Разговор спецкорреспондента "Ъ" Натальи "Наташа, у меня вся квартира оборудована прослушивающими устройствами. Вся!". Геворкян

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск



"origindate::11.08.97

Хуго и Наташа

Н: Хуго, это Наташа Геворкян.
Х: Да.
Н: А Лена есть?
Х: Она ушла.
Н: А у нее есть рабочий телефон?
(Хуго передает трубку Елене)
Е: Наташ, я просто скрываюсь. Меня тут задолбали.
Н: Ты записала мой новый рабочий телефон?
Е: Нет.
Н: Запиши: 943-**-07. Мы переехали на Врубеля, где основное здание "Коммерсанта". А что тебе задолбали?
Е: Мне каждую минуту звонит какой-нибудь придурок и задает идиотские вопросы.
Н: По поводу книги?
Е: Да.
Н: Я сейчас приехала и читаю, что с книгой что-то не то. Ее прямо из набора вытащили?
Е: Нет. У пяти типографий одна и та же судьба. Туда приходят либо бандиты, либо из ФСБ и говорят: "Все. Кончай это делать." Они говорят: "У нас контракты. Нас разорит издательство." - "Закрывай. Нельзя печатать."
Н: Фантастика.
Е: Ты удивлена?
Н: Да.
Е: Я нет. Я говорила издателю сразу, что так будет. Когда у нас было три издательства и я выбирала человека совершенно чистого, который не связан с бандитами. Я сказала ему, что будут проблемы. Он говорит: "Вы что, я в издательском бизнесе 20 лет. Этого не будет." Он прочитал рукопись и сказал: "Я ее издам на самых выгодных условиях. Это бестселлер." Так боятся, когда человек врет? Так не боятся. Этот Евгений Давыдович вообще смотался, потому что и на него начались наезды. Он уехал за границу и сидит там.
Н: А он доступен за границей? Надо с ним сделать какой-то разговор. Или он боится?
Е: Он пытался дать интервью "Коммерсанту", но у него вырубилась связь. Ой, звонок в дверь. Наташ, это Василич ко мне пришел.
Н: Я тебе перезвоню.
Е: Наташа, а когда я тебе рассказывала, что у меня вся квартира оборудована прослушивающими устройствами. Вся!
Н: Они без тебя влезли?
Е: Мне пришли и сказали соседи, что мне это сделали.
Н: А почему Василич не найдет тебе людей, которые это проверят?
Е: Пусть слушают. Вся квартира оборудована. Он мне говорит: "Не трогай. Они виноваты что ли?"
Н: Они вошли в дом без вас?
Е: Без нас. Все у нас сфотографировали, где и что лежит.
Н: А ты почувствовала, что кто-то приходил?
Е: Почувствовала. У меня же нитки стоят. Они же не рассчитывали на то, что тут все помечено.
Н: Ты часа через два освободишься?
Е: Да.
Н: Я тебе перезвоню.
Е: Только ты скажи, что это ты.
Н: Хорошо.

