Разграбление активов Газпрома

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Разграбление активов Газпрома

Оригинал этого материала
© The Washington Post, origindate::24.12.00. Перевод Inopressa.Ru

Иностранные инвесторы недовольны сделками, которые заключает "Газпром"

Дэвид Хоффман

Converted 11274.jpg

Вопросы, связанные с разграблением активов, могут стать серьезным вызовом для Путина.

Согласно документам, в последние годы из «Газпрома», естественной газовой монополии, одного из крупнейших российских предприятий, выводились активы, общая стоимость которых составляет несколько миллионов долларов. Это делалось с помощью выгодных контрактов, которые газовый гигант заключал с одной фирмой, находящейся в собственности его нынешних и бывших руководителей, а также их родственников.

Этими действиями руководство компании навлекло на себя критику иностранных инвесторов, встревоженных тем, что ценные активы «Газпрома» - гиганту принадлежит одна пятая всех мировых газовых резервов – выводятся из компании или используются менеджментом для собственной выгоды.

Ситуация, сложившаяся в «Газпроме», часть которого принадлежит государству, создает серьезные проблемы президенту Владимиру Путину, обещавшему проводить экономические реформы. Эти проблемы уже находились в прошлом в центре внимания, однако до сих пор невозможно определенно ответить на вопрос: станет ли российская экономика открытым, прозрачным рынком, на котором будут защищены права акционеров и собственности, как обещал Путин, или в ней будут преобладать подозрительные сделки и высокие политические риски, как это происходит до сих пор?

Иностранные инвесторы хотят знать, не возник ли конфликт интересов при заключении сделок между «Газпромом» и «Стройтрансгазом», предприятием, занимающимся разработкой и прокладкой трубопроводов. Объем этих сделок достиг $1 млрд. Два сына бывшего премьер-министра Виктора Черномырдина и дочь главы «Газпрома» Рэма Вяхирева являются крупнейшими акционерами «Стройтрансгаза». Черномырдин в прошлом тоже возглавлял «Газпром».

Кроме того, иностранные инвесторы утверждают, что «Газпром» или его руководители могут быть совладельцами «Итеры». Обе компании опровергают заявления о существовании подобной перекрестной собственности и настаивают на том, что подписанные ими контракты являются взаимовыгодными. Письма и телефонные звонки в «Газпром» и «Стройтрансгаз» с просьбами предоставить более подробную информацию для этой статьи остались без ответа.

Бывший российский премьер-министр Борис Федоров, представляющий интересы иностранных инвесторов, поднял вопрос об этих сделках 9 декабря, на собрании совета директоров «Газпрома».

«Нам бы хотелось получить ответы на наши вопросы, - заявил Федоров, - потому что главная задача, которую я пытаюсь решить, работая в «Газпроме», это создание большей открытости. Открытости, открытости, открытости и еще раз открытости, которой «Газпрому», одной из крупнейших российских компании, к сожалению, не хватает».

«Газпром», на котором работает 298 000 человек и который обеспечивает 25,7% европейского газа, часто называют «государством в государстве» вследствие его полу-независимого статуса. Государство владеет 38,4% компании, являющейся помимо всего прочего еще и крупнейшим российским налогоплательщиком.

«Газпром» мог бы стать для России золотой жилой, но, по словам инвесторов, ценность компании серьезно пострадала из-за вопросов, возникших в связи с деятельностью руководства и сомнений, связанных с общими рисками для бизнеса в России.

Например, в настоящее время рыночная капитализация «Газпрома» - общая стоимость всех его акций – составляет $6,2 млрд, а рыночная капитализация Exxon Mobil - $302 млрд. Объем энергетических резервов «Газпрома» примерно в 6 раз выше, чем у Exxon Mobil, но в расчете на единицу энергии стоимость «Газпрома» во много раз ниже стоимости Exxon Mobil. Причина такого положения не в энергии, а в тех рисках, которым подвергаются инвесторы как в «Газпроме», так и в России в целом.

В последние месяцы Путин предпринимает попытки ужесточить контроль над гигантской компанией. Пост председателя совета директоров занял тридцатипятилетний Дмитрий Медведев, первый заместитель руководителя администрации президента. Недавно Медведев признал, что рыночная капитализация «Газпрома» «чудовищно низка» и предположил, что компания могла бы стоить «сотни миллиардов долларов». Однако Кремль, похоже, не спешит менять руководство, возможно, ожидая, когда истечет срок контракта Вяхирева, что произойдет в будущем году.

