Разгром

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Брянское время", origindate::10.04.2000

Разгром

По отмашке губернатора началась травля одного из лучших брянских предприятий, едва не приведшая его к гибели

В. Седых

Губернатор Юрий Лодкин и генеральный директор ЗАО "Брянсквтормет" Николай Руденок - антиподы давние. Ни для кого не секрет, что их пути разошлись в первую очередь по идеологическим соображениям. Тем не менее именно к Руденку обратился Лодкин после победы на выборах в конце 1996 года с просьбой помочь развеять миф о нем как о "красном" губернаторе. Николай Данилович протянутую руку воспринял с удовольствием: во-первых, он еще не вполне представлял, что такое Лодкин у власти, во-вторых, отвергать подобные предложения в условиях, когда экономика так зависима от власти, было бы глупо.

И поначалу партнерство складывалось, даже обещало принести вполне конкретные плоды - речь шла о строительстве в Брянске небольшого завода по производству металлопроката.

В то время "Брянсквтормет" выполнял два крупных контракта, которые сохранил еще со времен СССР. По этим контрактам до трех четвертей заготовленного и переработанного лома уходило Рыбницкому металлургическому комбинату и Жлобинскому металлургическому заводу. А как бы ЗАО выжило, если в области за поставляемый лом либо не рассчитывались, либо давали продукцию, которая была в несколько раз дороже приобретаемой на стороне?

Тем не менее конкуренты "Брянсквтормета", протоптавшие свои тропки во властные кабинеты, этот факт решили сделать главным орудием в борьбе с лидером на областном "металлическом" рынке: Руденок-де уводит сырье за пределы области. Этот местечковый патриотизм Руденок нейтрализовал предложением строить свой завод по производству металлопроката, который был бы самым дешевым в окрестных регионах. А заодно и лом оставался бы в области. Но конкуренты хотели иного: дайте, предлагали, нам, а не антипатриоту Руденку, волю - мы и сырье соберем, и брянские предприятия загрузим.

Губернатор Юрий Лодкин и генеральный директор ЗАО "Брянсквтормет" Николай Руденок - антиподы давние. Ни для кого не секрет, что их пути разошлись в первую очередь по идеологическим соображениям. Тем не менее именно к Руденку обратился Лодкин после победы на выборах в конце 1996 года с просьбой помочь развеять миф о нем как о "красном" губернаторе. Николай Данилович протянутую руку воспринял с удовольствием: во-первых, он еще не вполне представлял, что такое Лодкин у власти, во-вторых, отвергать подобные предложения в условиях, когда экономика так зависима от власти, было бы глупо.

И поначалу партнерство складывалось, даже обещало принести вполне конкретные плоды - речь шла о строительстве в Брянске небольшого завода по производству металлопроката.

В то время "Брянсквтормет" выполнял два крупных контракта, которые сохранил еще со времен СССР. По этим контрактам до трех четвертей заготовленного и переработанного лома уходило Рыбницкому металлургическому комбинату и Жлобинскому металлургическому заводу. А как бы ЗАО выжило, если в области за поставляемый лом либо не рассчитывались, либо давали продукцию, которая была в несколько раз дороже приобретаемой на стороне?

Тем не менее конкуренты "Брянсквтормета", протоптавшие свои тропки во властные кабинеты, этот факт решили сделать главным орудием в борьбе с лидером на областном "металлическом" рынке: Руденок-де уводит сырье за пределы области. Этот местечковый патриотизм Руденок нейтрализовал предложением строить свой завод по производству металлопроката, который был бы самым дешевым в окрестных регионах. А заодно и лом оставался бы в области. Но конкуренты хотели иного: дайте, предлагали, нам, а не антипатриоту Руденку, волю - мы и сырье соберем, и брянские предприятия загрузим.

Поначалу в этой жесткой подковерной схватке обладминистрация держала сторону "Брянсквтормета". Уже было получено губернаторское "добро", был создан отдел, где занимались разработкой бизнес-плана, вопросами проектирования, поиском инвесторов. Предполагалось, что для возведения объекта потребуется 200 миллионов долларов. Нашлись и инвесторы - итальянская, немецкая и японская фирмы, которые предоставляли кредиты на льготнейших условиях. 200 млн. долларов - это, между прочим, в сотни раз больше, чем перепало области за весь предшествующий этим событиям год.

Увы, пройдет совсем немного времени, и "Брянсквтормет" напрочь забудет о стройке, инвестициях, поведет отчаянную борьбу совсем на другом фронте - он начнет спасать себя самого.