Елена и Наташа Геворкян

Н: Лен, ты освободилась?
Е: Да.
Н: Я сейчас прочла в каталогах агентства, что Коржаков хотел 12-го провести пресс-конференцию. Она будет?
Е: Да, будет в 12.
Н: Давай мне телефон издательства, я позвоню.
Е: Я с ним говорила. Он говорит, что он сейчас уезжает. Его сегодня-завтра не будет.
Н: А в среду будет?
Е: Да. Ты мне тогда в среду позвони и я дам тебе телефон.
Н: А ты его предупредила?
Е: Он вообще очень вяло отнесся к тому, чтобы у него брали интервью.
Н: Я хочу, чтобы он рассказал, как это происходило.
Е: Завтра это все будет рассказано на пресс-конференции. Его зам все расскажет.
Н: Это очень любопытно, потому что все будет рассказывать посторонний человек. А ты там будешь?
Е: Не знаю. Я не успеваю отдать материал, меня в редакции убьют.
Н: А почему куски книги появились в "Сов. секретно", а не у вас.
Е: Мы первые опубликовали. Ты хочешь опубликовать куски, ты обращаешься к Коржакову, который сам улаживает эти отношения с издательством. Мы обратились, он нам дал про Киселева.
Н: А как это попало в "Сов. секретно".
Е: Он нам совершенно не хотел давать. Он дал нам Киселева, который был нам не нужен.
Н: Все обращаются к нему, включая "Сов. секретно"?
Е: "Сов. секретно" к нему не обращалось. Артем первый просил издать эту книгу. Артем получил это из ФСБ. Есть две версии, как пропала рукопись. Месяц назад "Книжное обозрение" опубликовало кусок из книги. Там они указали издательство и Можайский полиграфический комбинат. Артем ничего не расследовал. Книжка Коржакова версталась на том же самом компьютере, что и журнал "Лица". Они пришли верстать журнал и увидели, что заканчивается верстка книжки Коржакова. Они ее просто сперли, пересказали ужасно.
Н: А почему издателю не пришла в голову идея издать книжку в Финляндии без всяких проблем.
Е: С таможни позвонили и сказали, что поступила устная телефонограмма, под любым предлогом изъять эту книгу. Таможня же работает с этим издательством. Они же печатают что-то и растамаживают здесь. Они даже сказали, что им сказали объявить это контрабандой, сажайте издателя.
Н: ... пока молчит?
Е: Ему сказали, что ему никто не покажет эту книгу. Он даже не будет знать. Он тогда Березовского выгонит сразу. Березовский дал честное слово, что книга здесь не появится. Вранья никто не боится. Они же знают, что он все написал так, как есть.
Н: Конечно, его будут боятся.
Е: Они его так разозлили.
Н: Изымал тираж, прекращать печатать - это неприличный набор.
Е: А оборудовать мою квартиру прослушивающими устройствами?! Они хоть поняли, что не я писала эту книжку.
Н: Я завтра приеду в "Рэдиссон".
Е: Мне так уже все нервы измотали. Меня подозревают бог знает в чем. Я, например, какие-то куски не читала.
Н: Мне хочется показать механизм того, что происходит за кулисами. Механизм подключения банков, механизм разыгрывания фигуры президента - это для меня гораздо важнее.
Е: Какое впечатление на тебя произвел Березовский?
Н: Очень похожее на то, какое он сам о себе сказал., такого сплетника.
Е: Василич об этом написал. Прочти "Комсомолку".
Н: Березовский совсем не дурак.
Е: Он умный человек.
Н: По моим ощущениям, он странным образом держит в руках очень много нитей.
Е: Но он порочный, как и они все.
Н: Нормальный человек не пойдет в политику. Они все порочные уже тогда, когда вступают в политику. Я 10 лет пишу о политике.
Е: Наташ, ты сейчас так и работаешь в "Викли"?
Н: Да. Но это уже не понятно как называется.
Е: А ты не хочешь писать в "Люди"?
Н: У меня сейчас очень сложное положение. Главным редактором Издательского дома является мой ближайший друг. Каждый раз, когда я порываюсь уйти ...(не дог.) Меня Андрей хотел забрать с собой в "Останкино".
Е: А он не хочет дать нам интервью?
Н: У него очередь.
Е: А ты сделай с ним. Я же могу поставить тебе любую другую фамилию. Или ты не заинтересована в деньгах?
Н: Это не главное. Главное, чтобы мне было интересно. Если Андрей согласится, то мне это будет интересно.
Е: А вы подписку объявили на себя?
Е: Да. Ты знаешь, что у нас уже купленный тираж 32 тысячи. Мы сейчас печатаем только то, за что нам платят деньги. Нам оплачивают выход тиража. Мы сейчас четко в график выходим.
Н: Я подпишусь.
Е: У нас очень симпатичный второй номер.
Н: Я видела только первый.
Е: У нас сегодня выходит третий номер. А четвертый тоже будет интересный.
Н: Ладно, пока.

Елена и Андрей

Е: Андрей, это у меня. Я сейчас дома. Я вспомнила, что у меня была эта распечатка, оставшаяся от "Санди таймс".
А: Может, тогда прислать по факсу?
Е: Можно.
А: Чтобы мы сейчас быстрее распечатывали, вгоняли в полосу. Я хотел бы согласовать.
Е: Вы сколько места даете?
А: Целую полосу.
Е: Разворот или полоса?
А: Полоса.
Е: Он у вас не влезет.
А: Тогда не целый, а кусок.
Е: Ничего не влезет, он большой. Вы испортите текст.
А: Мы можем кусок от главы. Надо подогревать интерес. У нас огромный тираж.
Е: Сейчас другие издания тоже просят. Интерес и так будет.
А: Это понятно.
Е: Попробуйте. Я сейчас помечу, где можно ее начать.
А: Хорошо.
Е: Книга называется "Борис Ельцин: от рассвета до заката". В ней 500 страниц, 64 иллюстрации, 150 снимков, снимки уникальные.
А: Хорошо. Ты сейчас поедешь в редакцию?
Е: Я не поеду, потому что я не дописала материал. Теперь я буду от них скрываться.
А: У тебя дома есть факс?
Е: Есть.
А: Тогда перешли по факсу.
Е: Давай свой факс.
А: 925-**-82.
Е: У вас будет слепая полоса?
А: У нас специальных фотографий нет.
Е: Если бы вы дали разворот, то вы выиграли бы.
А: Давай мы посмотрим, может и дадим разворот.
Е: Ты можешь подойти к факсу?
А: Да.
Е: Если он не будет проходить, то ты мне по телефону: 133-**-13 позвонишь.
А: Хорошо.
Е: Пока.

Елена и Олег Александрович. Олег Александрович говорит, что к 17 часам приведет людей смотреть квартиру.

