. Потанин тогда огрызнулся, выступил с обращением, в котором призвал власти не заниматься прокурорским рэкетом. Тогда такая смелость олигарха в диалоге с властью была не то что бы привычным делом, но все же не казалась актом самоубийства. За долгие годы ельцинского благоденствия олигархи привыкли говорить с властью, если не с позиции силы, то, по крайней мере, на равных. Да и до дела ЮКОСа тогда оставалось еще несколько лет.

Интересно, что история с доплатой $140 млн. за «Норникель» тогда как-то быстро сошла на нет. После короткой перепалки Потанина с Генпрокуратурой буквально через несколько дней наступил полный штиль, и больше этот вопрос никогда не поднимался. Чем кончилось дело, никто общественность официально не проинформировал. Говорят, Потанину в жесткой форме рекомендовали не шуметь и заплатить, что он вроде бы и сделал. Генпрокуратура эту тему больше не поднимала, что свидетельствует о том, что так все и произошло. Можно, конечно, предположить, что после того, как Потанин возмутился, президент приструнил Генпрокуратуру…. Или все само рассосалось… Похоже, что все-таки заплатил. И стал после этого шелковым. В последние два-три года Потанин делает все, чтобы власть не предъявила ему новых счетов.

И вот где-то в недрах кремлевских кабинетов возникает идея установить государственный контроль над «Норильским никелем». И предложение это неофициально озвучивается. Владельцам компании Потанину и Прохорову сделано предварительное предложение. Все конкретные цифры в СМИ – от лукавого. Вопрос, очевидно, звучит так: «Готовы?» После короткого шока, вызванного неожиданностью вопроса («Интеррос» долгое время избавлялся от нефтяных активов, чтобы не услышать этого, леденящего душу вопроса; «Готовы?»), нужно что-то говорить. Потанин молчит и судорожно обдумывает последствия возможного «да» и возможного «нет». С «да» все более или менее понятно. Сказав «да», Потанин и Прохоров переводят разговор с потенциальным покупателем (в данном случае с Кремлем) в стадию торга. По большому счету все остальные вопросы будут касаться двух вещей: суммы сделки и гарантий свободы для продавцов «Норникеля». Ответ «нет» предполагает куда большее число вариантов развития ситуации. Например, потанинское «нет» может легко трансформироваться в жесткое ге6нпрокурорское «да». Однажды насчитали $140 недоплаченных миллионов, что помешает насчитать еще 200, недоплаченных при приватизации. А ведь есть еще налоги, которые все нормальные компании, так или иначе, оптимизировали. А значит, есть и дополнительные рычаги давления на компанию.

Впрочем, никто никого никуда не торопит. И официального начала переговоров по сделке еще не было. Министр финансов РФ Алексей Кудрин месяц назад даже был вынужден заявить, что «Алроса», где он является главой наблюдательного совета, не обращалась к акционерам «Норникеля» с предложением продать контрольный пакет. При этом сам Кудрин неоднократно заявлял, что государство всерьез намерено сделать из «Алросы» крупнейшую в стране горнорудную корпорацию. А значит, то, что по словам Кудрина еще не произошло, может произойти чуть просто чуть позже.

Спешки нет. И «Алросе» и «Норникелю» предстоит провести внутреннюю акционерную реорганизацию. Прежде чем приступать к приобретению «Норникеля» «Алроса» должна полностью перейти под контроль федерального центра. Сейчас 37% «Алросы» принадлежит федеральному центру, 32% - Якутиии, 8% - восьми якутским улусам, 23% - трудовому коллективу. Вернуть в госсобственность контрольный пакет акций «Алросы» распорядился еще в 2001 году Владимир Путин. Тогда главное контрольное управление администрации президента сочло, что распределение акций «Алросы» противоречит указу первого президента России - Бориса Ельцина от 1992 года о создании компании. По замыслу Кремля, процесс федерализации «Алросы» должен завершиться весной следующего года.

Тогда же завершаться структурные изменения в «Норникеле», в частности, весной следующего года дочерняя структура «Норильского никеля» золотодобывающая компания «Полюс» должна выйти из-под опеки и стать самостоятельной компанией «Полюс-золото». Все акционеры «Норникеля» получат в «Полюс-золото» те же доли, что им принадлежат в никелевой компании. То есть Потанин и Прохоров останутся главными акционерами и в «Полюс-золото». И только после этого начнется настоящий торг с «Алросой».

Гендиректор и один из главных акционеров компании Михаил Прохоров после некоторых раздумий заявил, что не хочет продавать свою долю в «Норникеле». Потанин от комментариев воздерживается. Из неофициальных источников известно о его готовности, в отличие от г-на Прохорова, избавиться от «Норникеля». Однако окончательного решения пока нет. В последнее время в СМИ просочилась информация о том, что «Алроса» готова пойти на уступки и приобрести у Потанина и Прохорова их пакеты акций в «Полюс-золото» после реорганизации компании. В этом случае государство оставит одного из владельцев «Норникеля» в покое. Надолго ли? Это вопрос.