Николай Руденок:
- Если бы наш конфликт с губернатором и его первым замом Оненко (кстати, в прошлом моим приятелем) был порожден только происками конкурентов... Губернатору и его окружению не нравилось, что про них писала газета "Добрый день", которую мы учредили. Но и во времена Барабанова, Семернева позиция газеты у многих вызывала изжогу. Я всегда считал, что газета не должна быть в кармане у власти, назначение прессы совсем иное, иначе к ней не будет доверия. Ну какое доверие к сегодняшнему "Брянскому рабочему", другим изданиям, которые напрямую учреждены властью либо ею контролируются?

Так что всем брянским губернаторам, обиженным на газету, я советовал обращаться в суд. Лодкин пообещал так и сделать, но потом предпочел иной путь. Он стал кое-что припоминать во время наших встреч...

В начале 1998 года налетел с вопросом: зачем я принял на работу несколько человек, с которыми у него были личные счеты? Я ответил, что как руководитель имею такое право, что времена согласования с обкомом партии прошли. После этого тяжелого разговора прямо в коридоре администрации меня встретили представители одной из конкурирующих фирм, связанных с криминалом, и прямым текстом предложили "сдать" им "Брянсквтормет" в обмен на работу "под ними". Нисколько не скрывали, что администрация ими "прихвачена". Я решительно ответил "нет". И тут же понял, что если эти люди так свободно разгуливают по администрации, то с нею нам окончательно не по пути. Вскоре я собрал пресс-конференцию, на которой сделал заявление о том, что эта власть не способна к конструктивной и созидательной деятельности.

Вскоре губернатор публично заявил, что у "Втормета" якобы не все чисто с выплатой налогов и пора там навести порядок. Помню, с какой паникой встретили сигнал о готовящейся атаке в налоговой инспекции Советского района Брянска - "Брянсквтормет" неизменно ходил в самых крупных и самых дисциплинированных налогоплательщиках, обеспечивающих инспекции очень неплохие показатели.

***

Атака началась в середине апреля 1998 года. В офис акционерного общества почти одновременно нагрянуло более полусотни проверяющих из самых различных контор. Многих поснимали с других участков и объектов. Все заявляли, что проверка "Втормета" - плановая. Правда, кое-кто всё же рассказал об истинных мотивах проверки, о содержании полусекретных инструкций. (Потом некоторые из них, не пожелав насиловать и предприятие, и свою совесть, отказались от своих "трудов" и даже уволились, доказав этим, что у каждого есть выбор).

Установка давалась одна: любыми путями подвердить, что ЗАО "Брянсквтормет" не платит налоги. Сегодня на "Втормете" вспоминают один почти анекдотической эпизод, когда к ним прибыл сотрудник инспекции труда, работавший до этого следователем УВД. Стал требовать отвезти его в Радицу-Крыловку. У него попросили план проверки. Да какой план, простодушно возмутился инспектор, мне вчера позвонили и сказали, что в Радице-Крыловке у вас участок, велели посмотреть на него с точки зрения трудового законодательства. Ему сказали, что в Радице-Крыловке не было и нет никакого вторметовского участка. Инспектор ушел и больше не показывался.

Николай Руденок: 
- Когда через пару месяцев налоговики нам представили два акта проверки "Брянсквтормета" и нашего дочернего СП "Брянскметалл", оставалось только ахнуть. Мы, оказывается, скрывали прибыль и недоплачивали налоги. Насчитали нам по "Втормету" около 6 с половиной миллионов и 4 с половиной - по СП.

Мы стали возражать: почему совершенно проигнорированы документы, которые мы в ходе проверки представляли? Параллельно с налоговиками на нас наседали многие, в том числе и экологи. Ведомство г-на Балясникова, выполняя заказ на расправу, приостанавливало деятельность предприятия. Мы вынуждены были отказаться от выгоднейшего контракта - ежеквартальной переработки 150 списанных тепловозов, пришлось сократить несколько сотен рабочих мест. Если в 1997 году заплатили около 6,5 миллиона рублей в казну и около 2,5 миллиона - во внебюджетные фонды, то в кошмарном 1998-м - в три раза меньше. Теперь считайте, сколько учителей, врачей, других кормящихся из бюджета могло получить вовремя зарплату. Но разве это заботило чиновников, затеявших погром?

***

В июне 1998 года по инициативе областной налоговой полиции было возбуждено уголовное дело. Последовали обыск всего здания "Втормета", изъятие документов, допросы, очные ставки. Руденку и ряду его подчиненных предъявлены обвинения. Через полтора года уголовное дело лопнет, но нельзя не назвать тех, чьими усилиями оно раздувалось. Эту работу делал старший следователь по особо важным делам УФСНП И. Хамлай, курировали начальник следственного отдела В. Шувалов, замначальника управления В. Дульский. Разумеется, не был в стороне от этого процесса начальник управления В. Карпиков. В одном из своих интервью он недавно сообщил, сколько его ведомство расследует уголовных дел. И ни слова о другом показателе: сколько из них доходит до суда и каков конечный результат...