Елена и Андрей

А: Лена, это Андрей Бугланов(?). Я по поводу выходных данных.
Е: Обязательно надо поставить, что права на русском языке принадлежат ...(не дог.) Вы поставьте русскую букву "С", обведите ее в кружок и дальше пишите: ТОО Издательство "Интербук". Этот значок обозначает, что права на русском языке принадлежат издательству "Интербук".
А: Хорошо. А телефоны?
Е: Телефон для распространителей: 152-**-79.
А: Хорошо.
Е: Александр Васильевич продал права. Но ходит и раздает куски.
А: Он правильно делает. Хоть ее купят, конечно, но про нее надо постоянно говорить.
Е: Но издательство придет не к нему, а к вам. Я уже имела разговор с издателем, который был готов судится с "Комсомолкой".
А: Если мы здесь это напишем, это будет шикарно.
Е: Если вы напишите, то я даю честное слово, что издательство даже не пикнет. Я буду сама с ним разбираться. Я уже так устала.
А: А могу я вас попросить? Там есть одно слово.
Е: "Описался"?
А: Да.
Е: Я Александра Васильевича просила выкинуть это из книги.
А: Он не прав.
Е: Я ему говорила, что не нужно это слово. Он ничего не слушает.
А: Это показывает его мелочность.
Е: Он этого не понимает.
А: Он одним словом все, конечно, сгубил.
Е: Я его вычеркивала, он его вставлял. Потом он сказал: "Если ты его вычеркнешь, то мы будем ссорится."
А: У нас все не влезет. Мы какой-нибудь кусок опустим.
Е: Вы хотите убрать это "описался"?
А: Конечно.
Е: Я была бы счастлива, если бы вы ему сейчас позвонили и тоже это сказали. Ему это сказали все.
А: Я не могу ему позвонить, т.к. у меня нет его телефонов.
Е: Я уже столько раз разговаривала про это слово.
А: Ладно, мы опустим кусок.
Е: Вы опустите самое интересное.
А: Ладно, я еще позвоню. Я буду консультироваться.
Е: Я вам говорю, какая будет реакция.
А: Обидится он на меня.
Е: Смертельно обидится.
А: Ладно, пока.

Александр Васильевич и Хуго Эриксон

Х: Будьте добры Александра Васильевича.
М: ...
Х: Звонит Хуго Эриксон из Москвы. Он попросил меня ему перезвонить.
М: Одну минуту.
АВ: Алло.
Х: Александр Васильевич, это Хуго.
АВ: ...
Х: Понятно.
АВ: ...
Х: Это очень хорошо. Я сегодня предварительно уже поговорю с одним норвежцем, поскольку мы встретимся в любом случае. А когда вы придете, мы это обговорим. Я вам помогу.
АВ: ...
Х: Я понимаю. Я обещаю, что я буду помогать. Лена тоже хочет с вами поговорить. Передаю трубку.
(Хуго передает трубку Елене)
Е: Я на минутку. Наташа Геворкян хочет сделать большой материал про то, что стало со Службой безопасности президента. Но я ...
АВ:(переб.) ...
Е: Александр Васильевич, я считаю, что это обязательно в "Коммерсанте" надо сделать. Можно я ей сейчас дам вот этот телефон, она перезвонит и договорится с вами о встрече?
АВ: ...
Е: Во сколько и где?
АВ: ...
Е: Точно?
АВ: ...
Е: Она девочка серьезная и надежная.
АВ: ...
Е: Она из журнала "Коммерсант-викли".
АВ: ...
Е: Большая-большая будет статья.
АВ: ...
Е: Она сделает все честно.
АВ: ...
Е: Я считаю, что это будет очень интересно. Она сделает огромный материал.
АВ: ...
Е: Вы тоже поговорите.
АВ: ...
Е: Хорошо. В понедельник в четыре. Всего доброго.

Наталья и Елена

Н: Алло.
Е: Наташа, в понедельник в 4 часа в офисе гостиницы "Волга".
Н: В понедельник в 16.00.
Е: Это офис гостиницы "Волга".
Н: А где это?
Е: Это институт Склифосовского. Как объяснить? Знаешь, где ресторан "Сирена"?
Н: Это на Кольце?
Е: Да. Вы же поедите на машине?
Н: Да.
Е: Вы поедите по Садовому. Это мой муж лучше перед поездкой объяснит или вам в офисе объяснят, как поехать. Я вам сейчас дам туда телефон, потому что вам все равно там должны сделать пропуск в эту гостиницу. Туда так не войдешь. Он вам кроме того, что сам расскажет, он вам даст всех сотрудников.
Н: Да вы что?
Е: Да. Я с ним говорила минуту назад.
Н: Спасибо огромное.
Е: Но имейте в виду, что я не пресс-секретарь. Я его друг, как он говорит.
Н: По этому поводу, по-моему, ни разу не было никаких вопросов.
Е: Наташа, это шутка.
Н: А как туда звонить?
Е: 207-**-54.
Н: Туда можно позвонить и узнать, как проехать?
Е: Сейчас нет. Но в понедельник я предупрежу Сережу, который там сидит, что вы будете обязательно, что есть личная договоренность. В крайнем случае ссылайтесь на меня, что Лена договаривалась.
Н: Хорошо.
Е: Там Сережа сидит на телефоне. "Сережа, объясните мне, как проехать. В четыре часа у меня встреча с Александром Васильевичем."
Н: Спасибо, Лена.
Е: Пока. "