В распоряжении The Washington Post оказались документы, в которых подробно описаны сделки «Газпрома» с «Стройнтрансгазом» и «Итерой». Часть материалов были переданы Федоровым после декабрьского собрания совета директоров, часть были получены в российской Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг.

Федоров предположил, что при заключении сделок между «Газпромом» и «Стройтрансгазом» мог возникнуть конфликт интересов. Согласно финансовым документам «Стройтрансгаза», объем заказов этой компании составляет $,1 млрд. Предприятие сообщило в ФКЦБ о том, что 81% своего бизнеса оно получило у «Газпрома».

Согласно данным Федорова и ФКЦБ, свыше 50% акций «Стройтрансгаза» принадлежат членам совета директоров «Газпрома», его нынешним и бывшим руководителям, их детям и другим родственникам.

В частности, 6,4% «Стройтрансгаза» принадлежат дочери Вяхирева Татьяне Дедиковой; по 5,96% - сыновьям Черномырдина Виталию и Андрею. Президент «Стройтрансгаза» и член совета директоров «Газпрома» Арнголь Беккер владеет 20% акций, его три сына – пакетами акций, объемом от 2,6% до 6,9%. Родственнику еще одного члена совета директоров и заместителя главы «Газпрома» Вячеслава Шеремета принадлежат 6,4% акций «Стройтрансгаза».

Черномырдин, занимавший в Советском Союзе пост министра газовой промышленности, после приватизации отрасли стал первым председателем правления «Газпрома». С 1992 по 1998 гг. он был премьер-министром России, потом вернулся на пост председателя совета директоров «Газпрома», а в этом году вышел в отставку. В настоящее время он является депутатом Госдумы.

Федоров передал в «Газпром» вопросы о том, каким образом получили члены руководства «Газпрома» в собственности свои доли «Стройтрансгаза».

Согласно документам, переданным в ФКЦБ, в 1995 г. «Стройтрансгаз» на очень выгодных условиях купил 4,8% акций «Газпрома». Рыночная стоимость пакета в то время составляла $191 млн, «Газпром» же согласно документам продал акции за $2,5 млн.

Один из инвесторов, попросивший не называть его имени, назвал эту транзакцию, щедрым подарком «Газпрома». По словам Федорова, эта сделка является «еще одним примером странного сотрудничества» с «Газпромом», приносившим огромную прибыль «Стройнтрансгазу». 10 ноября российская деловая газета «Ведомости» процитировала президента «Стройтрансгаза» Беккера, заявившего, что акции были переданы в счет уплаты за контрактные работы.

В связи с отношениями между «Газпромом» и «Итерой» возникают вопросы по поводу контроля над ценными активами «Газпрома», в первую очередь, месторождениями природного газа. «Итера» была учреждена Игорем Макаровым, бывшим туркменским велосипедистом мирового уровня, начавшим свою деятельность с бартера. В 90-х годах «Итера» выполняла роль посредника между «Газпромом» и клиентами газового гиганта, отказывавшимися оплачивать счета.

Позднее «Итера» начала выходить на внутренний российский рынок природного газа. Недавно, находясь в Бостоне, президент компании Валерий Очерцов сказал инвесторам, что в нынешнем году согласно прогнозам «Итера» должна добыть 18 млрд кубометров газа и выйти таким образом по этому показателю на второе место в России. В компании работает 7000 человек, ее представительства расположены в 24 странах, в том числе в Джексонвилле, Филадельфия.

По данным Федорова, «Итере» удалось стать одной из крупнейших газовых компаний мира всего за три года, получив в свое распоряжение 1,2 трл кубометров газовых резервов, что меньше, чем у Кувейта с 1,49 трл, но больше, чем у Норвегии с 1,17 трл. Федоров и другие инвесторы поинтересовались, каким образом «Итере» удается развиваться столь стремительно. Они утверждают, что из «Газпрома» в «Итеру» на сомнительных условиях переводились активы стоимостью в сотни миллионов долларов.

По словам Федорова, на собрании совета директоров была достигнута договоренность о том, что министр экономического развития Герман Греф, также входящий в состав совета директоров, соберет всю необходимую информацию об «Итере», после чего, возможно, будет начато расследование.