Заказное дело против "Втормета", потянувшее на 14 увесистых томов, превратилось в гору макулатуры, которую венчал всего лишь один тоненький листок бумаги - написанное самим же И. Хамлаем постановление о прекращении уголовного дела за отсутствием состава преступления.

Но какие какие страсти предшествовали появлению этой формулировки! Следователь вначале предлагал руководству предприятия "компромисс": отгрузите четыре вагона в счет того, что якобы недоплачено, - и ставим точку. Но это подтверждало бы растиражированные властью обвинения! После отказа Хамлай, закусив удила, принялся за дело с удвоенной энергией.

В августе 1998 года последовал арест счетов ЗАО и СП, началась опись имущества. Предприятия оказались на грани гибели. Все эти действия сопровождались голословными обвинениями с самых высоких трибун. У "Втормета" для разблокирования счетов оставался единственный правовой путь - обратиться в арбитраж.

В результате 26-ти судебных заседаний, рассматривавших вначале ситуацию на дочернем предприятии "Брянсквтормета", судебная коллегия пришла к выводу, что никаких налогов оно не укрывало. По просьбе суда налоговики, среди которых особым усердием отличалась госпожа Воробьева, письменно признали несостоятельность своих позиций по большинству вопросов.

Еще один акт вторметовский драмы развернулся вокруг судебно-экономической экспертизы. Обвинянемые для объективности предлагали провести ее сотрудникам Брянского отделения судебных экспертиз. Хамлай настоял на том, что можно обойтись специалистами его ведомства. И вот двое из них - Рязанцев и Орешина (последняя, как выяснилось, не имела на тот момент такого права) берутся за дело. Они нашли сокрытые прибыли и, соответственно, недоплату налогов. Вслед за этой "находкой" и последовало предъявление обвинения Руденку и ряду сотрудниц предприятия.

Вначале их вызывал к себе Хамлай, напомнил, что у них несовершеннолетние дети, а это - основание для амнистии. Но нужно согласиться с постановлением о прекращении дела именно по амнистии. Не согласитесь - будут судить.

Николай Руденок:
- Я благодарен руководству Генеральной прокуратуры, областной прокуратуры и ФСНП России, где не поленились изучить первичные документы, вникнуть во все детали и отменить незаконно принятые следствием решения. Мы до этого никуда кроме арбитража не обращались. Ходили в налоговую полицию и просили Хамлая, Шувалова, Дульского, Карпикова только об одном - ознакомиться с документами. Бесполезно. Через арбитраж мы добились проведения независимой экспертизы специалистами Московской лаборатории судебных экспертиз Минюста России. Они не только опровергли выводы о недоплате нами налогов, но обнаружили, что мы в среднем ежегодно по полмиллиона переплачиваем в бюджет!

А вскоре арбитраж вынес еще одно решение - о признании недействительным и акта проверки ЗАО "Брянсквтормет"... Вы знаете, что отвечали судьям налоговые работники? "Мы ошиблись". За каждой такой ошибкой, замечу, громадные суммы.

***

С помощью прокуратуры удалось сломить сопротивление налоговых полицейских. Вначале Хамлай, чтобы сохранить лицо, вел речь о доследовании, потом попытался прекратить дело за недоказанностью. Но и эта формулировка была обжалована. Опять вмешались облпрокуратура, после чего 24 февраля Хамлай вынужден был вынести постановление о прекращении уголовного дела за отсутствием состава преступления. А перед полной реабилитацией первый замначальника Главного следственного управления ФСНП РФ А. Кикин прислал Руденку письмо, в котором сообщил, что "за допущенные в ходе расследования дела нарушения привлечены к дисциплинарной ответственности руководители следственного подразделения УФСНП РФ по Брянской области, в том числе и старший следователь по особо важным делам Хамлай И. И.".

С превеликим трудом "Брянсквтормет" восстановил количество рабочих мест до уровня последнего перед погромом 1997 года. До объемов же тех еще топать и топать. А следовательно - и до тех налоговых платежей.

Перед руководством "Втормета", перед работниками предприятия, надломленного свирепым административно-правовым произволом и только-только выползающим из ямы, никто даже и не подумал извиниться. Напротив, в начале марта чиновники, собравшиеся на "антикоррупционное совещание", услышали от губернатора, что "коррупционер Руденок не платит налоги"...