«Очевидно, что акционеры имеют право задавать эти вопросы, потому что трудно не заметить, в какой печальной ситуации находится «Газпром» по сравнению с остальными российскими компаниями, - сказал Федоров репортерам. – Эти вопросы вызывают серьезные сомнения, и нам нужно с ними разобраться».

«Итера» не признает, что занималась выведением активов из «Газпрома». В интервью, опубликованном 5 декабря, Очерцов сообщил, что «Итера» инвестировала в свои газовые месторождения $400 млн прибылей и кредитов. «Этот факт сводит на нет все обвинения в «разграблением активов» «Газпрома», - заявил он. – О каких активах мы говорим?»

Однако, как утверждает Федоров, с 1997 по 2000 гг. «Итера» получила под гарантии «Газпрома» кредиты на общую сумму в $472,5 млн. «Это показывает, что фактически «Газпром» финансировал все «инвестиции» группы «Итера», - пишет Федоров в своем докладе «Итера»: Миф и реальность».

Вице-президент «Итеры» Владимир Мартыненко, заявил, что «Итера» расплатилась по своим долгам перед «Газпромом» и больше не нуждается в кредитах газового гиганта.

По словам Федорова, «Итера» получила все свои активы от «Газпрома», прямо или косвенно, в том числе акции четырех своих российских газовых дочерних предприятий : «Роспана» с 247 млрд кубометров резервов, «Сибнефтегаза» с 353 млрд, «Пургаза» с 399 млрд и «Таркосаленефтегаза» с 231 млрд.

Федоров и многие другие спрашивали, почему «Газпром» допустил сокращение своей доли этих ценных активов. В частности, по словам Федорова, 51% акций «Роспана» был продан «Итере» по номинальной стоимости, примерно за $286 млн, хотя в то время по оценке собственного департамента ценных бумаг «Газпрома» стоимость этой компании составляла $104 млн. У «Роспана» было очень много долгов, в основном, перед «Газпромом».

Еще один пример – «Таркосаленефтегаз», газовая компания, расположенная в Тюменской области. В 1994 г. 46% этого предприятия находились в собственности «Газпрома». Затем компания выпустила дополнительные акции, произведя серию транзакций, в процессе которых пакет «Газпрома» сократился до 24%, в то время как пакет «Итеры» к 1998 г. увеличился до 30%. После этого доля «Газпрома» снизилась до 8%. Судя по всему сократилась и доля «Итеры», в то время как другая компания, TNG Holding, в настоящее время владеет 48%.

По данным ФКЦБ, с марта 1994 по апрель текущего года состоялось пять эмиссий и разделений акций. Материалы комиссии свидетельствуют о том, что «Газпром» не воспользовался возможностью увеличить свою долю в «Таркосаленефтегазе», хотя в тот момент это обошлось бы газовому гиганту недорого. Однако при этом, по крайней мере в одном случае, «Газпром» купил дополнительный пакет акций по достаточно высокой цене.

В ноябре 1997 г. была произведена транзакция, после которой доля «Газпрома» сократилась с 46% до 27%, хотя для того, чтобы не допустить этого, «Газпрому» нужно было бы потратить всего $175 000. В феврале 1998 г. «Газпром» снова увеличил свой пакет акций до 40%, оплатив новые акции простыми векселями на сумму в $65,5 млн.

В августе 1998 г. доля «Газпрома» снова сократилась до 24%. По всей видимости в тот момент акции этого дочернего предприятия приобрела «Итера». В июне 1999 г. доля «Газпрома» стала еще меньше в результате очередной транзакции, хотя компании нужно было заплатить всего $1,3 млн для того, чтобы сохранить свой пакет.

В апреле текущего года после еще одной транзакции доля «Газпрома» снизилась до 8%, хотя для того, чтобы сохранить пакет, компании надо было бы выплатить лишь $6,6 млн.

Кроме того, согласно докуменам, в 1995 г. «Газпром» владел 45% акций «Сибнефтегаза», в собственности которого находится крупное месторождение Береговое, расположенное на северо-западе Сибири.

В 1997 и 1998 г. были произведены транзакции, в результате которых доля «Газпрома» уменьшилась до 21%. В настоящее время, под данным, представленным Мартыненко, «Итере» принадлежат 38% акций этой компании.

Федоров подчеркнул, что ни в чем не обвиняет «Итеру», а лишь задает «Газпрому» вопросы. «Мы видим, - сказал он, - как одна компания растет, а другая уменьшается».